Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Переход на цифровое ТВ

Андрей Кузьмин: Главная задача СМИ – не опуститься до уровня фейка

Генеральный директор АО «Татмедиа» прошел большой трудовой путь. Начинал, как и положено профессионалу, с «земли» - работал простым корреспондентом в новостной телепрограмме. Руководил самой рейтинговой аналитической программой на городском телеканале. И вот теперь Кузьмин –ответственный за развитие медиаотрасли Татарстана. 

 

ШКОЛА «ЭФИРА»

В СМИ я пришел еще в начале 90-х, когда стал ведущим радио «Европа Плюс» во время учебы в Санкт-Петербурге. В Казань я вернулся по семейным обстоятельствам, затем после неудавшейся, слава богу, пробы на радио ГТРК «Татарстан», пришел на телеканал «Эфир» по приглашению Ильшата Аминова, тогда – руководителя программы «Город». Я немного растерялся, хотя мне уже тогда нравились ведущие этого канала Яна Валиди и Айгуль Мирзаянова, они были интересными и динамичными, совершенно не похожими на персон государственных телеканалов. Я пришел, попробовал – вот, до сих пор пробую себя в разных ипостасях.

Самое первое мое интервью, на которое я выехал, это был конфликт жильцов с управляющей компанией. Мы поехали снимать с покойным Володей Селиверстовым – классным оператором. На этих съемках с одной стороны была толпа орущих жильцов, с другой – бледный управляющий, который тоже что-то пытался им доказывать. Володя мне подсказывал, у кого взять интервью. Перед этим мне примерно рассказали, как делать конфликтные сюжеты. В итоге мы записали две кассеты, из этого нужно было что-то удобоваримое. Я представил, что это спектакль, где есть начало, развитие, кульминация и катарсис. У меня получился хороший такой спектакль на сорок минут. Программа «Город» шла пятнадцать минут, поэтому мне было велено сократить сюжет до двух минут. Я сутки сидел и с ощущением, что режу своего ребенка, кромсал сюжет. Это ведь глобальный человеческий конфликт! Потом я смотрел эту передачу, которую вела Яна. И две минуты! Я был очень разочарован. Но меня зацепил момент, когда всю суть можно пересказать коротко. В 1995 году я начал работать в качестве ведущего. Нас было четверо – Айгуль Мирзаянова, Яна Валили, Эдуард Хайруллин и я. Иногда к нам присоединялся Аминов, но как директор он все меньше и меньше выходил в эфир. В те времена все было демократично и свободно, можно было попасть на ТВ с очень приблизительным пониманием того, что происходит в жизни. Поэтому мне повезло. Потом со временем мы начали вырабатывать свою стилистику, ориентироваться на конкретных людей за чертой экрана. Потом пошли прямые эфиры.

В 1997 году я возглавил еженедельную аналитическую программу «Республика». Мы создали некую палитру – новости были из разных городов Татарстана, потихоньку пошла аналитика. У нас не было за плечами кондового советского ТВ – мы всего этого не знали и все делали «с колес». И была, действительно, свобода – над нами не довлела партия, какая-то цензура. Мы резвились, как собачки на лугу, это было очень весело. И вот этим мы заразили всю публику. Времена были такие – люди начали дышать, воспринимать все новое.

И второй момент – мы рассказывали о жизни простых людей на понятном им языке. Поэтому и «Эфир», и «Город» стали популярными, и до сих пор эта популярность держится. И эти же принципы мы стараемся внедрять на новом нашем телеканале «Татарстан-24». Этим же принципам мы обучаем наших журналистов в разных городах республики, которые объединены нашим телеканалом. И даем палитру новостей на всю республику и для всей республики.

