• Вдохновленные традициями Татарстана

АТАКАЗ: "Кайфуйте от жизни, господа!"

В 2017 году в интернете появилось видео, на котором взрослый мужчина плачет и говорит по-татарски на камеру, как он соскучился по всем и хочет вернуться домой. Ролик стал вирусным: его распространяли в ватсапе, выложили во все соцсети, просмотры только на ютубе выросли до десятков тысяч. Спустя год герой этого ролика завел блог в инстаграме, который на сегодня насчитывает без малого 30 тысяч подписчиков.

Рафис Атаказов – или просто Атаказ – привлекает к себе публику своими рассуждениями о татарском языке, культуре, публикует остроумные замечания по происходящим в мире событиям и читает собственные стихи. Как использовать непрошеную популярность в интернете и при этом самореализоваться, почему он считает себя юмористом с печальными глазами – об этом и не только рассказал сам Атаказ

— Скажите, как сильно изменилась ваша жизнь после того, как вы стали медийной личностью? 

— После этого видео моя жизнь никак не изменилась, потому что это видео было исключительно для личной переписки в ватсапе. Когда я его снимал, я не думал, что когда-нибудь стану вести блог или что это видео увидит такое большое количество людей. Это было обращение к моим одногруппницам, которых я не видел двадцать лет – как тут обойтись без эмоций! Вообще, таких видеообращений я записал много, но кто-то решил подшутить, обрезал этот маленький кусочек и пустил в интернет. Я очень обиделся, конечно. Дошло до того, что поссорился с ними.


 

— Это было из злого умысла?
— Думаю, что нет. Я же сам человек юморной, постоянно шучу. И кто-то решил показать всем остальным, что наш Рафис вот такой. Я, кстати, до сих пор не знаю, кто это сделал. В общем, я немного обиделся. И не знал, как доказать людям, что это не шутка, что я не играл. Потом прошел год, и мне сообщили, что меня ищет «Татар радиосы» в инстаграме, а у меня не было аккаунта там. Люди интересуются, кто я, почему плачу, что со мной случилось, может, помочь надо, может, валяюсь в канаве пьяный или заграницей застрял. Чего только не было! Только после этого я зарегистрировался в инстаграме, чтобы сказать: меня искать не нужно, все со мной нормально, я дома, никуда не уезжал, отстаньте, успокойтесь и живите дальше. После этого эта страничка в инстаграме лежала еще месяца два без дела. Это было в августе 2018-ого. Прошло время, и мои родственники и сокурсницы начали просить меня: мол, раз зарегистрировался, давай, развлекай нас. А что мне говорить-то? В то время, в моем понимании, для меня инстаграм социальная сеть была площадкой для так называемых «чик» - гламурных девочек: «я платье купила-а-а», «я кушаю-ю», «я туда-то сходила». И поэтому поначалу инстаграм мне очень не нравился. Я не понимал, что я буду там делать: показывать, что я ем и куда сходил? Мне это не надо. Но потом я начал увлекаться и замечать, что тут не только фифочки, но и много образованных людей: интеллигентные люди уже давно ведут свои блоги. И потихоньку, в течение полугода, я втянулся в это дело и стал в инстаграме как рыба в воде. После этого я и заделался блогером (хотя очень не люблю это слово), и моя жизнь, действительно, изменилась: многочисленные интервью, встречи, приглашения на «Созвездие», «Урман күле»... Я жил тогда в Москве, и тамошняя молодежь из татарской диаспоры тоже часто приглашала меня на мероприятия. К моей повседневной жизни добавилась общественная жизнь, которой я начал посвящать все свое свободное время.

