Реклама
Новости/Эксклюзив
  • Памятник журналистам В Нурлате планируют установить стелу в честь журналистов всех времен.
    90
    0
    0
  • Программа: как не сойти с ума Для охраны психического здоровья россиян нужен федеральный проект. Об этом на совещании рабочей группы Комитета Госдумы по охране здоровья по законодательному сопровождению и мониторингу реализации национального проекта «Здравоохранение» заявил депутат Госдумы РФ от РТ Борис Менделевич.
    76
    0
    0
  • С миру по нитке Почти 9 млн рублей передали татарстанцы на благотворительность через портал госуслуг Татарстана за девять месяцев 2020 года.
    115
    0
    0
  • Казанку отдали французу Один из лучших ландшафтных архитекторов Франции Мишель Пена разработает проект ландшафтного развития территории вдоль ул.Сибгата Хакима от моста Миллениум до Кремлевской (Ленинской) дамбы включительно. На этом участке появятся новый парк и набережная.
    127
    0
    0
Видео
  • Вечные люди

О ГЕРХАРДЕ МАЙСТЕРЕ И «СЛОВЕ ИЗРЕЧЕННОМ» ПО-ШВЕЙЦАРСКИ

В Национальной библиотеке Республики Татарстан состоялась встреча с известным швейцарским поэтом, перформером и драматургом Герхардом Майстером. Спектакли по его пьесам идут в театрах Цюриха, Штутгарта, Вены и других городов немецкоязычной Европы. Он является автором нескольких поэтических и прозаических сборников, написанных в жанре «spoken word». В разговоре с гостем приняли участие студенты КФУ, читатели Национальной библиотеки и все, кому было интересно. Обязанности организатора встречи взяла на себя Галина Пичугина – замдиректора Национальной библиотеки, куратор Немецкого читального зала. Культуртрегерская деятельность – важное направление работы библиотеки, тесно сотрудничающей с Немецким культурным центром им. Гёте (Москва). Модератором беседы с Герхардом Майстером выступила Елена Шевченко – доцент кафедры русской и зарубежной литературы КФУ.

- Добрый вечер, Герхард! Мы рады приветствовать Вас в Казани! Пожалуйста, несколько слов о себе.

- Я родился в Эмментале, славящемся, прежде всего, своим сыром. Думаю, вам знаком вкусный сыр под этим названием. Так вот, его изготовляли прямо возле моего дома. Родом я из очень простой семьи, мои родственники – рабочие. Я единственный, кто получил высшее образование.  Поэтому меня всегда интересовали темы утраты корней, деления общества на классы,  страты, проблема  «наверху/внизу», «снаружи/внутри», вопрос о том, что у кого-то в жизни есть возможность учиться, заниматься интеллектуальным трудом, а кто-то обречён убирать чужие квартиры. После школы я изучал в университете историю и социологию. Сейчас я живу в Цюрихе, пишу пьесы и тексты в жанре «spoken word». 

- Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом жанре. 
- Я знаю, что у вас сейчас популярен поэтический слэм. Жанр «spoken word» ему сродни, только в нём отсутствует соревновательный элемент. Мне никогда не удавалось стать победителем слэма, может быть, поэтому я обратился к  «spoken word» (смеётся). Это смесь литературы  и перформанса. Авторы пишут стихотворные или прозаические тексты и выступают с ними перед публикой. Очень важна их языковая, звуковая составляющая. Большое внимание уделяется игре со словом. Тексты могут быть самыми разными. Лично у меня преобладает абсурдистская линия. Я вхожу в состав довольно известной творческой группы «Берн повсюду», которая работает в этом жанре. Часть текстов у меня написана на бернском диалекте. Если я прочту один из них, то даже те среди вас, кто хорошо владеет немецким языком, не поймут ни слова.  (Читает небольшой текст на диалекте – Е.Ш.) Лириком в чистом виде я не являюсь. У меня есть лишь один сборник традиционных стихотворений, в отличие, например, от Яна Вагнера, очень популярного современного немецкого поэта. Я же предпочитаю «spoken word»-тексты. Через них мне легче общаться с внешним миром. 

- Механизмы создания драматургического и поэтического текста различны. Как вы работаете над драмой и над текстами в стиле «spoken word»? 

- При создании «spoken word»-текстов  большую роль играет наитие, вдохновение, рефлексия. Садишься за компьютер и приводишь себя в определённое состояние восприимчивости. Мне нравится, как об этом сказал чилиец Пабло Неруда: поэт всё равно что рыбак: закидывает удочку и ждёт, пока рыба клюнет. Работа над драматургическим текстом более рациональна. Как крупная форма, драма требует предварительных изысканий, сбора материала, системного мышления, комплексного подхода, самоконтроля и критической дистанции. Тем более что пьесы, как правило, пишутся по заказу. Не так, что у тебя в голове возник какой-то интересный замысел, ты написал пьесу и теперь думаешь, куда её пристроить. Обычно существует предварительная договоренность с тем или иным театром. 

