• Казанский художник в нише виртуальной реальности

Такая корова нужна самому! Стартапы по-татарски.

С тех пор, как в Татарстане стала активно оказываться поддержка малым формам хозяйствования, количество фермеров существенно увеличилось. Это логично, ведь справиться в одиночку, без субсидий, грантов, других видов помощи в сельском хозяйстве очень сложно. Но для фермерских хозяйств очень важен человеческий фактор: без энтузиазма в этом деле никуда. И пример наших героев это подтверждает. 


Фермер Айсина Гиниятуллина: «Если жена моего сына будет похожа на меня, он будет счастлив»

Жительница села Большая Меша Тюлячинского района Айсина Гиниятуллина в 2009 г. вместе с супругом открыла свое фермерское хозяйство. А ведь она до этого даже не доила коров! Айсина ханым рассказала нам о том, как все начиналось, о том, как вышла замуж за одноклассника, как растит троих детей и в целом о женской доле в деревне.

Желание стать фермерами, конечно, появилось не просто так. На селе найти работу трудно. Супруг Айсины зарабатывал в колхозе по две-три тысячи рублей, источники заработка были нестабильные. Молодой семье денег не хватало, тем более, когда родились две замечательные девочки. Чтобы не мучиться поисками работы, супруги решили держать скот. Выращивали бычков на мясо, а вскоре решили заняться и молочным животноводством. И, по признанию Айсины Гиниятуллиной, сейчас бычки являются лишь небольшим дополнением к увеличившемуся стаду коров. 

 «Я даже не могла представить, что стану дояркой»
«Честное слово, я не могла представить, что буду доить коров, – рассказывает Айсина ханым, – хотя я и деревенская. Мама никогда не заставляла меня этим заниматься. Конечно, я помогала по хозяйству, но у меня были другие обязанности. А вот сейчас научилась. 24 коровы с помощью доильного аппарата дою сама. Не просто поначалу пришлось, ночами не спала, надо было привыкать к новому образу жизни. Я ведь когда-то мечтала стать врачом. Была возможность поступить в колледж на платной основе, но мне не хотелось на родителей такую ношу взваливать. А выучилась на юриста. Сами понимаете, сегодня многие не работают по специальности. Да и как бы я жила сейчас на зарплату врача, не знаю. Мама счетовод, отец водитель, а вот со стороны мужа есть фермеры, целая династия. Конечно, без мужа я бы не решилась создать фермерское хозяйство, только благодаря ему получилось. 

Со своим будущим мужем Айсина училась в одной школе, в одном классе, правда, в то время она даже не обращала на него внимания, и уж тем более не думала о замужестве. Она считала, что надо связать судьбу с городским парнем, но быстро поменяла свое мнение. После учебы в Нижнекамске Айсина поспешила вернуться на малую родину, где, наконец, «разглядела» в своем однокласснике хорошего парня. 

 «Сегодня многие хорошо одеты, у каждого есть машина, а послушаешь, так одно на уме – деньги»

Айсина во многом старается быть поддержкой мужу. И за руль трактора сядет, и с инструментами разберется, если надо. В этой семье стараются не делить обязанности на женские и мужские, считают, что в семье одинаково важны «голова и шея». 

«Мы вместе уже 16 лет, – рассказывает Айсина Гиниятуллина, – и за это время ни разу не повысили голос друг на друга. Хотя я человек прямой и открытый, сразу говорю все, что думаю. А супруг у меня более спокойный. Мы можем высказать друг другу все, что накипело, а потом сесть и почаевничать вместе. У нас нет времени на то, чтобы обижаться, ссориться. Обычно ведь в семьях как бывает? Муж с утра идет трудиться, жена тоже, вечером дома начинают ссориться. А мы вдвоем встаем в четыре утра, идем на ферму, позже собираем молоко у населения, потом молоко охлаждаем и сдаем по назначению. Так уже и вечер наступает, начинаешь срочными домашними делами заниматься, а вечером – опять вдвоем – на ферму. 

Супруги воспитывают троих детей. Как раз, когда мы приехали, дети еще в школе были, а во время разговора с Айсиной ханым все трое вернулись, поздоровались и прошли в свою комнату. Только младший поспешил к маме попросить телефон. 
По признанию фермерши, главные слова, которые ей самой говорила мама: «Пусть тебе дает Всевышний, не надо просить у людей». 