— Какова ваша целевая аудитория?
— Семьдесят пять процентов моей аудитории – женщины. Прозвучит, наверное, как хвастовство, но они меня очень любят. Возраст от 35 до 45 лет. Мой целевой подписчик – человек образованный, культурный, он не любит мата и пошлости, всегда стремится к какому-то новшеству, болеет, как и я, за татарский язык, за будущее татарского народа. Что же касается молодежи, то все знают, что она не любит, когда ее к чему-то принуждают. Вспоминая свою молодость, я понимаю, что нас постоянно учили: ты должен закончить школу, потом институт, потом жениться, а там семья, работа, к тридцати годам своя квартира, цветной телевизор, финская мебель... Мою жизнь уже расписали, и я должен только прожить ее, не выходя за рамки. А сейчас молодежь свободна. В большинстве случаев молодые люди делают то, что им хочется  (в хорошем смысле, конечно). Будучи таким же, я живу только так, как я хочу, никаких советов не принимаю. Другое дело, когда сам спрашиваю совета. Да, в этом случае я готов выслушать чье-то мнение или пожелание, но не терплю, когда в мой адрес начинаются нравоучения. Я никому ничем не обязан! И молодежь такая же. Она считает, что она никому ничем не обязана, а обязана только быть счастливой. Думаю, это и привлекает молодую аудиторию ко мне. Молодым людям со мной не только в инстаграме, но и в реальности очень комфортно. Я понятно для них шучу, разговариваю на их языке. Я – не мудрая сова, которая пришла их учить. Они говорят -  хайп, я отвечаю: давайте хайп! И потому, мне кажется, они принимают меня за своего, а не за старого пятидесятилетнего блогера.

Человек, который смеется. И плачет

— Вы пишете стихи. Почему не печатаетесь?
— Пишу в основном на татарском, но не печатаю, выкладываю только в блоге. Известно, что, если мы что-то делаем как бы для себя, подсознательно, мы все равно ищем одобрения, хотя бы банального: «молодец!» Это не означает, что, выкладывая стихи в блоге, я жду одобрительных комментариев. Я просто выкладываю стихи, чтобы показать, что занимаюсь этим, что пишу.

— Вы по образованию учитель, но по специальности не работаете. Однако на одном из ваших последних видео сзади вас висела школьная доска с падежами татарского языка.
— В этом году мои друзья попросили меня два раза в неделю вести занятия по татарскому языку в Апанаевском медресе. Это не основная моя работа, я не говорю, что работаю учителем. К тому же занятия там проходят не так, как мы привыкли в школе: это непринужденное общение преподавателя с учениками. И уже на основе этого формата я объясняю правила, пишу что-то на доске. Я называю эти встречи не «уроками», а «занятиями»:  мы чем-то занимаемся. Но, повторюсь, это не основная моя работа. С мая 2019 года я официально уволился и сказал себе, что больше не хочу работать. Сейчас я живу за счет моего блога, он держит меня на плаву. Но я не говорю, что это хорошо. Повторюсь: я живу, как я хочу, и пока сегодня для меня комфортно не работать на кого-то (вставать в восемь утра, возвращаться к шести вечера и ждать выходных). Нет, я всегда свободен!  Если кому-то из людей, кто сейчас это читает, такой образ жизни подходит, то пожалуйста, я же не против ничего. Может быть, когда инстаграм закроют и все это прекратится, я пойду на работу, может, даже асфальтоукладчиком, поваром. Но пока нет. Мое единственное занятие – это блог и дважды в неделю занятия в медресе с моими любимыми учениками. Мне очень нравится это занятие, я там философствую. Это удовольствие, не заработок. Это для души, для внутреннего удовлетворения. То же самое, что и блог – прихожу и разговариваю с людьми. Там в реальности, а тут – в виртуальности.

