Реклама
Новости/Эксклюзив
  • Бузову –можно! В Министерстве по делам молодёжи Татарстана прокомментировали ситуацию, связанную с запретом на дискотеках в детских лагерях песен определенных групп и исполнителей.
    18
    0
    0
  • Любопытная Варвара В Казани собака, увлекшись прогулкой, залезла в пространство между двумя гаражами. И застряла.
    16
    0
    0
  • На Набережной - "Страшные игры молодых" 19 июля на набережной озера Кабан состоится показ сразу двух небольших фильмов от «Татфильма».
    34
    0
    1
  • Как использовать аэрогель при колонизации Марса? В новой статье в Nature Astronomy исследователи предполагают, что материал, называемый аэрогелем, может однажды помочь людям построить теплицы и другие места обитания в средних широтах Марса.
    33
    0
    0
Видео
  • Финал национального чемпионата русский

Кино: мусульманское vs татарское

В первой половине ХХ века татарское киноискусство существовало в зачаточном состоянии и не играло большой роли в культурной жизни. Как во всех национальных республиках, с первых советских лет более значимым являлось театральное искусство. Именно театр являлся в ТАССР хранителем языка и духовных ценностей народа. Потому все представительские функции в национальной культуре  принадлежали главным образом театральному искусству, а его лидеры являлись неотъемлемой частью национальной элиты. Такое положение вещей в начале ХХI века изменилось благодаря Казанскому международному кинофестивалю мусульманского кино.

 

В заколдованном круге

Первые робкие ростки татарстанского кино пробились в десятилетия «развитого социализма». В 1960 году республиканское телевидение выдало на-гора художественный фильм режиссера Ивана Прошкуратова «Хочу верить» (о татарских разведчиках в годы Великой Отечественной войны). В 1970-е годы  на базе союзных киностудий снимались художественные фильмы с участием татарских актеров и литераторов: «Моабитская тетрадь» на Ленфильме (1968) – о Мусе Джалиле; «Клад» (1975, по мотивам одноименного произведения Гарифа Ахунова) на Свердловской киностудии – о нефтяниках ТАССР. В том же, 75-м, режиссер Виктор Беспалов снял игровую тридцатиминутку «Краски сабантуя». В 1981 году на киностудии им. М. Горького вышла полнометражная мелодрама «Ришад – внук Зифы». Татарская тематика пробилась на общесоюзный уровень благодаря автору сценария – литератору Розе Хуснутдиновой. 

Почему же в период от «оттепели» до Перестройки не удалось организовать съемки игрового кино силами татарстанских кинематографистов? Писатель и драматург Рабит Батулла причину видит в недальновидности партийного руководства тех лет. Он вспоминает: «Местные писатели, художники, актеры, драматурги неоднократно ставили вопрос о создании в Казани киностудии  художественных фильмов перед первыми секретарями обкома КПСС Табеевым, Усмановым и Идиатуллиным, ответ был всегда один: “Нет сценариев! Будет сценарий – будет и фильм!” В 1968 году, чтобы дать отпор демагогии, я стал собирать легенды, документы с древнейших времен татарского народа и написал сценарий на их основе, отнес заведующему отделом культуры при обкоме КПСС Мусину. Результат был нулевой, он отделался демагогий: мол, чтобы снять это, нет киностудии художественных фильмов». По заколдованному кругу: нет сценария – нет фильма, есть сценарий – нет студии, – по мнению Батуллы, ходили в те годы энтузиасты, желающие создавать кино.

 