- Я знаю, что некоторые Ваши тексты в стиле «spoken word» переведены на русский язык. Кто автор этих переводов? 
-  Святослав Городецкий, московский германист, переводчик с немецкого, который активно сотрудничает со Швейцарским советом по культуре ПРО ГЕЛЬВЕЦИЯ. Он и пригласил меня в первый раз в Россию в 2017 г. на московский литературно-театральный фестиваль «Живое слово». 

- В Казань Вы приехали по собственному желанию или это было предложение организаторов? 
- И то, и другое. До приезда я немного знал о Казани, но то, что я о ней слышал, вызывало интерес. Поэтому я очень обрадовался предложению организаторов провести здесь встречу с читателями. С первого взгляда меня привлекло и очаровало проявляющееся уже во внешнем облике города сочетание двух культур. 

- Во втором томе «Антологии современной швейцарской драматургии», вышедшем в московском издательстве НЛО в 2017 г., представлена Ваша пьеса «Америка» (перевод М.Зоркой). Мне кажется, это хороший повод поговорить о том, как Вы работаете с историческим материалом. 
- Да, в основу пьесы положен исторический факт – эмиграция в Америку жителей нескольких швейцарских кантонов в 60-е годы XIX века. Но речь здесь идёт о проблеме эмиграции в целом и о ксенофобии. Это тема номер один в современном мире. И, чем глубже мы вчитываемся в текст, тем очевиднее становятся параллели с происходящим сегодня. В то время швейцарцы, погибающие на родине от голода и лишений, видели в Америке землю обетованную и, рискуя жизнью, отправлялись в опасное плавание в поисках лучшей доли. Сегодня швейцарцы не хотят нарушать свой покой, пуская в страну иммигрантов. Правая популистская партия набрала очень большое число голосов именно благодаря своей жёсткой политической программе в отношении иностранцев. В своей пьесе я хотел показать  соотечественникам, что чувствовали их предки и что чувствуют нынешние беженцы, оказавшись в такой же плачевной ситуации. 

- Вы с этой целью используете в пьесе анахронизмы, переплетение различных временных пластов? 
- Да. У меня есть сцена, когда скучающая американка от нечего делать прогуливается по полу- острову Кони Айленд и видит изможденного полуживого швейцарца, которого волной прибивает к берегу. Испытывая острое чувство жалости, она целует его в губы. Это аллюзия к современным репортажам об отдыхающих на фешенебельных итальянских пляжах и становящихся свидетелями, как на берег выползают голодные, исхудавшие чернокожие беженцы, чудом достигшие Европы по Средиземному морю. Или еще эпизод из пьесы: двое американцев едут в Швейцарию и показывают там фильм о том, как плохо живётся иммигрантам в Америке. Их цель – отвратить людей от переезда в Америку. Это тоже отсылка к реальному факту: в наше время представители Швейцарии фабриковали псевдодокументальные киноленты о тяжелой жизни иностранцев в их стране и показывали их в некоторых странах Африки, чтобы предотвратить волну эмиграции. 

Вопрос из зала: Пишете ли Вы документальные пьесы и используете ли Вы документ в своих драмах? 

- Документальных драм в чистом виде у меня нет, но работать с документами, включать их в ткань своих произведений я очень люблю. Так, в пьесу «Америка» я вставил речь видного политика после вопиющего случая жестокого обращения в Швейцарии с палестинским беженцем. Она вложена в уста Президента правления общины. В миниатюрах, написанных в жанре «spoken word», я часто использую тексты гороскопов, путеводителей, рецензий на стихи и пр. Е.Ш.: Какова сценическая судьба Ваших пьес? Г.М.: Могу сказать, что она удачна. Все пьесы идут в театрах Швейцарии и Германии. «Америка» тоже была поставлена свободной театральной труппой и совершает с ней путешествие по многим городам Швейцарии. 

Вопрос из зала: Но Вы говорили, что большинство швейцарцев против иммиграции в страну. В этом случае не показалась ли им Ваша пьеса провокационной? Как восприняли ее зрители? 
- Пьесу принимают хорошо. Полагаю, что те, кто ходит в театр, – люди думающие, готовые к диалогу. А диалог не обязательно подразумевает схожесть позиций. В ходе спектакля кто-то может поменять своё первоначальное мнение, а кто-то, напротив, в нём укрепится.

Вопрос из зала: А кто Ваш любимый драматург? 