— Глядя на вас, можно сказать, что вы счастливый человек. Вы транслируете позитив, а большинство людей сегодня хмурые и злые. Можно ли сказать, что такое состояние души – это результат вашей личной практики: жить в удовольствие?
— Да, может показаться, что я очень счастливый человек. Я не хочу сейчас раскрывать весь свой внутренний мир, лучше расскажу одну хорошую притчу. В один итальянский город приехал бродячий цирк. И в составе этого цирка был клоун Пальяччи. Народ приходил на это веселье и забывал обо всем: о своих тревогах, несчастьях и бедах. Смотрел на Пальяччи, смеялся до слез, забывал обо всем и был бесконечно счастлив. А еще в этом городе жил очень хороший доктор, который лечил людей. И вот к нему однажды пришел человек и сказал: «Доктор, я так несчастен, у меня внутри большой страх и ощущение, будто земля уходит из-под ног, и мне кажется, что меня окружают демоны». Доктор отвечает: «Я посоветую сходить вам в цирк, там приехал хороший клоун Пальяччи. Посмотрите на него, и вам станет легче». Человек посмотрел на доктора со слезами на глазах и сказал: «А вы знаете, доктор, я и есть Пальяччи». Я – тот самый Пальяччи. Я ответил на ваш вопрос, до какой степени я счастлив?
Известно, что человек – не есть то, что кажется. Кувшин можно покрасить и в черный цвет, и в красный, и мозаику приклеить, но это не поменяет того, что у кувшина внутри. Я не говорю, что я несчастный (а каждый понимает счастье по-своему). Я когда-то был очень счастливый. Но теперь я живу на отблеске того счастья, которое у меня было, хотя я все еще продолжаю сохранять позитив. И, возвращаясь к вышесказанному, потворюсь: надо делать себя. Хочешь быть позитивным? Будь! Никто тебе не мешает. Всем своим блогом я хочу показать, что можно жить улыбаясь, а в наше время это очень нужно. Да, люди сегодня несчастные, думают, что все их проблемы созданы кем-то другим, а не самостоятельно.  А какой прок от того, что мы ходим, огрызаемся, с кем-то спорим? Надо все менять в сердце и разуме, а потом – вокруг.

 

Реклама

Что важного мы все позабыли?

— Сколько лет вы жили в Москве? И почему уехали?

— Сначала я жил в Москве, затем в Подмосковье. Я человек деревенский. Когда жил в Москве, сидел и смотрел на мир с 16 этажа и думал: какая тоска, это не для меня. Мне же нужно утром встать, выйти на улицу, в земле покопаться. Вот и переехал в Подмосковье. Прожил 12 лет. А потом в апреле 2019 года я уехал и оттуда: пережил личную трагедию, мне стало невыносимо там жить. В Казань я приехал в июле прошлого года. Но не утверждаю, что я осел здесь навсегда: если мне предложат какой-то более интересный вариант, я соберу свой зеленый чемодан и скажу: «Сау бул, Казан!» А может (кто знает?), и останусь здесь до конца дней. Я - свободный человек, не знаю, что будет завтра. Но пока Казань мне очень нравится. Та Казань, которая была в начале нулевых, и та, в которую я приехал 15 лет спустя, – совершенно разные города, разные люди.

— Что изменилось?
— Все. Я, как человек, проживший в Москве, говорю: по статусу жизни, по внешним факторам, сервису и прочему Казань ничем не уступает Москве. Да и люди здесь добрее. Я не хочу сказать, что в Москве люди злые, но здесь они более открытые. Москва никогда не спит, она как вечный двигатель. Я жил в центре, и там никогда тишины не было. А в Казани тишина есть. Я иногда глубокой ночью, когда откуда-то возвращаюсь, прохожу мимо озера Кабан за театром Камала. Там такая тишина! Могу стоять полчаса или на лавочке сидеть. В Москве нигде в два часа ночи в спокойствии уток не покормишь, а в Казани – можно. Даже зимой могу купить два батона и сидеть на лавочке и кормить уток и гусей. Ночью их никто не кормит. Днем-то все приходят, а ночью никого нет. Я подхожу к ним и говорю: «Ну что, девочки, соскучились? Давайте, у нас вечерний обед». В Казани есть тишина, друзья мои.
— В одном из своих видео вы говорили, что татары теряют свою идентичность. В частности, вы говорили о свадьбах: татары если и соблюдают традиции, то соблюдают их без понимания. Что сейчас происходит с татарской культурой? Что мы упустили?

— Мы упустили свои корни. Мы, татары, очень сильно впитываем все извне. Взять, к примеру, те же свадьбы. Я очень люблю плясать. Когда я работал тамадой в своих краях, я видел: татары пляшут дробью. Так веками пляшут и чуваши, и башкиры, и многие волжско-камские народы. Но сейчас молодежь отдает предпочтенье кавказской лезгинке. Я этого не понимаю.  Я не против – пляшите на здоровье, я и сам могу станцевать танец живота для себя. Но на свадьбе, если ты татарин, станцуй сначала по-нашему, не обязательно условную «Әпипу» в национальных костюмах – включи Уразову, спляши дробью. Ну, почему лезгинку-то?!