Обещанного одиннадцать лет ждут

В перестроечные годы, на волне демократических преобразований, вопрос о создании национального кинематографа в Татарстане был одним из самых актуальных. Не случайно идея создания первого национального игрового фильма родилась в 1992 году во время проведения I Всемирного конгресса татар. Однако из нескольких вариантов был взят за основу самый утопический: высокобюджетный суперколосс – историческоий блокбастер «Теплые ветры древних булгар», охватывающий промежуток в 700 лет: с первой половины первого тысячелетия нашей эры, времени Атиллы, до принятия ислама булгарами. На роль отца-основателя национального кинематографа был выбран, казалось бы, опытный режиссер Булат Мансуров. Однако конечного результата  пришлось ждать… одиннадцать лет. Сметная стоимость кинофильма возросла до 28 миллиардов рублей. Таким образом, история с «Теплыми ветрами…» подорвала доверие к деятелям кино и надолго отбила у татарстанского руководства охоту вкладывать финансы в развитие этой сферы. Приобретением являлось лишь основание традиции: активно использовать актеров театров республики, не только татарских, в региональных кинопроектах. А процесс развития пошел самотеком, на энтузиазме непрофессионалов и немногочисленных знатоков кинопроизводства, стимулируемых появлением  Казанского международного кинофестиваля мусульманского кино. Как это ни парадоксально, игровое кино в Татарстане зародилось прежде, чем для этого были созданы сколько-нибудь приемлемые условия.

 

Отсутствие опыта – мать ошибок трудных

Первый  КМФМК прошел в Казани в 2005 году. В состав учредителей фестиваля вошли Совет муфтиев России, Министерство культуры РТ, Российский фонд культуры, телевидеокомпания «Исламский мир», Исламский культурный центр России, Конфедерация союзов кинематографистов СНГ и Балтии. Целью мероприятия стал показ творческих достижений мусульманских кинематографистов, создание объективного представления в российском и мировом сообществе о мусульманах, а также популяризация духовно-нравственных и культурных традиций ислама. В кинофестивале предполагалось участие и представителей других конфессий, создавших фильмы, в которых отражаются культура, история и миротворческие идеи исламского вероучения.

На I КМФМК достижения татарстанских кинематографистов  смотрелись довольно скромно, в том числе и в сравнении с работами коллег из Башкортостана. В Казани осталась одна-единственная статуэтка «Золотой Минбар» – приз за лучшую мужскую роль. Так высоко жюри оценило участие казанского театрального режиссера Фарида Бикчантаева в полнометражной ленте «Куктау». Фильм Рамиля Тухватуллина «Зулейха» был показан вне конкурса.    

II Казанский кинофестиваль (2006) проходил под девизом «Веротерпимость и политкорректность»; его выбор  был обусловлен прогремевшим на весь мир «карикатурным скандалом» и ростом исламофобии в мире. КМФМК получился очень политизированным, в фокусе зрительского внимания оказались антиамериканские и антиизраильские ленты. А достижения татарстанских кинематографистов смотрелись еще скромнее, чем год назад. Премьера долгожданной  «Саги о Волжской Булгарии», одного из  фильмов  эпопеи «Теплые ветры Древних Булгар», в конкурсной программе была провальной. Поразили безыскусность киноязыка, кустарность костюмов и декораций, театральный наигрыш  артистов. В свое оправдание Мансуров говорил, что намеренно отказался от компьютерных эффектов, потому что для него главным была творческая индивидуальность татарских актеров: их глаза, интонации, жесты – и, как всегда, жаловался на скудость бюджета фильма.       

В рамках конкурса демонстрировался также мультипликационный фильм по стихам Мусы Джалиля, сделанный на студии «Рамай» (сценарий Ровель Кашапов, художник С. Бахтин, продюсер Рамиль Тухватуллин).

В 2007 году КМФМК обрел постоянную прописку и постоянный девиз «К диалогу культур через культуру диалога». На  нем татарстанские кинематографисты удивили забавным трендом. Все игровые фильмы, вошедшие в конкурсную программу: полнометражная «Дилемма» (режиссер Рамиль Тухватуллин, сценарист Айсылу Хафизова, оператор Эмир Золондинов; фонд развития киноискусства «Татарстан-синема»); короткометражки «121» (режиссер и автор сценария Салават Юзеев, оператор Андрей Кузьмин, студия «Инновация»), «Бабай» (режиссер Альберт Шакиров, сценарист Мансур Гилязов, ГУ «Татаркино») и внеконкурсный «Кунак» (режиссер  Раиль Садриев, студия «Ният»), – освещали тему посмертного перевоплощения и загробной жизни. «Отражает ли избранная тематика некие глубинные настроения или является всего лишь сиюминутным трендом?» – задавались вопросом зрители и журналисты. Все конкурсные ленты «по-восточному тонко» получили призы не от жюри: «Дилемма» – приз зрительских симпатий, «Бабай» – от организации «Тюрксой» за отражение культуры и традиций народов тюркского мира, «121» – от Всемирного конгресса татар за лучшее раскрытие темы Габдуллы Тукая.