«Я удивляюсь тому, как все вокруг говорят: денег нет, денег нет. Как же нет? У многих – машины, сами хорошо одеты, и все равно чего-то не хватает. Просто надо работать! Вот, представьте, я сейчас буду вам жаловаться. Куда это годится? Моя мама, выйдя на пенсию, работала в магазине, я тоже тогда говорила, что денег нет. Но мама меня пресекала всегда, мол, будут, не огорчайся, доченька. Знаете, я вижу людей, которые 16 лет назад говорили, что у них денег нет, и то же самое сейчас говорят. Но ведь в деревнях можно и нужно заниматься сельским хозяйством, а если не хочешь, есть возможности зарабатывать при помощи Интернета. Всевышний дал изобилие не для того, чтобы люди жаловались. Конечно, устаешь, бывают времена, когда сил нет совсем. Но муж не позволяет мне жаловаться. Жизнь состоит из черно-белых полос, и чем больше живешь по совести, тем уже будет становиться черная полоса, а белая – шире. Когда мы начинали свое дело, то выплачивали кредиты на 150 тысяч. Первые пять лет особенно трудны для фермеров. А ведь нам всего по 24 года тогда было. Да еще и строительство дома затеяли.  Мы получили ипотеку по программе для молодых семей, у мужа были некоторые накопления, плюс я на второго ребенка получила материнский капитал. Это были для нас тогда неимоверные деньги! У нас, конечно, кредиты остались, но сейчас мы уже более уверенно, крепко стоим на ногах. В 2012 году подали заявку на грант. Но больше старались не использовать государственные средства. Это ведь как палка о двух концах: субсидии берешь, а возвращаешь больше результатами своего труда. 

«В деревнях у каждой женщины есть водительские права, только они в сундуках»

Когда супруг все время пропадает в поле на посевной, многое падает на ее женские плечи. Айсина решила получить права, ведь постоянно приходится куда-то ездить на машине. 

«Многие покупают права, но я сдавала и теорию, и практику. Мне даже в голову не могло прийти, что такой важный документ можно купить. Это ведь не мода, а для дела нужно. Впрочем, у многих сельских женщин есть водительские права, только они по большей части в сундуках. Правда, когда приходит время, меняют», – рассказывает она. 

Когда супруги собирают утром молоко у сельчан, конечно, спрашивают, как дела-настроение. Молча ведь не будешь просто молоко забирать. А сельчане – народ словоохотливый, и новостями начинают делиться, и сны рассказывать. Может быть, с кем-то и не соглашаешься в чем-то, но надо себя сдерживать. 

«Если человек рассудительный, знает, о чем говорит, конечно, я выслушаю, – объясняет Айсина, – но если кто-то начинает что-то упрямо доказывать, тогда бесполезно время тратить. Не все понимают, не все принимают фермерские хозяйства, но не надо обращать внимания на любую критику. Фермеру ничего с неба не падает, все достается тяжелым трудом. И все равно есть люди, которые завидуют твоим успехам. Мы никогда не считали, что нам родители должны помогать, сами искали средства, кредиты брали, постепенно расплачивались с долгами. Помню, как про нас написали в книге, посвященной фермерам. Я тогда была такой худенькой, в первые годы очень уставала. Многие меня даже спрашивали, не скучаю ли я по тем временам, когда только-только вышла замуж. А я говорила, мол, нет, не скучаю, мне сейчас хорошо. Если бы на свадьбе родители могли подарить нам ключи от квартиры или машину, мы бы тогда не понимали ценности этих вещей. Сейчас многие сразу разводятся даже по пустяковому поводу. Не хотят делить на двоих испытания и безденежье. А мы с супругом никогда ничего не делим, у нас одна судьба на двоих». 

 «Твой муж – это самое дорогое, что есть у твоей свекрови»

Особенность фермы Гиниятуллиных – она рядом с домом. А дом в центре деревни, поэтому пока нет планов расширяться. Хотя, с другой стороны, очень удобно, ведь можно успеть и еду дома приготовить. Все, что происходит на ферме, можно проследить с помощью видеокамер. Трудятся здесь два наемных работника, правда, не из этого села. По признанию супругов, они и не стремились брать работников из родного села, ведь они молодые, нанять своих знакомых ровесников сложнее (молодежь не хочет работать в таких местах). 