Сейчас многие татары стесняются разговаривать по-татарски. Если, например, зайти в какое-нибудь заведение, у всех работников есть бейджики, в которых написаны имена. Если я вижу, что там написано «Наталья», я сначала говорю: «Исәнмесез», а затем: «Здравствуйте» –  и общаемся по-русски. Если я вижу, что там написано «Миләушә», я начинаю говорить: «Исәнмэсез, сеңлем...» - и начинаю свою просьбу на татарском. Она меня не понимает, а я говорю: «А надо понимать. Если у вас на бейдже написано Миләушә и вы не можете произнести ваше имя не иначе как Миляуша, то замените там имя на Маша». Но потом в процессе разговора выясняется, что она меня понимает, но она не может отвечать и почему-то стесняется говорить, боясь, что может неправильно что-то сказать.
Когда я работал на заводе в Москве, я был единственным человеком в цеху (а там акустика!), который во время обеда запевал протяжную татарскую песню. Мы, татары, почему-то не можем гордиться своей национальностью. Мы же великий народ. Если углубиться в историю, видно же, что мы были великой татарской империей, с нами считались великие князья и цари. А теперь мы упустили это. Надо свою гордость вспомнить.

— Но сейчас очень много новых творческих деятелей, делающих упор на татарскость. Вы не замечали этого?
— Замечал. И мне это очень нравится. Я и не говорю о том, что нам нужно сидеть и вспоминать, какие мы были великие. Надо поднимать свой статус, больше показывать ту самую новую литературу, музыку и кино, которые мы создаем. Возьмем опять же наше телевидение (да простят они меня!), вещающее на татарском языке. Что там есть? Концерты да переводные турецкие сериалы. Зритель, смотря на эти сериалы, хоть они и на татарском, не думает о татарах, он думает о турецких султанах. Почему показывают это? Надо показывать новых деятелей! И в журналах, и на телевидение, и на радио. По большей части мы ведь видим эстраду, причем вчерашнюю. Я не говорю, что нужно забыть старое. Но если есть что-то новое, поднимающее статус татарской культуры, то надо это развивать. И еще: вы замечали, что люди, имеющие больше косвенное отношение к татарскому народу, – Чулпан Хаматова, Марат Башаров или Алсу – они, по-татарски знающие максимум «исәнмесез» и «бәлеш», обитают в информационном поле больше, нежели те, которые делают наибольший вклад в татарскую культуру? Если повезет, что-то прочитаете о них в интернете, и все. Их почти не приглашают ни на телевидение, ни на радио. А мы должны их видеть больше, чтобы мы знали, что наша культура жива.

«Не я уже в инстаграме, а он во мне»
— Вернемся к блогу. Вы говорили, что ваш блог вас полностью обеспечивает. Можете назвать сумму, которую вам приносит деятельность в инстаграме?

— Ровно такая, сколько мне нужно, чтобы полноценно жить. В меру своей скромности я не озвучу эту сумму, но она не маленькая, скажем так, чтобы другие не завидовали. Потому как жизнь-то после нашего с вами разговора продолжится, а народ к таким вещам относится весьма завистливо. Люди почему-то думают, что все блогеры богаты, но это не так, разные есть. И вообще, сегодня появляется тенденция, когда люди набирают у себя в аккаунте несколько сотен подписчиков, а затем пишут мне: «Скажите, а как теперь зарабатывать?» У них условные двести подписчиков, а первоочередная цель уже – деньги. У меня такой цели никогда не было. И до сих пор нет. Скоро моему блогу три года, а я ни разу не покупал рекламу. Я не вложил ни копейки в развитие своего аккаунта, даже розыгрышей не проводил.
— И таргетированной рекламы не делали?
— Нет. Я даже не знаю, что это такое. Наверное, я единственный блогер во всем инстаграме, который не покупает рекламу. А что касается денег – мне хватает, особо много мне не надо. И определенный процент от дохода я всегда отправляю на благотворительность. Это не хвастовство, а, скорее, совет другим блогерам: делайте так, тем более, это очень приятно. По большому счету эти деньги я получаю просто так, я же ничего не произвожу.