Напомним, «Дилемма» рассказывает о современной казанской девушке Индире, которая страдает акрофобией – страхом высоты. Этот страх парадоксально связан с историей татарского народа, и акрофобия в фильме приобретала сакральный смысл – это страх высоты народа, некогда свергнутого с пьедестала величия. В «Дилемме» Тухватуллин пытался синтезировать эпичность, масскультурную  развлекательность и… семейственность. Главные роли исполняли сам режиссер, его жена и дочь.

Короткометражный игровой фильм «Бабай» являлся дипломной работой выпускника режиссерского факультета (вскоре ушедшего из жизни). Речь в ней  шла о посторонних друг другу людях Гайнулле-бабае и  Вафе Сафовиче (Равиль Шарафиев), похожих, как две капли воды. «У каждого человека есть двойник, а то и несколько» – эта фраза Джалаладдина Руми завершала короткометражку. В дипломной работе Шакиров ставил перед собой задачу: «Показать пример, как в условиях Казани можно снять приличную картину». Однако в процессе работы понятие «приличный» подменилось понятием «гламурный» (видимо, из-за подсознательного учета вкусов массового татарского зрителя):  рейсовый автобус, курсирующий меж городом и деревней, выглядел как интуристский, отделение больницы, в которой лежали  двойники, – как vip-палата.

В фильме «Кунак», отснятом за десять дней на деньги концерна «Татспиртпром», час экранного времени  герои  фильма пили водку и разговаривали о страхе смерти. Непрофессиональная халтура была прикрыта национал-патриотической риторикой: «Государство не хочет финансировать татарские фильмы. А татары как нация исчезнут, если у них не появится собственное кино».

Таким образом, на III КМФМК «121» был заслуженно признан единственно интересным татарстанским фильмом.

 

Литературная основа – двигатель прогресса

Однако уже в следующем году, на IV кинофестивале, краснеть не пришлось – настолько хорош был первый профессиональный полнометражный игровой фильм  «Трехногая кобыла» (автор сценария Айдар Халим, режиссер Нурания Замалеева, продюсер Ильхам Сафиуллин, режиссер монтажа Влад Петров, оператор Эдуард Ситдиков). В фильме был задействован неплохой актерский состав: Зульфия Валеева, Асгар Шакиров, Ринат Тазетдинов, Олег Фазылзянов, Флера Хамитова, Ильдус Ахметзянов, Халиль Махмутов и другие. 

 Фильм повествовал о событиях 1948 года. Деревенский мальчик Кабир вместе с хромой кобылой по прозвищу Бамбук отправился в трудное путешествие. Ему нужно было добраться до родной деревни, чтобы спасти от тюрьмы свою маму – вдову фронтовика Санию. Ее обвиняли в страшном преступлении – нанесении ущерба советской собственности. В пути  мальчика ждало много испытаний и удивительных встреч. «Эта драма о судьбе народа, который, потеряв опору, стал похож на хромую, изуродованную диким зверем лошадь, –  утверждали создатели фильма, – кобылу на трех ногах, которая все же шла вперед, ведомая рукой ребенка, рукой великой любви».

Нурания Замалеева за годы работы над телесериалами на  телеканале «Татарстан – Новый Век» накопила большой опыт работы с актерами татарских драмтеатров. Впервые в ее фильме они почувствовали разницу между существованием в кадре и на театральной сцене. Особо органичны были исполнители главных ролей – Ильназ Халиуллин, школьник из Высокогорского района, и Зульфия Валеева, для которой роль Сании стала данью памяти бабушке, пережившей раскулачивание. Весомым был вклад в победу в номинации «Лучшая операторская работа» Влада Петрова,  его заслуга – экспрессия внутрикадрового и межкадрового монтажа картины.    

