Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Переход на цифровое ТВ

Премьера «Живы ли вы?!.». Ожидания и реальность

Я не буду играть в отстраненность, свойственную формату рецензии. Это мой дружеский отзыв о продукте коллег по цеху, с которыми я знакома практически всю жизнь. С драматургом Мансуром Гилязовым по воле случая мы стали соавторами, сначала работая над сценарием фильма «Дилемма» (первый вариант сценария был предложен именно им) году в 2006-м, а затем, работая в проекте «Орлы» году в 2010-м, где Мансур создал великолепные типажи, в которых я сразу влюбилась. Моя работа над сценарием заключалась больше в создании конструкции и «разминке» сюжета, адаптации материала к съемкам. Сейчас мы с Гилязовым и компанией других татарских драматургов работаем над созданием общего продукта, встречаемся часто и действительно продуктивно работаем. Мы лояльно относимся к творческим недостаткам и прекрасно осознаем достоинства друг друга.

А с Фаридом Бикчантаевым мы знакомы всю (мою!) жизнь. С ним у меня тоже была совместная работа на следующий год по окончании ВГИКа – мы делали радиосериал на татарском языке «Тормыш юллары». С камаловскими актерами. И, разумеется, я с детства смотрю все постановки Фарида. Некоторые из них бережно храню в памяти на полочке «Шедевры». 

АНОНСЫ СПЕКТАКЛЯ
19 – 21 апреля в Татарском государственном академическом театре имени Г. Камала – премьерные показы. Пьеса драматурга Мансура Гилязова вышла на сцену этого театра после десятилетнего перерыва. Как напоминает сайт театра, его тандем с режиссером Фаридом Бикчантаевым сложился еще при постановке дипломного спектакля «Бичура», тридцать лет назад. Дальше были «Казанские парни» и спектакль-продолжение. Гилязовская инсценировка (в соавторстве с Ризваном Хамидом) произведения Гаяза Исхаки «Кукольная свадьба» вышла в свет в 2009 году. 

Изначально пьеса «Исәнмесез!?.» («Живы ли вы!?.») была киносценарием. Он был существенно переработан с учетом запросов сцены. Как рассказали мне в театре, текст изначально представлял собой последовательность коротких «киношных» сцен, которые постановщик спектакля Фарид Бикчантаев в сотрудничестве с автором собирал в единые большие куски, приемлемые для сценического воплощения. Как признавался драматург, работать и перелопачивать пришлось много, переделки текста шли по ходу репетиций.

Сценическое произведение носит название «Исәнмесез!?.» («Живы ли вы!?.»). Автор заложил в это традиционное татарское приветствие особый смысл. Ранее, когда шли репетиции к спектаклю, Мансур Гилязов рассказал журналу «Идель» о новой пьесе. По его словам, после завоевания Казани многие татары были вынуждены покинуть свои дома, чтобы спасти свою жизнь и веру, народ разбросало по разным сторонам света. И потребовалось много десятилетий, чтобы семьи и родственники смогли воссоединиться. «Ни у одного тюркского народа нет такого приветствия – “Исәнмесез”. Только у татар оно есть. Потому что наши предки, встречаясь после долгой разлуки и неведения, искренне удивлялись и спрашивали: “Живы ли вы?”. Это стало устойчивым выражением и превратилось в приветствие», – пояснил он.

После такого заявления захотелось тайком пробраться на репетицию и увидеть все своими глазами. Но я себя остановила и дождалась пресс-показа.

«В основе истории жизнь двух поколений простой татарской семьи – трех братьев и двух сестер и их детей, с годами утративших чувство общности. Сумеют ли герои вновь стать родными людьми? Конечно, это не просто история семьи, а срез состояния общества, нации. В спектакле заняты ведущие мастера сцены нескольких поколений», – гласит афиша театрального сайта. По традиции, накануне премьеры постановку представили журналистам. Посмотреть предпремьерный показ пришли также студенты-театралы, а также артисты татарских театров. 

Моё личное восприятие спектакля легло уже на подготовленную почву, были некие ожидания, основанные на анонсах самого автора пьесы, артистов, занятых в спектакле, пиар-службы театра, а также коллег. Популярный казанский фотохудожник Рамиль Гали после фотосъемок одной из репетиций спектакля поделился своим восторгом: «Это просто бомба! Очень сильный будет спектакль. Он очень символично передает нынешнее состояние татарского народа, его разобщенность. Сабантуевский столб – фаллический символ – олицетворяет собой прежнее могущество татарского народа, который в этой истории превращается в огарок», – пояснил коллега, мнение которого мне всегда интересно. Рамиль Гали – настоящий художник, который умеет увидеть глубочайший смысл там, где никто не замечает.