— Сколько времени вы проводите в инстаграме?
— Весь день. Все мое время – это инстаграм. Я даже сейчас сижу, разговариваю с вами и думаю: мне надо сделать эту рекламу, написать тому человеку, подготовить такой пост. Если я ничего не выкладываю, я все равно все анализирую, все читаю. Я же не ради шутки сижу там. Я мониторю все СМИ, слежу за новостями. На одном телефоне читаю татарскую прессу и блогеров, на другом – русскую. Я не говорю, что это норма, но для моей работы важно все знать и все анализировать. Так что инстаграм – это уже образ жизни, наверное. Не я в инстаграме, а он во мне. И для меня это хорошо. Но есть же другие блогеры, у которых дети, семья, работа. Я с такими встречаюсь и всегда говорю: найдите для соцсетей определенное время. Закончите свои дела и отведите часов пять для своего блога, но не больше. Но я же не такой. В этой жизни, кроме инстаграма, я ничем не занимаюсь, у меня нет семьи, нет детей, поэтому для меня это хорошо. Если я почувствую когда-нибудь, что это плохо, я, естественно, это время сокращу. Но пока живу так. Телефоны всегда при мне, всегда включены, заряжены, деньги на счет положены.

— Вы не рассматриваете Тик-Ток как потенциально новую площадку для блога?
— Я его рассматриваю, но уже в русском варианте. Тик-ток – формат коротких видео, а на татарском у меня мыслей больше, чем на русском. В инстаграме я укладываюсь и в классический формат одной минуты, и в более продолжительный формат, оттого и язык моего блога татарский. А вообще, Тик-Ток у меня уже есть, даже два-три ролика там висят, но я не знаю, что мне вообще там делать. Это все-таки соцсеть для молодежи. У нее бешеный ритм жизни, она живет в быстром темпе, а что я могу этой публике дать на этой платформе? Юмор? Но мне кажется, что мой юмор глупый и неуместный.
— В чем, на ваш взгляд, миссия блогинга вообще? Сейчас зачастую именно блогеров называют «лидерами общественного мнения». Это так?
— Да, это верно.  Сейчас все исходит от блогеров. Лично я воспитываю своих подписчиков. Когда я только начинал, многие считали меня «своим» парнем, обращались со мной как угодно – и матом, и усмешками, и глупыми неинтересными шутками. Раньше я каждую неделю по воскресеньям проводил прямые эфиры, и всегда находились подобные люди, пишущие мне матом и грубостью. Я запоминал, кто мне все эти гадости пишет, даже незаметно записывал их никнеймы. После эфира я писал этим людям в директ: «А теперь поговорим. Что тебя не устраивает?» Прошло уже три года, эти люди не отписались от меня и разговаривают со мной совсем иначе. Они воспитываются и говорят на том языке, на котором я хочу. Да, я могу и сам отвечать им на их же языке – хотя бы потому, что я языковед и умею по-разному общаться. Но мне самому приятно доносить свою мысль на чистом языке, без пошлостей и ругани. Каждый блогер, наверное, воспитывает своих подписчиков. Даже если я сейчас выложу фотографию, сидя на этом диване, я уверен, меня начнут спрашивать, где купить такой же диван. Все хотят иметь те же вещи, которые есть у их кумиров, блогеров. Все хотят иметь ту одежду, ездить на тех же автомобилях, ходить в те же кафе. Мы воспитываем своих подписчиков вне зависимости от их возраста, а детей – в особенности. Поэтому я призываю всех блогеров быть культурнее, на своем примере тянуть людей к позитиву, к доброму и светлому. У каждого подписчика есть свой блогер, на которого он хочет не просто подписаться, а на которого он будет равняться во всем и думать, что мнение  его кумира – закон.
— Вы чувствуете свою ответственность?
— Безусловно. С одной стороны, в блоге я никогда не позволю себе мата, пошлости, непристойности, обнаженку. Никогда не заговорю на русском и не от того, что я против русского языка, а оттого, что я позиционирую себя именно татарским блогером. Я хочу, чтобы люди на моем примере видели, что татарский язык красив, что на нем можно говорить о чем угодно. А, с другой стороны, я никогда не позволю себе ничего непристойного и вне своего блога - на улице, на публике, на встречах. Ведь, если что, мгновенно сделают компромат. Полностью естественным я могу позволить себе быть только наедине с собой. И, конечно, с очень близкими людьми. Рамки приличия обязательно должны быть. Не могу же я прийти на встречу с вами сюда в домашнем халате, небритый, неумытый, думая при этом, что я, дескать, звезда, у меня все равно возьмут интервью, меня все равно запишут на камеру? Нет, я почистил зубы, рубашку погладил, причесался – это же ответственность. И блогер, думаю, должен быть именно таким. Это и есть ответственность.
Это только говорить легко – тридцать тысяч подписчиков! Но это все-таки большое число. Если я вдруг выскажусь о каком-то событии отрицательно, мои подписчики поверят мне и будут думать ровно так, как я им сказал, как я преподнес. Поэтому перед тем, как высказаться о чем-то, я тщательно думаю, что и как  сказать. Одну и ту же вещь можно по-разному преподнести, согласитесь. Если количество подписчиков перевалило за тысячу, все: на человека ложится большая ответственность.