 На внеконкурсном показе IV МФМК в качестве режиссера и автора сценария игрового фильма «Школьные подруги» («Нагима») дебютировала Наргиз Нур. Это был международный студенческий проект с участием студентов Балтийской школы кино и медиа.  Исполнителями главных ролей стали казанские театральные актрисы – безвременно ушедшая Айгуль Ахметова, Олеся Лядова – и журналист Искандер Сиражи. Однако мультикультурный подход не дал должного результата. От полного провала «Школьных подруг» спасло то, что отснятый материал ушел на монтажный стол к режиссеру Арво Ихо.

На V КМФМК в конкурсную программу был включен один татарстанский игровой фильм – лирическая трагикомедия «Орлы» (режиссер Рамиль Тухватуллин, авторы сценария Мансур Гилязов, Айсылу Хафизова, оператор Сергей Литовец). В  ленте, сюжетом напоминающей комедию Рязанова «Старики-разбойники», рассказывалось о дружбе трех пенсионеров и их яростном желании жить, как в молодости, наполненной жизнью. Роли «орлов» исполняли народные артисты Театра Камала Ринат Тазетдинов, Азгар Шакиров, Равиль Шарафеев; были задействованы, тогда еще совсем юные, актеры ТГАТ: Раиль Шамсуаров, Ильнур Закиров, – также Минвали Габдуллин.   

В «Орлах» Тухватуллин  вновь прибег к «диффузии всего» –  задумал фильм отчасти комедией, немного философским.  Вдобавок предполагалось, что лента обогатится элементами поэтического кино; по мысли Гилязова, трехслойное оперение орлов, крепкое, как бронежилет, должно было стать метафорой крепости духа старого поколения. Однако картина получилась «многоговорящей»: основная смысловая нагрузка ложилась на слово, подкрепленное средствами неуместной театральной выразительности. Тем не менее актерский ансамбль картины «Орлы» стал победителем в номинации «За лучшую мужскую роль в игровом кино».  

Вне конкурса на V Казанском фестивале демонстрировался короткометражный фильм Салавата Юзееева «Фарида», снятый режиссером по мотивам своего рассказа «Клавка» (студия «Инновация», оператор Рафик Галеев, художник-постановщик Ильгизар Хасанов, композитор Радик Салимов). Незатейливая история о женщине, которая хочет замуж, была задумана принципиально непохожей на артхаусный «121». В «Фариде» Юзеев совместил типажный принцип в подборе исполнителей с использованием театральных актеров: Лилия Сергеева и Артем Тюрин образовали органичный ансамбль с Радиком Бариевым и Алсу Каюмовой.

Знаковость фильма являлась всеохватывающей благодаря отбору    значащих форм, на всех уровнях: цветовом, звуковом, жестовом. Причем не было искусственного насаждения кинометафор, все элементы естественно прорастали  смысловой образностью. Одиночество Фариды – незамужней женщины, – передавалось разреженностью и стерильностью среды: будь то хайтековский офис, минималистски обустроенное жилище героини или лапидарный дизайн, в стиле 1920-х годов, клуба «Маяковский». Музыка же, наоборот, восполняла экзистенциальную пустоту существования «офисного планктона».  

 На VI КМФМК татарстанское кино ждал триумф – Гран-при был удостоен фильм «Бибинур», снятый профессиональным режиссером Юрием Фетингом (сценарист Мансур Гилязов, студия «Сабантуй»). Успех, несомненно, обеспечила добротность литературной основы – повесть Аяза Гилязова «В пятницу вечером», которую Гилязов в сценарии осовременил. Другой составляющей успеха стал кастинг. Ассистент по работе с актерами Лейсан Файзуллина проделала огромную работу по перелопачиванию всего Татарстана; просматривались не только артисты театров, но и участники самодеятельности, люди с улицы. Также в фильме были заняты жители деревни Алгаево, где проходили съемки. Например, азан, призыв к молитве, в фильме звучал из уст старика, который всю жизнь подвизался в мамадышской мечети. Непрофессиональные актеры дали поток жизни и правды, а у театральных Фетинг беспощадно искоренял штампы. Например, от исполнительницы роли Бибинур Фирдаус Ахтямовой требовал, чтобы она «перестала быть актрисой, а стала личностью, говорила о себе». Высокого уровня удалось достичь также благодаря выбору оператора интеллектуального толка – Максима Дроздова. Его камера превратила кинопленку в дышащую метаморфозами материю; например, в одном из кадров горизонт оборачивался догорающей спичкой, которую бросил на землю муж главной героини, уезжающий на фронт.  