В школе «Интерньюс» в Москве я обучался три месяца по направлению руководства «Эфира». Там преподавали ребята, которые уже знали, как снимать сюжеты. То есть мы получали навыки и по технологии самой съемки, и по сути подаваемых событий – что это должно быть просто, честно, открыто. Нас учили писать тексты для ТВ, которые строились совсем иначе, чем для газет. Поэтому когда к нам приходили люди после журфака, мы их учили заново. Если хочешь быть популярным на ТВ, излагать надо очень просто: как можно меньше деепричастных оборотов, украшалок. Плюс я еще два месяца был в Америке и посмотрел вживую, как это происходит. Там мы посмотрели технологию работы и полностью поменяли подготовку и выдачу материалов в эфир. Мы ввели систему продюсирования, чтобы журналист, выехавший на съемку с камерой, не получил от ворот поворот и смог отработать оперативно. Еще у нас было двойное ведение, и только потом оно появилось на центральных каналах. Кстати, в Америку не особенно охотно приглашали с государственных каналов. Мы же посмотрели Нью-Йорк, Солт-Лейк-Сити, Лос-Анджелес, Сиэтл. Это шикарнейший город, похож на Казань. И я с большой болью в сердце смотрел в 2001 году, как падали башни-близнецы, на которые мы залезали.

Из Америки мы вынесли многое. Но самое главное – мы вынесли некий дух свободы, то, что мы в наши молодые годы мы попали в струю обновления, неких демократических перемен, подъема – и экономического тоже. Мы понимали, что мы значимы. Нас узнавали на улице, и я этого стеснялся. Эта известность многим, к сожалению, людям с нестойкой психикой и моральной организации оказала медвежью услугу. На эту тему отлично высказался Познер: «Если в течение шести месяцев по телевизору показывать лошадиную задницу, ее начнут узнавать на улице». В профессии ведущего еще есть один парадокс – с виду невзрачный персонаж на экране может преобразиться, внушать доверие зрителям. Поэтому, если кто-то хочет в телевизор, но переживает из-за своей внешности, нужно идти и пробовать - это прикольная и классная профессия.

Сейчас еще более динамичное время, оно спрессовывается – если ты сейчас за десять секунд не зацепил, то все – внимание переключается. Особенно у молодого поколения – миллениалов. Технология со временем не меняется, просто добавляются какие-то технические штучки. Все минимизируется, нужно четко и ярко расставлять звуковые и эмоциональные акценты, чтобы зацепить, дойти до зрителя.

 

ОПИРАТЬСЯ НА ЭКСПЕРТОВ

Если говорить об организации труда, самое главное – в первое время выстроить свою работу. Потом все само работает, просто нужно периодически «смазывать шестеренки». Но здесь иногда требуется большое напряжение. Этому, наверное, нельзя научиться со стороны – понимать потенциал человека, который с тобой работает. Я чуть со смеха не умер – люди по тысяче долларов заплатили, чтобы попасть на коуч-семинар одного знаменитого российского журналиста, он начал рассказывать, как нужно здороваться за руку, с какой силой жать – какие-то благоглупости доносить до людей, я решил, что меня разводят. А людей начинаешь различать, когда много общаешься по работе. Журналистика тем и примечательна, что за день можешь пообщаться с десятками незнакомых людей. И ты от каждого набираешься, каждый тебе что-то приносит.

Вообще, когда не было интернета, подспорьем в работе журналиста были люди, эксперты в своей сфере. Чтобы получить информацию, нужно было идти в библиотеку или к специалисту. Тратишь целый день на то, на что сейчас уходит минут пять: погуглил – и тебе все на ладони. Перед тем, как выехать на сюжет, мы очень мощно прорабатывали вопрос. И журналист тот ценен, у которого большая база консультантов. Базу контактов никто не отменяет и сейчас: если ты хочешь разбираться в обстановке, ты должен выслушать несколько компетентных мнений.

Никогда нельзя считать себя умнее собеседника. И нельзя ни в коем случае нести отсебятину. Поэтому я всегда старался быть над схваткой, предоставлял слово другим людям. И нельзя считать идиотами людей, которые тебя смотрят. Задача журналиста – просто донести до них информацию и дать им возможность самим делать выводы. Единственное, что я себе иногда позволял – некий филологический стеб, игру слов, это уже каждый в меру своей воспитанности и начитанности делает.