— Перед интервью вы сказали, что блогеры многому должны научиться у журналистов. Чему же?
— У нас нет единого института общества, который регулировал бы деятельность блогеров, готовил их, учил чему-нибудь. Нет никаких единых критериев, каким должен быть блогер, каждый эти критерии придумал себе сам. Но у журналистов-то не так. Их пять лет готовят в университете, они проходят множество испытаний, экзаменов и прочее прежде чем они станут хорошими журналистами. Журналист не думает о том, чтобы увеличивать каждый день тираж журнала, он любит сам процесс работы.
Блогерам нужно научиться у журналистов порядочности, грамотности (и речевой, и грамматической, и орфографической), донесения главного конкретного смысла статьи. Журналист умеет,  независимо от объема своей работы, донести замысел до читателя, используя весь инструментарий хорошего текста. А блогер – младший брат журналиста. Поэтому, блогеры, если вы сейчас читаете это, учитесь у них, учитесь краткости и таланту.

— А журналистам есть чему поучиться у блогеров?

— Думаю, свободе. Не думать о том, наберет просмотры тот или иной инфоповод или нет. Выставляешь у себя в блоге какую-то, возможно, чушь, которая может набрать от силы полтора просмотра, и это внезапно выстреливает. Начинаются лайки, комментарии, личные сообщения, репосты... Если бы я не выложил эту новость, многие и не знали бы о том. А журналист должен быть в этом смысле как блогер: фиксировать все, что видит. Не сегодня, так завтра пригодится, выстрелит, понадобится. Вот я рассказал сегодня притчу про Пальяччи. А прочитал я ее, когда в университете учился! В свое время не придал  ей значения, а когда начал вести блог, вспомнил. Журналист все должен читать. Мы, блогеры, все, что видим, впитываем, а потом, обгоняя друг друга, выкладываем   быстрее, чтобы хайпануть. Хайпуйте, журналисты, кайфуйте, любите свою работу, чувствуйте азарт! Обзаводитесь знакомствами. Кто знает?  Через 30 лет вдруг вы станете президентом, а я хайпану, запишу видео и скажу: а я ему когда-то интервью давал! Кайфуйте от жизни, господа, лично я – всегда кайфую.

 

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Пушкинская карта
  • До 1 декабря необходимо заплатить имущественные налоги
  • ВИЧ-инфекция: Важно знать!
  • Получите квалифицированную электронную подпись
  • ФИНАНСОВАЯ КУЛЬТУРА
  • Выбираем вместе!
  • "Свеча памяти"
  • Играем за вас!
  • Жизнь без наркотиков
  • "Содействие занятости"