Понятно, что Фарид Бикчантаев – неизменный знак качества постановки, поэтому фантазия уже рисовала неожиданные режиссерские решения, блестящую актерскую игру и необычную и мастерски выполненную сценографию. 

СПЕКТАКЛЬ
Родственники собираются в родительском доме в деревне для празднования Сабантуя. Накрывается стол, жарятся шашлыки, устанавливается сабантуевский столб. Каждое действие оговаривается: предки делали так, а мы вот эдак, по-современному. По-современному столб устанавливают с помощью крана (предки – вручную), по-современному женщины и мужчины рода выпивают тайком друг от друга (предки соблюдали каноны Ислама), по-современному «гаджетная» молодежь превращается в пассивную массу «помогашек» (предки были активнее). 

Современность сделала из Сабантуя формальность, абстрактный музейный экспонат. Возможно, поэтому основные деревенские объекты «упакованы» художником-постановщиком спектакля Сергеем Скомороховым в пластиковые витрины – памятный для персонажей стог сена, в котором почти у всех начинались и продолжались семейные обязанности (в доме людей полно – неудобно), деревянные ограждения, макет нового роскошного особняка главного героя. Во второй половине спектакля сам сабантуевский столб, а точнее то, что от него осталось после удара молнии, также оказывается в витрине.

Подиумом для сценического действия стала имитация бетонных плит, характерных для любого современного деревенского пейзажа и самого распространенного строительного материала в Советском союзе, из которого современная татарская деревня так и не выбралась до конца. 

Говорящие имена и фамилии – любимый прием Мансура Гилязова. Род носит фамилию Исламовы, а главный герой – Тамерлан (имеет тюркское происхождение, является родственным имени Тимур – «железо»), а его оппонент, который потом становится спасаемым объектом , – Мөслим («Мусульманин»). Постоянно поддатый и при этом блестящий хирург с дурным характером и добрым сердцем Тамерлан  (Ильдар Хайруллин) сначала травит за темное прошлое и несоответствие роду Исламовых свояка Муслима (Фанис Сафин), но узнав, что тот болен онкологией и скоро умрет, принимается его спасать – сначала пытаясь собрать у родственников деньги на операцию в Германии, а затем – продав свой особняк почти за бесценок. Резкая перемена от озлобленности до милосердия в герое происходит после драки. Ночью в деревне появляются люди, которые почему-то хотят спилить столб Сабантуя (зачем им это было нужно, я так и не поняла. Вероятно, чтобы «двинуть» сюжет по своеволию драматурга). Тамерлан, оказавшийся там неподалеку, пытается защитить реликвию, его избивают до потери сознания (драку ставил Рустем Фатхуллин), а потом уходят. 

Характеры членов семьи Исламовых проявляются в момент, когда Тамерлан приходит к ним просить деньги на лечение Муслима. У сестры Нурии (Венера Шакирова) больной диабетом муж Харис (Рамиль Вазиев), брутальный внешне брат Фанис (Асхат Хисматов) находится под каблуком у оборотистой жены Анисы (Фирая Акберова), добродушный и симпатичный младший брат Самат (Минвали Габдуллин) – и вовсе бездушная сволочь, отказал брату в крове и куске хлеба. Его жена Сария (Миляуша Шайхутдинова) подкармливает родственника, но поперек мужа не встает. Рамиль Вазиев в возрастных ролях неожиданно великолепен, пусть даже здесь он напоминает своих персонажей из предыдущих спектаклей, Минвали Габдуллин обаятелен и по-звериному органичен, комичная сцена Фираи Акберовой и Миляуши Шайхутдиновой вызвала первые смешки и потепление зрительного зала. Ханифа, жена Муслима (Рушания Юкачева), защищая мужа перед братом, вызывает сочувствие. При этом актриса, которая на десяток лет старше партнера, смотрелась в этой роли вполне органично. Вся эта галерея была ожидаемо сочной, запоминающейся.

Тамерлан, в общем, и сам запутался в семейных делах – у него жена Фарида (Рузия Мотыгуллина) и любовница Рауза (Алсу Гайнуллина), и все про это знают. На момент Сабантуя он лишился работы и сбежал из «психушки». 

Все внутренние «скелеты» обыгрываются в пьесе без особой изобретательности, просто и прямо. Понятно, что жену прорвет на обличающий и признательный монолог в момент продажи особняка - дома мечты, понятно, что никто из добрых родственников не поможет герою, а в конце у всех проснется совесть. Понятно, что Муслиму сделают операцию, но он все равно умрет, и это заставит зрителей в зале плакать.