Украшением VI КМФМК стала премьера короткометражного фильма Ильдара Ягафарова «Брелок» (оператор Эмир Золотдинов, композитор Радик Салимов, художник-постановщик Ильгизар Хасанов; авторы сценария Ягафаров, Лейла Хасанова; студия «Я-Production»). «Брелок» задумывался как фильм-воспоминание –переживание взрослым сыном эпизодов детства и взаимоотношений с отцом; был снят на видео, без бюджета и доведен на постпродакшн до приемлемого уровня.

В  короткометражке  в полной мере использовался типажный принцип, играла лишь одна театральная актриса – Гузель Шакирзянова. Художник Хасанов убедительно реконструировал Казань семидесятых годов, что органично соединилось с  особенностями творческого подхода Ягафарова. Режиссер отвергает наносное и модное в стремлении рассказать простую историю обычного человека эмоционально и честно; добротность его стиля сродни соцреализму советского кино.

 

«Много в жизни смешных потерь»

Первым  в истории Казанского кинофестиваля, не содержавшим в конкурсе ни одной игровой ленты, стал VII КМФМК. Республику представлял лишь документальный фильм Николая Морозова «Вдохновленный Тукаем». На VIII КМФМК достижения татарстанских кинематографистов вновь смотрелись скромно, запомнившись забавным призом от официального спонсора фестиваля – сети салонов красоты: Ильдар Ягафаров, автор концепции татарского сентиментального неореализма, за игровую короткометражку «Потеря» получил сертификат на совершение косметических процедур. Главная идея «Потери» – преодоление эгоизма и индивидуализма во имя целостности, семейной, родственной. Для этого, по мысли Ягафарова, татары должны принимать себя такими, какие они есть: «Мы разные, но мы родные». Фильм снимался в Пермском крае, выказывая тем самым досаду на отсутствие фактурных картин природы на родине, в отличие от соседнего Башкортостана.   

Создатели фильма «Команда» – об истории возникновения и сегодняшнем дне футбольной команды «Рубин» – получили приз от детской республиканской газеты. Однако «Команду» затмил гость    кинофестиваля – оскароносный Даниэл Линдси – с программой внеконкурсного показа американских неигровых фильмов Show us и своим блистательным фильмом «Непобежденные»: на ту же тему – будни регбистов, в том же жанре – инсайд, требующий растворения камеры в повседневных мелочах.

Специального упоминания жюри за эстетическое воплощение исторического прошлого  удостоился фильм «Аптека на Проломной» режиссера Сергея Яковлева. Им изобретательно была воссоздана история аптеки, которую уже более ста лет казанцы называют аптекой Бренинга. Композиционной рамкой фильма стало интервью в радиостудии, которое звукорежиссер Игорь Сиденко брал у потомка известных казанских аптекарей и музыкантов Татьяны Бренинг. Повествование, изобилующее интересными фактами, иллюстрировалось раритетными фотографиями. Неординарным было и музыкальное оформление:   драматическая подача музыки была частью сюжета, звуча на занятиях Татьяны Арнольдовны со студентами училища – что придавало особую глубину теме сталинских репрессий.

Наконец, специальный приз организации ТЮРКСОЙ получил анимационный сериал по мотивам татарских народных сказок режиссера Сергея Киатрова. Кинодрама «Собака» Фарида Давлетшина – единственный полнометражный фильм татарстанцев в конкурсе – не обратил на себя внимания. А что можно ожидать от опуса с бюджетом 50 тысяч рублей, снятом на фотоаппарат, да еще  в сжатые сроки.   

 

 Снимай, пока молодой!