Реклама

- Это Бертольт Брехт, Хайнер Мюллер, Фридрих Дюрренматт. Из американцев Теннеси Уильямс, Эдвард Олби, Юджин О’Нил. В 90-е годы я очень увлекался пьесами австрийского драматурга Вернера Шваба. У него многое разворачивается в пространстве языка, что мне особенно близко.

- Я вижу в зале много студентов-германистов. Думаю, им будет интересен разговор о швейцарской литературе. В чём Вы видите ее своеобразие? 

- Мне кажется, оно лежит в языковой плоскости. Надо иметь в виду, что в Швейцарии существует литература на четырёх языках Конфедерации – на немецком, французском, итальянском и ретороманском. Если мы говорим о немецко-швейцарской литературе, то особенность её связана не столько с содержанием, сколько с формой. В этом плане напрашивается параллель с австрийской литературой. И в Швейцарии, и в Австрии существуют две формы языка – устный, разговорный и официальный, письменный, и различия между ними велики. Это предоставляет широкие возможности для языковых игр и экспериментов. Неслучайно именно в Австрии возникла так называемая конкретная поэзия, оперирующая первичными, «конкретными» единицами языка – буквой, слогом, словом, звуком вне синтаксических и семантических связей. Языковые эксперименты – важный аспект творчества и известной австрийской писательницы Эльфриды Елинек. Швейцарские поэты и писатели тоже активно играют на этом поле, в частности в жанре «spoken word». 

Вопрос из зала: А есть ли в Швейцарии цензура?

- Официальной цензуры нет. Но определённые ограничения, конечно, существуют. Связаны они не с тем, ЧТО говорится, а с тем, КАК это делается. Есть общественная мораль, закон, защищающий суверенитет личности. Думаю, что если кто-то оскорбительно выскажется в отношении чернокожих беженцев из Африки, то будет иметь большие неприятности. 

Вопрос из зала: Есть ли у Вас самого в творчестве какие-то табу? 

- Табу в прямом смысле слова нет. Но есть внутренние ограничения. Они касаются, например, автобиографических мотивов. Я неохотно включаю их в свои тексты. Если я и использую какие-то автобиографические моменты, то очень осторожно и в зашифрованной форме.

 Вопрос из зала: Как бы Вы определили собственный стиль? 

- Трудный вопрос. Есть авторы, которых можно узнать сразу. Прочитаешь три строчки Томаса Берн- харда и понимаешь, что это он. Не уверен, можно ли так же быстро узнать мой стиль. Я только надеюсь, что он у меня есть (смеётся). 

Голос из зала: Скажите, пожалуйста, кто восхищает и вдохновляет Вас в литературе, музыке и кино? 

- В литературе для меня в юности очень важна была фигура Томаса Манна. Затем увлекался творчеством Макса Фриша, Роберта Вальзера, зачитывался романами чилийского писателя Роберто Боланьо. В музыке мой кумир – Иоганн Себастьян Бах. Есть много прекрасной классической и современной музыки. Я люблю «Битлз», Курта Кобейна, панк-рок и т.д. Но рано или поздно я возвращаюсь к Баху как к первоисточнику. Не могу сказать, что хорошо знаю кино. Люблю Спилберга, Поланского. В свое время меня потряс фильм русского режиссёра о войне «Иди и смотри». (Фильм «Иди и смотри» Элема Климова – Е.Ш.)  

Вопрос из зала: А каких русских писателей Вы знаете и любите? 

- Достоевского. Я читал его роман «Преступление и наказание». Среди драматургов Чехов. Близка его тема ненужных людей, тоскующих, слоняющихся без дела, не понимающих, что время идёт вперёд. Всё  это  очень актуально и для современной Швейцарии. Ну, и роман «Война и мир» Толстого. 

*** 
На этом завершилась встреча с Герхардом Майстером.  На следующий день он продолжил знакомство в Казанью и остался в полном восхищении. А вечером Герхард Майстер углубил свои знания русской литературы,  посмотрев в театре Качалова спектакль «Дядюшкин сон» по повести Ф.М. Достоевского. Может быть, в следующий раз он примет участие в слэме казанских поэтов?! Или приедет на спектакль по своей пьесе, поставленной одним из казанских театров?! Как знать?!

Автор: Елена Шевченко

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • "Единый налоговый платеж" - ЕНП
  • "Кто такой самозанятый? Как стать самозанятым?Преимущества"
  • "Любишь кататься, люби и транспортный налог платить"
  • "Платим налоги - создаем будущее сегодня!"
  • Потребуй чек!
  • Пожар в парке горького. Фоторепортаж
  • Доблесть
  • Виртуальная АТС - MANGOOFFICE
  • Красная гвоздика
  • Мотоблок, ТВ, планшет и другие призы за подписку