Айсина ханым убеждена, что нельзя взваливать всю ношу семейных забот на мужа, надо делить с ним все пополам. Особенно она укрепилась в этой мысли после того, как родила третьего ребенка – мальчика. «Если мужем помыкать, что с ним станет? – говорит Айсина Гиниятуллина. – Мужское счастье зависит от женщины. Если женщина понимает его, предугадывает его желания, делит с ним все тяготы, тогда и у него как будто крылья вырастают. Я очень желаю своему сыну хорошую жену. Пусть будет похожей на меня, тогда он будет счастлив. Твой муж – это самое дорогое, что есть у твоей свекрови. А значит, надо любить и маму мужа. Но многие невестки говорят про свою свекровь, мол, видеть ее не могу. Как же так? А сына ее любишь ведь!»

 «Одними слезами дома мужа не удержишь»

Что любит женщина? Цветы, подарки? По мнению Айсины ханым, ожидать подношения букетов от мужа бессмысленно и незачем. Ведь бюджет-то в семье общий. «Если что-то надо купить, вместе покупаем, – говорит она. – Муж, конечно, любит мне устраивать приятные сюрпризы. Но я никогда не жду, чтобы он на праздники обязательно дарил цветы». 

А еще Айсина Гиниятуллина призналась, что любит больше общаться с фермерами, несмотря на то, что они конкуренты, но всегда есть общая тема для разговоров (про телят, надои, корма). Конечно, большинство фермеров – мужчины. Не ревнует ли супруг? Оказалось, что нет, он ей полностью доверяет. И не устраивает допросов: «Куда ходила? Почему поздно вернулась?» Также и Айсина-ханум полностью доверяет мужу, никогда в жизни не заподозрит его в измене. Слезами мужа не удержишь. Ревность – это болезнь. Муж совсем не возражает, если Айсина идет с дочерьми в кафе, фитнес-центр или в бассейн. Не надо лишать себя благ цивилизации, даже если живешь в деревне. Кстати, Айсину Гиниятуллину трудно увидеть в халате, она всегда стройная, подтянутая, в спортивном костюме. 

«Мамина критика воспринимается легче папиной»

Мама троих детей Айсина Гиниятуллина очень активная. И в волейбол играет, и в концертах участвует – танцует. Старшую дочь она родила в двадцать лет. Поэтому они как подружки, на одной волне, друг друга понимают. При этом Айсина-ханум хорошо знает свои материнские обязанности. «Порой забываю, сколько мне лет, ощущаю себя на 18, – говорит она, – только при слове “мама”, как будто просыпаюсь. Я дома от детей требую больше дисциплины, чем муж. Они уже к этому привыкли, материнское слово ведь не так сильно действует и обижает, как папино. Впрочем, дети у нас и так рассудительные, неизбалованные, если нужны деньги, без спроса никогда не возьмут. При этом, если мы приобретаем детям телефон лучшей марки, люди начинают ревновать, мол, они же богатые, у них есть деньги. Но мы ведь не покупаем бесполезные вещи. 

Я считаю себя счастливым человеком и за все благодарна Всевышнему. У меня замечательный муж, прекрасные дети, есть работа. А я от многих слышу жалобы, даже от учительницы в школе, мол, как трудно сегодня зарабатывать деньги. Но каждый выбирает свою дорогу в жизни и считает ее правильной. Мы все сами несем ответственность за свою судьбу, свои поступки, а значит, будем стараться жить по совести». 

 Библиотекарь, ставший фермером, Гульшат Садыкова: «Сколько раз пожалела, но дело не бросила»

 Фермерское хозяйство находится в селе Большие Метески Тюлячинского района. Гульшат рассказала, как относятся к женщине-фермеру мужчины, какие трудности пришлось преодолеть семье, чтобы поставить на ноги хозяйство. 


Гульшат Садыкова – многодетная мама, в прошлом получила профессию в сфере культуры, работала библиотекарем. Семь лет назад решила, что стоит попробовать себя в предпринимательстве – основать семейную ферму. В те годы начинающим фермерам выдавались гранты, коров можно было взять бесплатно по программе, реализуемой в Тюлячинском районе. Спустя годы фермер признается, что все оказалось не так просто, много раз пришлось пожалеть об этом решении. Однако от задуманного она не отказалась.