IХ КМФМК наконец-то порадовал работами молодых татарстанских кинорежиссеров. С подборки их короткометражных игровых фильмов стартовал фестиваль в 2013 году. «Четвертый стул» Гульнары Ахметовой, «Нить» Алисы Ганиевой, «Истинная ценность» Венеры Сахаповой, «Гастарбайтер» Ильшата Рахимбая показывали не просто владение профессиональными навыками, но и понимание специфики кинематографического мышления.  Отмечалось увлечение гламуром и клиповой эстетикой некоторых  неофитов – недостатком, объясняемым преодолимой болезнью роста.

Также демонстрировались документальная лента Антона Анохина о жизни публициста Флорида Агзамова, который на протяжении 33 лет руководил журфаком Казанского университета, и игровая короткометражка Максима Швачко «Конец игры», получившая приз президента РТ «За гуманизм в киноискусстве».

 На Х кинофестивале все с нетерпением ждали премьерного показа мелодрамы Салавата Юзеева «Курбан-роман. История с жертвой» – экранизации повести прозаика Ильдара Абузярова. Но реакция публики и кинокритиков была неоднозначной. По мнению заместителя председателя ДУМ РТ Рустама Батрова, режиссер вольно обошелся с литературным первоисточником и исказил смысл исламского жертвоприношения. Однако картина удостоилась премии мэра Казани и заслуженной победы в номинации «Лучшая мужская роль». Ее принес фильму актер Даниил Шигапов. Впрочем, на высоте был и весь актерский ансамбль: благодаря также Ляйсан Дусаевой, Эрнесту Тимерханову и Александре Елагиной «Курбан-роман» увлекал не лобовой иллюстрацией расхожей идеи о том, что любовь побеждает смерть, а тонкой нюансировкой нестандартного любовного четырехугольника.

 В конкурсную программу Х КМФМК вошли и неигровые ленты: «Туфан есть Туфан», анимационный фильм «Зилантовы сказки», короткометражка «Цветы запоздалые»; вне конкурса – игровой фильм Алексея Барыкина по сценарию Дениса Осокина «Сухая река». Казанские актеры Ангелина Мигранова и Родион Сабиров, будучи любящими супругами, привнесли в съемки немало воодушевления, но это, к сожалению, усилило воздействие обильной языческой атрибутики, несовместимой с форматом мусульманского кинофестиваля. Не обошлось в 2014 году и без профессионального казуса. Таковым стал «Ломбард» Фаниса Камала по повести Загида Махмуди «Апокалипсис», показанный вне конкурса в Доме дружбы народов. Героями его предсказуемо являлись деревенские алкоголики.  

В  2015 – 2017 годах молодые режиссеры все увереннее теснили на Казанском кинофестивале «коренников» кинематографического процесса. Хотя и они не сдавали позиций. Так, Салават Юзеев с фильмом «Хлопнул дверью и ушел» завоевал победу в номинации «Лучший короткометражный игровой фильм». И не просто завоевал, а попытался переломить фестивальную тенденцию   показывать по преимуществу фильмы о самопожертвовании, проблемах беженцев и гастарбайтеров, тогда как в культуре  исламских стран масса юмора. В доказательство Юзеев предъявил комедийный талант Ильдуса Габдрахманова, и фильм получил награду в номинации «Лучшая мужская роль в короткометражном игровом фильме».

Заявил о себе и режиссер Фарид Давлетшин. Его полнометражный «Рудольф Нуриев. Рудик» был отмечен Специальным призом Международной организации тюркской культуры «ТЮРКСОЙ». А количество зрителей, пришедших в кинотеатр «Родина» на показ фильма о детстве знаменитого танцовщика превысило вместимость кинозала в два раза. «Рудольф Нуриев» был снят по роману «Летающий демон» известного писателя Рабита Батуллы, наконец, вступившего в новый «заколдованный круг»: есть сценарий – есть фильм.   

На ХII КМФМК лучшим короткометражным неигровым фильмом был признан «З/К» казанского режиссера Руслана Валеева – дипломная работа выпускника КазГИКа. Героиня ленты «З/К» работала в Кабульском госпитале во время афганской войны и рассказывала о пережитом в 90-х годах прошлого века.

