Реклама
  • Быть всегда на позитиве: пять лайфхаков от семьи блогеров «Мамочка в декрете» Эльза (@elza_zaza) и ее муж Ирек (@irekzi) Зигантдиновы активно занимаются продвижением личных аккаунтов в сети инстаграмм. Специально для журнала «Идель», они поделились своими правилами жизни, которые соблюдают каждый день.
    277
    0
    2
Новости/Эксклюзив
  • Горячая линия для избирателей Сегодня начала работу Горячая линия Открытого штаба наблюдателей, созданного по инициативе Общественной палаты республики.
    29
    0
    0
  • Виталий Мутко: граждане готовы взять жилье в аренду В России арендное жилье строится в недостаточных объемах, хотя на него имеется спрос со стороны примерно 7 млн граждан. Такую мысль высказал вице-премьер РФ Виталий Мутко, общаясь с журналистами в Казани.
    35
    0
    0
  • Макаревич: музыкант, повар, маляр Известный музыкант Андрей Макаревич присоединился к волонтерскому движению по сохранению исторической городской среды «Том Сойер Фест Казань».
    31
    0
    0
  • Ключ к депутатству Языковой вопрос станет ключевым для депутатов нового VI созыва Государственного Совета Республики Татарстан.
    32
    0
    0
Видео
  • 3

ИЛЬФИР СУЛТАНОВ: «Наше рабочее место – весь мир»


Ильфир Султанов живет в деревне. Именно оттуда увозит его автобус Буинского драматического театра на гастроли. Театр ждут не только в других городах, но и в других странах. В своем багаже Ильфир везет роли персонажей, отражающих национальные характеры.
Ильфир родом из деревни Байталлы Кушнаренковского района Республики Башкортостан. После школы окончил класс по вокалу Уфимского училища искусств, начал работать в Стерлитамакской филармонии. И уже в 2012 году художественный руководитель Буинского театра Раиль Садриев пригласил его к себе на работу. Парень, у которого до этого было в планах стать певцом, неожиданно для себя поднялся на театральные подмостки.


– Ильфир, обычно люди из Уфы в Казань уезжают, а ты из Стерлитамака поехал в Буинск. И как тебе «Мишарстан»? 
 

– В нашей деревне говор такой же, как и в Буинске. Разница в языке есть не только в разных республиках и районах, бывает, и в соседних деревнях говор различается. А здесь вышло так, что они «по-нашенски» говорят. Что касается привычек-традиций, тут я тоже себя чувствовал, как дома, и с коллективом я был уже знаком до этого. Одним словом, хорошо, что приехал! (Смеется.) Я еще год сомневался, ехать мне в Буинск или нет. В Стерлитамаке жить негде, да и не похоже было, что есть вообще какие-то возможности для карьерного роста… Тогда я еще холостым был. А уехать хотелось! Еще в детстве я говорил себе: «Буду жить в Казани!» И однажды во время концерта в Уфе Раиль абый (Садриев – прим.ред.) начал меня зазывать к себе, дескать, ему в театр нужен поющий артист. С одной стороны, лучше уж ехать туда, куда зовут, чем туда, куда не зовут вообще, правда? А с другой стороны, уехать за 600-700 километров… для этого тоже смелость нужна. Тогда Раиль абый уговорил меня хотя бы съездить с ними на гастроли. Две недели гастролей по районам Альметьевска и Челнов все решили. 

–Ты учился на вокалиста, а в театре роли разные бывают… 

– Больше скажу, я раньше всячески избегал театральных сцен. В училище на курсах актерского мастерства с большой неохотой играл в этюдах. Однажды на гастролях у нас один актер приболел, и Раиль абый попросил меня заменить его. Мне пришлось играть роль Хамиса в спектакле «Полено». У меня нет театрального образования, и я боялся, что ничего не получится. Я переживал, потому что понимал, что для игры на сцене надо знать какие-то сложные правила, а я-то их не знаю. Сейчас уже по-другому думаю. Тот, у кого есть теоретические знания, но кто ни разу не использовал их на практике, похож на человека, просто говорящего умные слова, совершенно не понимая их смысла. Понятно, если учился этому – хорошо, но невозможно играть, не прожив образ. Во время учебы в академии я пел в хоре Уфимского оперного театра. Еще тогда один артист преклонного возраста как-то напутствовал: «Беги ты из театра, засосет, как болото, не выберешься». А я в то время определенно хотел стать певцом, поэтому до конца и не понял того, что он хотел мне этим сказать. Только после семи лет работы в театре до меня дошел смысл его слов.

– То есть ты влюбился в театр?
 

 Да! К тому же мы будто изучаем несколько театральных школ. Спросишь, почему? В наш театр приезжают режиссеры, имеющие разные школы. Из Санкт-Петербурга, Уфы, Глазова, к примеру. Вот, ждем режиссера из Кемеровского областного театра. Он еще летом приезжал в Буинск на театральную лабораторию – мы ставили первую часть «Женитьбы» – сейчас будем доводить спектакль до конца. По мне, работа с разными режиссерами – это большой опыт. Они не только ставят с нами спектакль, но и учат многому. Когда ездим на гастроли, особенно в большие города, по возможности стараемся посещать местные театры. Сейчас я уже не представляю себя без театра. Не только за свою роль, но и за весь спектакль в целом переживаю. Спектакль – это результат работы не одного человека, а всей команды. Поэтому раз за разом, играя в спектакле, начинаешь переживать и за сценографию, и за музыку, и за все остальное.