«Работы в деревне не было. Муж ходил на “шабашки”, а это сезонная работа, зимой ее нет. Это одна из причин, почему я захотела семейную ферму. Мы слышали, что начинающим фермерам дают полтора миллиона рублей гранта. Казалось, что с такими деньгами легко можно все сделать. В районе существовала своя программа: если строишь ферму на 100 голов, то 20 голов нетелей тебе дают бесплатно. К тому времени некоторые фермеры уже успели воспользоваться этой программой», – рассказала Гульшат.

Решительная по своему характеру, женщина взялась за подготовку документов, несмотря на то, что была на последнем месяце беременности.

«С документами на грант ездила в министерство, тогда еще и беременная, и живот уже был большой. “Что ты ходишь, родишь ведь, лучше приезжай на следующий год”, – такое тоже приходилось слышать. Грант в полтора миллиона рублей мы выиграли, очень благодарны, что нам доверили такую сумму. Деньги получили, ферму построили, но не успели получить животных бесплатно: программа уже закончилась. Коров взяли по программе “сорок на шестьдесят”. Были мысли начать с овец, но прибыли от них ждать долго, а корова каждый день дает молока. Если бы не гранты от государства, мы не смогли бы осилить такое большое дело», – говорит фермер.

Не успели Садыковы по-настоящему развернуться – снова удар. У купленных ими двадцати коров была обнаружена болезнь, и животных пришлось продать по низкой цене. Вот так многодетная семья фермеров оказалась без денег, прибыли, вдобавок еще с большими кредитами.

«В том году спасали наше дело как могли. Там занимали, тут отдавали. Увязли в долгах, но выдержали, нам помогли старшие братья, – рассказывает Гульшат. – Когда начинали, казалось, что все легко получится, но это совсем не так. Это, действительно, тяжелая работа. И опыта тогда еще не было. Но, если подумать, и в библиотеке было нелегко, детей почти не видела. Сейчас хоть дети при нас, работаем на себя. К тому же я привыкла с детства пахать, как лошадь, я даже не представляю, какой бывает легкая работа», – говорит фермер. 

 «Муж ни разу не упрекнул»
Руководитель фермы – Гульшат, но, как она признается, эту роль она взяла на себя в силу своих лидерских качеств, а на самом деле управляют семейным делом они вместе с мужем. 

«Я сама все начала, хотела заниматься фермой, это была полностью моя инициатива. Я по натуре лидер, это у меня от мамы. Со всеми бумагами ходила я сама. Муж такие вещи не делает, зато всю тяжелую работу тащит. В те трудные времена муж ни разу не упрекнул меня, не говорил, что я втянула нас во все это. Но сама пожалела много раз. Не раз спрашивала себя: “Почему тебе не сиделось в библиотеке, Гульшат?” Муж – человек сдержанный, он меня притормаживает. Сама я эмоциональная, быстро принимаю решения, особо не думаю. А он все продумывает, взвешивает. Хоть я и лидер, на самом деле самые важные решения в семье принимает муж», – говорит фермерша.

«Много раз жалела, что взялась за это дело, но не бросила. Ну как бросишь? Скажут ведь, что не смогла, не осилила. Мы с детства так воспитаны, для нас очень важно, что скажут люди», – добавляет она. 

В 2015 г. в Тюлячинском районе состоялся семинар с участием Президента Татарстана Рустама Минниханова. Гульшат тоже должна была участвовать в семинаре, готовилась к нему. Но незадолго до этого события с ребенком попала в больницу. Средний сын получил сильные ожоги, был в тяжелом состоянии. «Месяц лежали. Вот тогда сказала себе: никаких денег не надо, к черту эту ферму. Мужу тоже было тяжело справляться одному в хозяйстве», – вспоминает она. На семинар она все же поехала, с ребенком в это время находилась сестра. «На душе было очень тяжело, но я старалась этого не показывать», – говорит Гульшат.

Реклама

 «На день рождения подарила мужу сына»
Гульшат и Руслан Садыковы вместе уже 16 лет, воспитывают троих детей. Преодолевать трудности главе семейства приходилось еще с детства. Он вырос сиротой. Отец ушел из семьи, а когда мальчику было восемь, умерла мама... Руслана воспитали бабушка с дедушкой.

«Дед был очень хорошим человеком, приучил внука к труду, поэтому он если делает, то очень качественно, чтобы на века. А мне надо быстро. Характеры разные, может быть, поэтому подходим друг другу, – говорит Гульшат. – Мы семь лет встречались, у меня других парней и не было. Еще до свадьбы Руслану сказала: “На твой день рождения рожу сына”. Первой родилась дочка. А мне же так хочется сына! Второй был мальчик, и родила я его в день рождения мужа», – рассказывает она. 