На мой взгляд, неожиданными и интересными получились в спектакле образы молодых людей. Радость узнавания у меня вызвали дочки Нурии – безликие длинненькие девочки, которые покорно делают все, что велят, и из дома не выходят. Позабавил тандем высокого Раиля Шамсуарова (роль Тимура, племянника Тамерлана) и миниатюрной Гузель Гюльвердиевой (роль Эвелины, невесты Тимура), их циничные и простые взаимоотношения, продолжение ими семейных традиций в стоге сена. 

Образ Раймонды (Алина Мударисова), девочки, у которой есть только старый дед и которая очень хочет родить от кого-нибудь из рода Исламовых, стоит особняком в галерее «социальных» типажей. Героиня носит имя германского происхождения, означающее «Защитница разумного». Эту девочку автор наделил мистицизмом, ясновидением. Дервиш, транслирующий коллективное бессознательное – персонаж, характерный для татарской кинодраматургии нулевых. Об этом писала лет десять назад Галина Зайнуллина в журнале «Идель». Правда, смутил тот факт, что юродивая – единственный положительный и симпатичный женский персонаж в спектакле. 

Вообще, о женских персонажах в современной татарской драматургии можно много интересного рассказать и любопытные закономерности проследить. Им редко достаются главные и определяющие роли, а если и достаются, то обязательно с функцией стервы -злодейки или безмозглой курицы. Спасибо, мужики! 

Характерно, что в конце спектакля, по восстановленному вручную столбу  Сабантуя взбираются все мужчины рода Исламовых и попадают «на небеса», где испытывают блаженство от созерцания прошлого (нет, не далекого, всего лишь детства). А женщины остаются стоять на заднем плане в темноте. Пусть, дескать, место свое знают. Еще раз спасибо, мужики!

ОЖИДАНИЯ И РЕАЛЬНОСТЬ
В детстве, играя в мяч во дворе, после неудачного броска я услышала насмешливое: «Размах на рубль, удар на копейку». После просмотра спектакля «Исәнмесез?!.» у меня возникли те же ассоциации. По теме и замесу – размах был серьезный и многообещающий. По воплощению оказалось сильно проще. 

Отвечая на вопрос, как можно было идею воплотить, чтобы замысел автора «выстрелил» в «десятку», начала фантазировать. Наверное, персонажи ходили бы не по бетонным советским плитам, а по древнему наследию предков, которое они просто не замечают. Наверное, на интересной музыкальной вставке с отсылкой на «корневое» татарское – голос Ильхама Шакирова – я бы нанизала больше элементов действия, попросила бы композитора Эльмира Низамова создать композицию, в которой тенгрианство, первый азан, звуки мечей были бы декорированы современными ритмами. 

Наверное, эпизод с предпраздничной суетой и сбором родственников за столом я бы сильно сократила и упростила. Наверное, постаралась бы не превращать в пантомиму момент появления Тамерлана в кругу родственников. Вспомнилось, как на мим-фестивалях в Казани игрались целые спектакли и даже драмы. Наверное, поджала бы оперные жесты и отменила бы крики в трагическом монологе жены героя, прибрала бы манеру «напевания» реплик любовницей героя. Очевидно, роль Тамерлана написана для другого актера, хотя Ильдар Хайруллин как опытный мастер сделал для своего персонажа максимум в рамках своей психофизики. Как-то слышала, что некоторые прекрасные пьесы не ставятся в театрах из-за отсутствия подходящих актеров в труппе. Такое случается часто. Полагаю, это был тот самый случай, и режиссер-постановщик нашел оптимальный вариант.

Вспоминаю одну из постановок «Голубой шали» Марселя Салимжанова. На роль Майсары тогда была приглашена тогда еще совсем молодая вокалистка Венера Ганеева – хрупкая, худенькая девушка с большими глазами и накладными ресницами (несвойственный грим для камаловских актрис тех лет). И это было эффектное решение. Возможно, здесь стоило поступить так же.

 

ПОСЛЕВКУСИЯ
После просмотра, вернувшись домой, я поинтересовалась впечатлениями своих коллег. Спектакль, что называется, «зашел», вызвал сочувствие и сострадание. Я с некоторых пор своему зрительскому восприятию не сильно доверяю – испорчена театральным воспитанием и киношным образованием, да еще профессиональная журналистская деформация дает о себе знать. А потому на абсолютную объективность и не претендую. Отзывы читаю в интернете самые восторженные, зритель увидел в постановке свою юность, своих родственников – точное попадание в типажи. Считываются и символы, что тоже, безусловно, победа. 

Поэтому любимых коллег хочется просто поздравить с победой и пожелать спектаклю зрительского успеха и сценического долголетия!

 

фотографии Рамиля Гали, ИА "Татар-информ"

Реклама
Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Творидобро
  • Подпишись им выиграй!
  • Жилье
  • Куда звонить
  • мойтатарстан
  • инфографика стройтельство
  • .
  • Татарстна
  • иду на чемпионат
  • инфографика