 На ХIII КМФМК среди сорока фильмов основной программы имелись два татарстанских – короткометражный художественный фильм «Представь» Ильшата Рахимбая и короткометражный документальный «Велохадж. Необычное путешествие» Рената Хабибуллина. Кроме того, в номинацию «Молодая Россия» вошел фильм «Сокращение» студента Московской школы кино Байбулата Батуллина. Все остальные татарстанские фильмы  выделили в отдельную категорию – «Секция национального кино». Среди них –«Неотосланные письма» Рустама Рашитова, «Айсылу» Султана Сунгатуллина и Рустама Рашитова, «Стрела наследия» Сергея Киатрова, «Хабиб Аллах Мухаммед. Пророчество и родословная» Фаниса Камала, «Время последних романтиков» Светланы Сухановой, «Диагноз» Валерии Гиренко, «Джаннат» Асии Еспаевой, «Блудный сын» Оксаны Синчуговой, «Нажиб» Алмаза Нургалиева. Наконец, «Халима» Юлии Захаровой – фильм, прозванный «историей одного хиджаба». Ее  работа, повествующая о мусульманской семье и затрагивающая   важные проблемы современного общества, получила приз Гильдии киноведов и кинокритиков России.     

 

«Верной дорогой идете, товарищи»!

В историю Казанского международного фестиваля мусульманого кино вписаны не только громкие премьеры и дебюты, а еще многочисленные дискуссии. Если на  I КМФМК спорили о правомерности термина «мусульманское кино» (подразумеваются ли под этим просто картины, снятые мусульманами в странах, исповедующих ислам, или же особое художественное  своеобразие), то в дальнейшем фокус обсуждений сместился в сторону национального кино, а именно – татарского: как перевести культурное татарское начало на киноязык? должен ли будущий режиссер приобрести опыт в творческой фотографии, клипмейкерстве, тележурналистике и только затем осваивать кинематограф? Мансур  Гилязов заклинал: «Из истории и национального характера необходимо брать то, что неповторимо, ново, необычно – необычно для других. В кино непозволительно работать только для своего зрителя. Нужно ориентироваться  на миллионы людей, сразу думать, как это прозвучит на грузинском, английском».

А факты тем временем доказывали, что успех фильма зависит от профессионализма команды. Поэтому необходимость часто диктовала привлечение к кинопроектам специалистов нетатарской национальности. Это порождало правомерность применения к конечному продукту понятия «татарское кино». Можно ли утверждать, что кино не воспроизводит этноментальность, если фильм создается русским сценаристом, еврейским режиссером и татарским оператором? В 2010 году доктор искусствоведения, президент Гильдии киноведов и кинокритиков России, директор Российского института культурологи Кирилл Разлогов дал такой ответ на этот вопрос: «Очень часто самыми удачными “переводчиками” этнического своеобразия на национальный киноязык как раз становятся люди со стороны – инонациональные. Поэтому термин “татарское кино” следует толковать расширительно: это и кино, снятое татарами, и снятое в Татарстане – наполнение зависит от материала, приемлемого для осмысления».

Уже в 2011 году на научно-практической конференции «Кинематограф Татарстана: прошлое, настоящее, будущее» эксперты Иван Форгач, арт-директор Женевского кинофестиваля Тахар Хоучи, руководители Союза кинематографистов РТ, режиссеры Ильдар Ягафаров и Алексей Барыкин, телепродюсер Василий Антипов и киновед Елена Алексеева сошлись во мнении, что необходимо развивать в Казани авторское кино. Только через эксперимент можно увидеть, на что способен режиссер, есть ли у него идеи, особый взгляд. Из авторского впоследствии может вырасти жанровый кинематограф.

Спустя пять лет, глядя на талантливую кинематографичекую поросль, остается признать: направление было указано верное. Этому, помимо КМФМК, в немалой степени способствовало открытие в Казанском университете культуры и искусства кинофакультета по подготовке специалистов основных профессий.

Реклама
Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Цитаты из журнала
  • Финансовая культура
  • Молодые актеры в образах юбиляров сезона
  • ВКЛ: вернисаж казанской литературы
  • СМИ
  • Театр
  • Цитатник