Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Финал национального чемпионата русский

«Минем Такташ»: история, рассказанная в бреду

Никто не знает даты его рождения, – он подделал документы; никто не знает от чего он умер, – справочники предлагают нам разные версии; никто не знает его достоверного жизненного пути, – его биография многократно перекраивалась историками. Доподлинно известно лишь то, что он был.

 

Край волшебных сказаний, напевов, легенд,
Где оставил народу светильник Дэрдменд,
Где сквозь шум городов ещё слышен курай,
На котором слагал свои сказки Тукай,
Где бунтарства, свободы и верности страж
В землю след свой впечатал великий Такташ
И где смерть победивший Наби Даули
Пел про светлые силы души и земли,
И Туфан – «елмая, ə күзе яшьле» –
Тихо грезит о милом домашнем тепле…
Всё плывут и плывут облака над тобой,
Край легенд и сказаний, что стал им судьбой.

 

Говорят, что татарская поэзия ХХ века стоит на трёх буквах «Т»: Тукай, Такташ, Туфан. С первой буквой всё вроде бы ясно – «в его поэзии живёт душа нашего народа», как сказал Минтимер Шарипович, а Шаймиев никогда не ошибается. Стихи второй буквы первый Президент Татарстана ещё школьником мог часами цитировать наизусть. А именем третьей не случайно названа малая планета, расположенная в двухсотпятидесяти миллионах километров от Земли: «его судьба – подвиг», отчеканил Шаймиев.

 

Настала пора с увековечиванием трёх букв и в музыкальной культуре.

Габдулла Тукай ещё в 2006 году стал героем оперы Резеды Ахияровой «Любовь поэта». Сперва предполагалось, что произведение это будет компактно, уместится в один акт, но либреттист Ренат Харис аж в шести картинах рассказал незатейливую историю отношений поэта и Зайтуны Мавлютовой. Поскольку герои встречались всего пять раз, поэтому первая картина – предыстория их любви. К тому ж к биографии поэта либреттист добавил несколько символических образов и пофилософствовал о смысле жизни, о таинствах чувств, об ответственности перед теми, кого впускаешь в своё сердце…

И вот в 2019 году наступает очередь второй буквы.

Но одноактная камерная опера в семи картинах о Хади Такташе – не байопик. Либреттист Рузаль Мухаметшин намеренно уходит от биографии поэта, назвав своё произведение в лучших традициях эссеистов «Мой Такташ». Мой. Понимаете? Не чей-нибудь ещё. И не реальный. А мой. Тот самый, что живёт только в моём мире грёз и любви.

– Это самый любимый мой поэт, – говорит он. – Я восхищался его произведениями с детства. Да и до сих пор читаю и перечитываю. И пытаюсь понять его мир. История, рассказанная в опере, – фантасмагория: умирающий поэт встречается с самим собой молодым и пытается понять смысл своей жизни.

Этот предсмертный бред и становится основой для очередной легенды о Хади Такташе. Отказываясь раскрывать все переплетения сюжета, автор бесконечное число раз повторяет, что такого Такташа мир ещё не знал.

Но у композитора Ильяса Камала свой Такташ.

– Я, конечно, старался приблизиться к мысли Рузаля, передать его замысел, – отстаивает он своё право на интерпретацию, – но моя музыка – это не только внутренний мир Такташа, но и отражение времени, в котором жил и творил поэт, и всех противоречий эпохи.

А отражать есть что: перелом эпох, на котором посчастливилось жить и творить Хади Такташу, – всегда столкновение мнений, поиск «правды жизни», многозначность любого факта и вечная незавершённость спора. Думается, что уже одним этим предлагаемый материал оперы может привлечь мыслящую аудиторию. «Мой» Такташ и «моя» эпоха перемен есть у каждого из нас. Для кого-то Такташ – попутчик советской власти, для кого-то советская власть – попутчик человеколюбца Такташа.

Удачна и выбранная авторами форма – одноактная фантасмагоричная опера как проникновение в психологию человека, способ осознания того, что, по формуле академика Владислава Лекторского, «мозг находится в мире, а мир находится в мозгу». Мы живём в том, что ощутили, поняли и приняли. Мы те, кем сами себя считаем. Мы всего лишь сумма своих поступков, которые, в свою очередь, отражение наших мыслей.

И в этом смысле «Минем Такташ» и не Такташ вовсе, а то, что мы хотим считать Такташем. Это зеркало, отражающее нас самих. Это история, рассказанная в бреду. Это галлюцинации, осознанные нами как реалии.

– Материал действительно очень непростой, требующий качественной проработки, – вздыхает руководитель «KazanOperaLab», реализующей этот оперный проект, Данияр Соколов, – мы должны учесть все нюансы, взвесить все «за» и «против» прежде, чем назовём дату премьеры. Думаю, что к зрителю с «Минем Такташ» выйдем в конце апреля или даже в начале мая.

А я слушаю и думаю: впереди ведь ещё есть и третья буква «Т». Когда придёт черёд Хасана Туфана? И кто решится сказать своё музыкальное слово о нём?

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
  • Цитаты из журнала
  • Финансовая культура
  • Молодые актеры в образах юбиляров сезона
  • КаЛИТка и Идель
  • СМИ
  • Театр
  • Цитатник