Не навреди – это главный принцип и в нашей работе. У журналиста не должно быть своего мнения – он проводник. Он должен предоставить людям четкую взвешенную, продуманную информацию. Мы говорим о новостях. Аналитика сейчас исчезла, на ТВ пошли другие жанры. Если хочешь аналитику, заходишь в интернет и смотришь блогеров или компетентных в узких отраслях людей. Люди сейчас сами выбирают.

Мне сейчас жалко нашу молодежь, детей. Потому, что на них обрушился информационный поток, в сотни раз превышающий тот, который на нас в свое время падал. Сейчас нам остается только приучить их к информационное гигиене. Не заходите на сомнительные сайты. Определите для себя источники информации. Ищите то, что нужно.

 

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СМИ

Реклама

Мы государевы люди. Я уже давно на госслужбе. Поэтому наша задача доносить до людей информацию о деятельности правительства и президента, муниципалитетов и обеспечивать обратную реакцию людей на наши материалы, на наш продукт. Это выражается в доверии людей к нам. Наш продукт должен быть удобоваримый, оперативный, честный, красиво и хорошо упакован, написан хорошим языком – русским, татарским, чувашским. Это не только телевидение, газеты, радио, но и сайты, соцсети и прочие средства. Поэтому мультимедийность – это главный тренд, который мы в последние годы разрабатываем.

Власть в Татарстане, слава богу, дает много информационных поводов. И они положительные. Нам есть, о чем рассказывать, мы избалованы – в некоторых регионах никогда не проходили и не пройдут такие федеральные и международные мероприятия, а для нас это естественно. Преобразовать событийный продукт, который нам предлагает власть, в продукт информационный и донести его до населения – это наша основная задача. Я считаю, что мы с ней справляемся. Потому, что ИА «Татар-информ» стабильно входит в четверку самых упоминаемых СМИ в Татарстане. А его татарская версия – это вообще сейчас номер один. Очень мощный рывок был сделан за последние два года в плане телевидения – наша идея с объединением информации со всех муниципальных районов и передача их сюда через «Татарстан-24» и обратно в районы с уже республиканской палитрой – это хороший продукт, который постепенно завоевывает сердца наших зрителей во всех городах и районах республики.

Как бы ни говорили о печальной ситуации с печатной продукцией, у нас падение тиражей идет в общемировых и общероссийских рамках – порядка семи-десяти процентов в год. Но это падение ожидаемое и прогнозируемое. Есть несколько причин, они на слуху. Во-первых, это проникновение других источников информации (интернет). Молодежь не читает газет, не смотрит телевидение и не слушает радио. Во-вторых, политика Почты России – повышение тарифов, что повлияло на покупательский спрос, ввиду слабой платежеспособности потребителей. Еще одна причина – естественная убыль людей, которые подписывались на печатную продукцию. Но, тем не менее, в районах газета остается главным источником получения информации.

 

СМИ В ИНТЕРНЕТЕ

У каждого печатного СМИ есть сайт. У районной газеты может быть две тысячи подписчиков, а на сайт заходит по пять тысяч читателей в день. В лидерах «Челнинская газета» – у нее десятки тысяч уникальных посетителей. Она входит в десятку самых посещаемых сайтов республики. Мы ставим задачу идти туда, где люди. Поэтому мы продвигаем нашу информацию в соцсетях, создаем собственные аккаунты. И совокупное число подписчиков ресурсов «Татмедиа» в соцсетях порядка полутора миллионов! Мы нарастили эту цифру за два года, и она продолжает расти. В 2016 году количество подписчиков было пятьсот тысяч, сейчас втрое больше. Людям интересна та информация, которую производят журналисты на местах. Поэтому количество потребителей не уменьшается. Я констатирую увеличение и не воспринимаю критику о том, что газеты и журналы не нужны. Они производят информацию, которая нужна людям. Люди за нее голосуют, заходя на сайт. Если в Мамадыше не будут оперативно и честно рассказывать о том, что у них происходит в городе, люди не будут к ним заходить на сайт, не будут сидеть в соцсетях и читать их новости.