 «Закупочные цены на молоко упали»
Три года назад Садыковы выиграли еще один грант, на эти деньги начали строить еще одну ферму. Она уже почти готова. Сейчас в хозяйстве около сорока дойных коров, есть телята, нетели. Планируют довести поголовье до ста. Сено для корма фермеры выращивают и заготавливают сами, а зерно приходится покупать, потому что, по словам Гульшат, выращивать зерно самим нерентабельно.

«Вот только закупочные цены на молоко упали, это беспокоит. Раньше сдавали по 22 рубля, а тут цена снизилась сразу на 50 копеек. Все дорожает, а молоко становится дешевле. Закупочная цена 30 рублей была бы для нас сейчас оптимальной. Но все равно, самые трудные времена уже позади. Сейчас уже прибыль есть, если бы не кредиты и стройка, то на эти деньги прекрасно можно жить. Но пока есть кредиты, платим 50 тысяч рублей в месяц», – поделилась фермер.

В хозяйстве два работника, поэтому семья иногда может отлучаться с фермы. Садыковы с удовольствием ходят на концерты. Любимые артисты Гульшат – Ильсия Бадретдинова и Рифат Зарипов. «И творчество люблю, и сами артисты нравятся, у них сильный характер, смелые, яркие личности», – говорит Гульшат.

 «Некоторые смотрят с издевкой»
Хоть женщины всегда были основной рабочей силой в животноводстве, в качестве руководителя фермерского хозяйства представительницы прекрасного пола встречаются нечасто. Гульшат признается, что в первое время чувствовала себя среди мужчин некомфортно, хотя какой-либо неприязни мужчины к коллеге-женщине не проявляли. 

«Раньше женщин-фермеров почти не было. На собраниях среди мужчин мне было не по себе, стеснялась. Но какого-то принижения с их стороны не чувствовала. В работе мы равны. Односельчане к моему фермерству относятся по-разному. Кто-то с уважением, понимают, что работа тяжелая. А кто-то смотрит с некоторой издевкой. Может, и завидуют. Мне чаще приходится бывать в рабочей одежде, особо наряжаться времени нет. Иногда по пути с фермы в чем есть заходишь в магазин. Приходилось слышать осуждающие слова за спиной, мол, даже не переоделась. А как успеешь переодеться – с работы быстро забегаешь, все покупаешь и домой», – рассказывает фермер.

Ферма Садыковых находится в примерно семи минутах от их дома. Два коровника с одной стороны примыкают к сосновому лесу. Новое здание еще только начали заселять коровами. Гульшат рассказывает, как наравне с мужчинами участвовала в строительстве. «Все время находилась там. Пока муж был в поле, с папой заливали полы. Старшая сестра с мужем нам очень помогли. С родными можно пройти любые трудности», – говорит она. 

В хозяйстве Садыковых есть и овцы. Руслан держит их «для души», в память о дедушке, который всю жизнь разводил этих животных.

«Знаете, иногда сама прихожу домой, а душой остаюсь на ферме. Думаю, что там коровы делают, не заболели ли, все ли в порядке. И Руслан так же: даже поздно вечером, перед сном, может сходить на ферму, еще раз все проверяет. Дети тоже любят бывать на ферме, особенно мальчики», – говорит Гульшат Садыкова. 

 Из милиционеров – в фермеры: «Раньше сажал, сегодня сею»

Отработав долгие годы в органах милиции и выйдя на заслуженный отдых, житель Рыбной Слободы Камиль Губайдуллин решил стать фермером. Его активно поддержал в этом начинании зять. Сегодня бывший милиционер содержит коров, а зять разводит лошадей. 

Фермы расположены в деревне Ошняк-Качкалак Рыбно-Слободского района. Здесь всего один постоянный житель, который работает охранником на ферме. Дома пустуют, на дверях висят замки, и только летом деревня немного оживает. Печальная картина. Вот Камиль Губайдуллин и хочет возродить жизнь в деревне, ведь в селе без коров и лошадей никак. А пока на улице только следы от машин, которые «курсируют» от одной до второй фермы, протоптанная дорожка к дому охранника и заячьи следы. Один человек, сто коров, сорок лошадей и множество зайцев – сегодняшний Ошняк-Качкалак. 