– У каждого артиста есть свое амплуа. Как сложилось у тебя? 
 

– Во-первых, может быть, оно и появляется, если ты работаешь с одним режиссером. Во-вторых, наш театр ориентирован на зрителя, мы сами готовим его, определяем вкус. У меня есть роли, начиная от Зайца и Петуха, заканчивая придурком из новой драмы. Что касается традиционных спектаклей, там у меня есть характерные роли, например, в спектакле «Сваты» я играю одного из сватов, а Раиль абый – второго. В спектакле «Концлагеристы» у меня роль мужа, а роль так называемой жены – у другого мужчины. Странно звучит, да? А это вот такой сложный спектакль. О свободе. Вернее, о том, что мы, так или иначе, попадаем в клетку – спектакль об этом. – В жизни ты чувствуешь себя свободным? – На самом деле, человеку не нужна полная свобода. Если мы живем в социуме и у нас есть свои социальные роли, значит, ты вынужден держать себя в определенных рамках. Иногда свобода нужна только в той мере, чтобы играть, оставаясь собой, чтобы ты мог упорядочивать свои мысли. Это только от тебя зависит, можешь ли ты обеспечить себя этой самой свободой или нет. Я думаю, что семья не ограничивает твою свободу. В детстве семья твоих родителей, после рождения своих детей твоя собственная семья становится частью твоей души. Ну, конечно, разные бывают семьи. Из какой-то так и хочется бежать, а в другую радостно возвращаться. В спектаклях мы как раз об этом и говорим. 

– Буинский театр известен своей мобильностью. Не устаешь от бесконечных гастролей? 

Реклама

– Когда гастроли продолжительные, да, устаю. Мы уже два года подряд выезжаем в Казахстан на гастроли на целый месяц. Это утомляет. Расстояние между городами доходит до шестисот-семисот километров, много времени проводим в автобусе. Но когда нас встречают с распростертыми объятиями, все эти неудобства забываются. Наше рабочее место – это весь мир (смеется). Коллектив театра – как большая семья. В повседневной жизни мужья-жены целый день работают и только вечером возвращаются с работы, а на гастролях мы сутками все вместе. Самое сложное в этих поездках – это быть вдали от семьи, скучаю. Дочке Диляре третий годик пошел, сыну Кариму – пятый. Уезжаешь на гастроли на неделю всего, приезжаешь, а они уже подросли и измениться успели… 

–Нет желания исполнить свою детскую мечту? В Казань же хотел уехать, сейчас в столицу не стремишься? 

– Не-е-ет! Буинск, хотя и маленький, но все же – город. Во-вторых, я же в деревне живу – в Тулумбае. В детстве, когда я жил в деревне, несмотря на то, что был самый младший в семье, и разница со старшими братьями была большая, работы хватало всем с лихвой. В деревне не бывает свободного времени, ты всегда чем-то занят, работа не заканчивается… Тогда я и придумал себе, что «в городе хорошо, там делать ничего не надо, быстрее бы уехать из деревни». Когда учился, жил в общежитии. Но городская жизнь мне быстро наскучила, хорошо еще нэнэй (в Башкортостане так называют бабушек) жила своим домом в Затоне около Уфы – туда я и переехал. Зимой стоит просто снег расчистить и уже хорошо становится. Сегодня для того, чтобы заниматься любимым делом, не обязательно жить в тесной городской квартире. 

– Сегодня ты работаешь под руководством «бренда» Раиля Садриева. Это, наверное, отдельная история? 

 Да, на самом деле, у него свои требования к новичкам. Были и недопонимания. И это, я считаю, нормально. Он мне говорил: «Люди из Башкортостана медлительные». И действительно, в Башкортостане жизнь размеренная. Я уже привык к здешнему темпу, и приезжая в родные места, замечаю, насколько более медленно протекает там жизнь. Раиль абый умеет достигать поставленной цели. В этом он – для нас всех пример. Сегодня он продвигает и Буинский театр, и сам Буинск. После того как у нас стали проходить международные фестивали, о нас узнали и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Столичные видят, какая у нас жизнь кипит. А это, на мой взгляд, отличный показатель, не каждый провинциальный город может похвастаться своей бурной театральной жизнью.

– Над каким образом ты работаешь сейчас?
– Ильшат Мухутдинов только что выпустил спектакль «Благодать» по пьесе Артура Соломонова. Премьера в марте была. Мы его играем на русском. Вот там я в роли одного придурковатого. Именно с этим спектаклем мы планируем ездить на фестивали.

– А ты доволен своими ролями?
 

– По-моему, даже великие актеры не бывают до конца довольны своими ролями. После каждого спектакля анализируешь – «а до конца ли я сегодня выложился?» К примеру, в спектакле по пьесе Ркаила Зайдуллы «Мишарские рассказы» в постановке Егора Чернышева мы и играем, и текст проговариваем. Там я чувствую, что что-то не докручиваю до конца. 
– Может, это потому, что ты – не мишарин на самом деле? – (Смеется.) А может и поэтому, да…

Ландыш Абударова 

 

 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Татарстна
  • иду на чемпионат
  • инфографика
  • WS
  • Баннер ТМ
  • Цитаты из журнала
  • Финансовая культура
  • Молодые актеры в образах юбиляров сезона
  • ВКЛ: вернисаж казанской литературы
  • СМИ