Так как жизнь очень серьезно динамизируется, информация воспринимается в коротком формате. Не зря сейчас популярны сорокасекундные ролики в том же Ютубе. Да, аналитика тоже должна присутствовать – у нас для этого есть «События недели», где публикуются большие аналитические материалы, и их тоже читают.

На сайты многих печатных СМИ выставляются материалы и фотографии из бумажной версии. У нас есть критерии оценки успешности филиала, и посещаемость сайтов – один из главных критериев. Есть прекрасный пример: татарский женский журнал «Сююмбике». У них было 150 - 200 заходов в день. Бились-бились, главный редактор провела мозговой штурм, поняла необходимость этого – и теперь у них больше двух тысяч уникальных посетителей ежедневно. За полгода они в десять раз увеличили показатель, просто переместив акцент работы редакции на сайт. Работа журналиста усложнилась. Но без этого никак. И кто этому не придает значения – в проигрыше.

Бумажные версии газет и журналов до конца не исчезнут, но их тираж серьезно съежится. Те, кто читает бумагу, останутся. Это другой формат восприятия. На отдыхе или в самолете хочется именно пошуршать страницами, чем вычитывать мелкий шрифт в гаджетах.

 

ВСЕ ИЗ СЕМЬИ

Моим родителям за семьдесят, и отец спокойно сидит в «Одноклассниках», пишет какие-то посты, создает рисунки – очень активно этим занимается. Несколько лет назад застал картинку: он сидит у монитора и празднует с друзьями по скайпу – один в Новосибирске, другой в Москве – нормально!

А мои дети прекрасно читают бумагу. Это вопрос воспитания – как к этому относятся родители. И сын, и дочь много читают – и по программе, и вне программы. Я осилил «Войну и мир» в классе девятом. И то с третьего или с пятого захода. А сын ее перечитал четыре раза. Он любит классику. Хотя сам он учится в КФУ на ВМК, будущий программист. Этому нужно приучать с детства. Детей сначала нужно научить учиться, это годами воспитывается. В детстве все же немного шалопаи, и без жесткой палочной дисциплины не обойтись. Сын у меня с золотой медалью закончил школу, подтвердив результаты ЕГЭ. Дочка сейчас тоже круглая отличница. Потому, что мама сначала стояла с палкой рядом. Меня отстранили от занятий с сыном в третьем классе: он принес задачку, я в нее честно вникал, даже исправил ему что-то в тетрадке. На следующий день он принес тройку и было сказано – папа, ты больше не занимаешься учением детей. С тех пор мы на какие-то философские темы общались с ним. Дочка тоже и в интернете сидит, но она читает русских авторов.

Новое поколение не знает Чехова, Бунина, Толстого, Достоевского. А когда ты это читаешь, у тебя в голове откладываются слова, построение фразы. Это набор духовных впечатлений, которые складываются от прочтения таких книг. Ты становишься богаче, интереснее. Поэтому гаджеты – враг номер один. Умение получить удовольствие от неторопливых культурных памятников перебивается быстрыми и моментальными вспышками информационными. Человек, который привык пролистывать за минуту десятки месседжей, с трудом заставит себя сесть и почитать «Преступление и наказание» Достоевского.

Слава богу, у нас есть пласт культуры, который нас, россиян, делает высокодуховными людьми.

Татарстан – многонациональный национальный регион России со своим богатым наследием, в том числе и языком. Я честно пытался выучить язык, занимался с преподавателями. Мотивация серьезная, я понимаю язык – все-таки десять лет рядом с Президентом Татастана. Но говорить пока так и научился, нет пока методики, которая быстро обучит. Я считаю, что нужно владеть языком региона, в котором живешь и работаешь.

В завершении хочу сказать: уровень доверия людей к СМИ традиционно высокий, поэтому они как источник информации никогда не умрут, люди им будут доверять. Главная задача СМИ – не опуститься до уровня фейка.

 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Куда звонить
  • мойтатарстан
  • инфографика стройтельство
  • .
  • Татарстна
  • иду на чемпионат
  • инфографика
  • WS
  • Баннер ТМ
  • Цитаты из журнала