«Если бы не зять, я бы не смог один развивать хозяйство»

Оба фермера проживают в другом населенном пункте, просто земля им была выделена именно здесь. Они и дорогу провели, и деятельность хозяйства успешно организовали, только вот люди не возвращаются в деревню. 

«Так уж получилось, что землю дали нам в Ошняк-Качкалак, – рассказывает Камиль Губайдуллин, – здесь когда-то находилась часть производственных объектов колхоза «Фрунзе», давно уже обанкротившегося хозяйства. Когда мы попали сюда, поразились: никого нет – ни людей, ни животных. Сохранилось здание фермы, но оно оказалось в заброшенном состоянии, и, даже чтобы вычистить его от навоза, надо было очень постараться. И дорогу нам не хотели проводить, мол, в деревне должны быть зарегистрированы 125 человек, чтобы появились дороги». 
По словам Шамиля, зятя фермера, это была русская деревня. «В последние годы здесь только бабушки проживали, а внуки возвращаться не собирались. Если бы это было татарское село, думаю, вернулись бы. Вот мы организовали хозяйство, и в какой-то степени сохранили деревню», – говорит Шамиль эфенде. 

Камиль Губайдуллин 40 лет отработал в милиции. «Когда я вернулся из армии, стал работать участковым, а на заслуженный отдых ушел с должности первого заместителя руководителя. Я очень благодарен своему зятю, если бы не он, один бы точно не справился. Это надежный человек, которому я смогу передать свое дело. В 2012 году мы приобрели бычков (на мясо), а через год решили приобрести коров. Сейчас у нас сто голов», – рассказал он. Фермеры пробовали держать и овец, только вот с реализаций продукции были проблемы. 

Камилю Губайдуллину 71 год, но он настолько энергичный, что годы над ним точно не властны. «А мне не трудно было заняться сельским хозяйством, я ведь вырос в селе. Мои родители трудились в колхозе, да и в своем хозяйстве держали коров, бычков. Будучи участковым, я пять лет верхом на лошади объезжал свой участок. Всю жизнь среди людей, менталитет сельчан знаю хорошо и специфику сельского хозяйства понимаю, поэтому мне не сложно было стать фермером», – признался наш герой. 

«Через три-четыре года доярок не останется»

На улице холодно. Дымит печь, что вызывает беспокойство у собаки, она начинает лаять. Входя в здание фермы, где содержится сотня коров, мы невольно «занесли» с собой холод, хотя на ферме тепло. Кстати, как раз перед нашим приездом родился теленок. 

Брат Шамиля кормит коров сеном. Спрашиваю: «Вам нравится ваша работа?». «Нравится. А где еще работать в деревне?» – отвечает он. 

«К счастью, у нас пока еще есть кому работать, – говорит Шамиль, – хотя печально, что никто в деревню не возвращается. Многие готовы с голоду умереть в городе, только бы не приезжать сюда, и на зарплату не смотрят. Через три-четыре года, боюсь, доярок совсем не останется. А ведь такие небольшие фермы, как наша, не могут позволить себе купить роботов по восемь миллионов рублей». 

Во втором корпусе содержатся телята, они три месяца подряд принимают молоко. На животных – красные и зеленые ленточки. По словам фермера, телята вырастают крепкими и здоровыми благодаря особому сбалансированному питанию. 

«Лошади, как татары, упрямые»

Недалеко от ферм расположен корпус для спортивных лошадей. Шамиль Набиуллин стал заниматься ими с прошлого года. Сейчас их сорок голов, из них половина – татарской породы (эти лошади содержатся в сарае на другом конце деревни). 

Когда мы попали в сарай, сразу заметили дрова. Камиль объясняет, что газ очень дорогой, приходится обходиться дровами. Для кормления лошадей – отдельное помещение. Как только мы открыли дверь, сразу заметили испуганно убежавшего мышонка. Он тоже, видимо, замерз, захотел погреться. «На ферме мыши бывают, это не страшно», – улыбается Шамиль Набиуллин. 

За лошадьми присматривает Айрат. Сегодня он не выпустил их на улицу: слишком холодно. Здесь, кстати, собраны знаменитые скакуны, которые принимали участие во многих скачках в Казани, занимали призовые места. Как только открывается дверь, они тут же дружно тянутся к тому, кто пришел, видимо, просят сахар. 

Здесь для животных оборудован специальный душ, так что совсем не обязательно постоянно водить их к реке. Да и, честно говоря, реки-то рядом нет. Есть только пруд, но его недостаточно для такого количества лошадей. 

Когда мы пошли любоваться татарской породой, Шамиль-эфенди пошутил, что эти лошади такие же упрямые, как сами татары, к ним особый подход нужен. Причем эти животные спокойно гуляют и в морозную погоду. Мы сами видели, как двое из них валялись на снегу, видимо, это такой способ расслабиться. Незабываемое зрелище! Но надо учитывать, что если лошадь не сможет перевернуться, значит, у нее есть проблемы со здоровьем. 

Из восемнадцати татарских лошадей все ждут потомство, в апреле-мае родятся жеребята. Вот издалека стали приближаться несколько животных. Первой около нас оказалась Хатима. Эх, жалко, нет ведь с собой ни сахара, ни яблок. 

У жеребца по кличке Хан – 17 кобыл. Они не боятся людей. По словам Шамиля Набиуллина, их привезли совсем маленькими, годовалыми, поэтому они привыкли к людям. 

«Пока мы держим лошадей для души, – говорит Шамиль, – сейчас надеяться на какую-то прибыль от них не стоит. Мы это знаем, но все равно решили заняться лошадьми. В дальнейшем будем производить конину, есть такие планы. Но для этого надо приобретать других лошадей. Года через два только можно будет заработать на этих животных». 

Шамиль мечтает открыть в будущем спортивную школу. «Можно создать замечательные условия для детей, а когда благое начинание, то ведь и государство поддержит, – говорит он. – Самостоятельно мы и за десять лет не сможем воплотить эту мечту. Вот в Сабах есть ипподром и школа по обучению верховой езде, правда, тренеров найти сложно, так что главное в этом деле – найти достойных специалистов. Министерство нам помогает, когда мы обращаемся с новыми проектами. И если они видят, что человек действительно работает, то обязательно поддерживают. Но надо показывать и плоды своего труда, и обосновывать свою идею». 

Почему кольцо на левой руке?
У Камиля Губайдуллина двое детей – сын и дочь, у Шамиля – тоже сын и дочь. У старшего фермера внук работает юристом (есть надежда, что он захочет в будущем приехать в село). 

«После армии я работал в районе, 20 лет трудился в системе МВД, – говорит Камиль Губайдуллин. – Тогда совсем не думал о личных предпочтениях и даже не мечтал о том, чтобы уехать в город. Но сейчас, конечно, другие люди, другие ценности. Когда я начинал заниматься сельским хозяйством, семья была против. Да и как поддержать потерю стабильного места работы и заработной платы? Мы ведь начинали хозяйство, можно сказать, в чистом поле. Да и разница в заработной плате чувствуется». 

В первый год, когда восстановили коровники, Камиль  Губайдуллин стал рассказывать тогдашнему министру сельского хозяйства и продовольствия Марату Ахметову, какие кормовые культуры он посадил. А Марат Готович и говорит: «Это раньше вы сажали, а теперь сеете». 
Со своей супругой Камиль познакомился в участке. «Вы задержали ее, что ли?» – пошутила я, на что фермер ответил, улыбаясь: «Это она меня задержала. Мы с ней общий язык находим всегда. Вот и сейчас супруга на ферму приезжает и в праздники, и ночью можем вместе поехать, когда надо. Не замерзла ли вода, не случилось ли что-то с животными? Переживает, все держит на контроле». 

Я обратила внимание на кольцо на пальце левой руки Камиля. «В “Москвиче” возникла проблема с ключом зажигания, – объясняет Камиль Губайдуллин, – я взял гаечный ключ и нечаянно ударился пальцем с кольцом. Палец пострадал, пришлось носить кольцо не на привычном месте».
Несмотря на свой солидный возраст, фермер никогда не ругает молодежь. Он убежден, что надо уметь находить с ней общий язык. Я часто слышу, как фермеры говорят: «Наверное, таких людей, как мы, не существует». И, действительно, каждый из них когда-то выбрал непростую дорогу служения селу, поэтому достоин уважения и восхищения. 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Время сделать твой ход!
  • Давайте писать письма
  • "Бессмертный полк онлайн" (1)
  • "Красная гвоздика"(2)
  • Творчество Ольги Покалевой
  • Работы Максима Поколева
  • Творчество Татьины Ильиной
  • Работы Елены Ермолиной
  • Творчество Ларисы Рябининой
  • Творчество Диляры Наврозовой