Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Финал национального чемпионата русский

Олег Ивенко: «С ролью Нуриева в европейском фильме начался новый этап моей жизни»

В творческой биографии Олега Ивенко – победы в Корейском международном конкурсе балета, IX Международном конкурсе Ю. Григоровича «Молодой балет мира», Красноярском международном конкурсе балета «Гран-при Сибири», международном конкурсе артистов балета «Арабеск» в Перми, международном конкурсе в Варне. Кроме того, танцовщик является создателем собственной танцевальной школы Ballet Room в Казани.

2017 год был ознаменован для премьера Татарского академического государственного театра оперы и балета им. М. Джалиля Олега Ивенко съемками в роли Рудольфа Нуриева в фильме британского киноактера и режиссера Рэйфа Файнса с рабочим названием «Белый ворон». В проекте также работают Адель Экзаркопулос, Равшана Куркова, Чулпан Хаматова, Сергей Полунин. Съемки «Белого ворона» проходят в России и Европе.

Олег, как получилось, что именно вас пригласили на главную роль в фильме?

– Был кастинг на общих основаниях. Курьезной была ситуация с тем, как я узнал об этом проекте: мне прислали письмо, которое я удалил как спам. Через две недели мне позвонили и сказали, что кто-то очень интересуется моим номером. И тогда я вспомнил про письмо. Кастинг-директоры фильма Алла Петелина и Екатерина Лобанова, видимо, увидели во мне что-то такое, что заставило их связаться со мной во второй раз. И начался новый этап в моей жизни. Мне это безумно интересно. Можно сказать, что это сказка, которая стала явью. Но в то же время я понимаю, что это огромная ответственность, ведь рядом со мной такой мэтр, как Рэйф Файнс, и все коллеги по фильму – это тоже мэтры. Первое время я вообще плохо понимал, что происходит. В голове было: «А они вообще понимают, что я практически ничего не знаю?» Профессия артиста балета очень приближена к профессии актера, но мы не говорим на сцене, а в фильме нужно говорить, и говорить не на своем языке. Вначале было тяжело, но благодаря поддержке всей команды у меня появилось больше уверенности. Актерским мастерством со мной занимался сам Рэйф Файнс, он дал мне очень много информации, которую нужно было адекватно воспринять и переварить.

Как вы готовились к процессу съемок? Изучали материалы о Нуриеве?

– Да, я пересмотрел огромное количество фото- и видеоматериалов с участием моего героя, много читал о нем! Выделил для себя основные черты характера Нуриева – это огромная жажда жизни и нежелание подчиняться рамкам. Он был невероятно сильным внутри человеком! А внешне... бывал порой диким, нетерпеливым, не всегда корректным, с сумрачным взглядом и «волчьей» пластикой. Я старался почувствовать себя на его месте, в предлагаемых обстоятельствах, чтобы быть достоверным на экране.

Вам внутренне близок ваш герой? Могли бы, как он, совершить «прыжок к свободе»?

– Не знаю, что ответить. Все-таки обстоятельства сейчас совсем иные, артисты могут много передвигаться, выступать по всему миру. Внутренне мы с ним разные. Я так же сильно люблю жизнь, но мне, наверное, присущ более позитивный взгляд на мир.

На каком языке говорит ваш герой в фильме?

– На русском и английском. Специально для съемок я в течение полугода брал индивидуальные уроки английского, ежедневно занимаюсь им и сейчас.

В фильме будут танцевальные сцены?

– Да, но не очень много. Тем не менее, чтобы не выйти из формы, я в течение всего съемочного периода занимался классическим танцем, каждый день делал часовой урок.

В театре какую свою роль любите больше всего?

– Обожаю партию Шурале. Для меня это сумасшедшая роль в актерском плане. Я там – совершенно не Олег, я там – Шурале. С недавних пор полюбил партию графа Альберта в Жизели. Мне довелось два раза ее танцевать: один раз в нашем театре, второй раз в другом – по приглашению. Еще близок Солор в «Баядерке». Сейчас я больше начал любить партии, в которых есть драматургия. Ты не можешь обмануть зрителя, как бы ты не пытался. Зритель чувствует. Мы чувствуем энергетику друг друга.

Фото Николая Кулагина

В вашей творческой биографии много побед на различных танцевальных конкурсах. Это особая тяга к соревнованию или необходимость в карьере балетного артиста?

Не знаю насчет необходимости, мне кажется, у всех по-разному. Лично я хотел участвовать в конкурсах. Во-первых, это развитие. За время подготовки к конкурсу ты моментально вырастаешь в профессионала. Из конкурса в конкурс ты все больше растешь физически, эмоционально, психологически. Очень много конкурсантов, большое давление со стороны,  но ты должен быть сконцентрирован. За короткое время  – 8-10 минут – ты должен выдать 200 процентов своих возможностей. Бывает, что не получается, но ничего страшного. Конкурсы очень хорошо воспитывают – как человека, как артиста.

Как вы относитесь к своим поклонникам?

– Ну, сейчас их становится все больше (смеется). Мне пишут из России, Америки, Европы, Украины. Это очень приятно. Я это ценю и, конечно, стараюсь для них еще больше. Они вдохновляют меня, дают мне энергию для дальнейшего развития. Благодаря им я понимаю, что делаю все это не просто так.

Расскажите, как начали танцевать?

Благодаря маме и папе. В детстве я очень не любил садики, постоянно убегал оттуда. Поэтому меня отдали в специальный кружок для энергичных детей, где было танцевальное направление. Я быстрее всех выучивал все комбинации, а потом, когда мне становилось скучно, убегал за дверь подглядывать за тем, как другие танцуют. Позже мне мама рассказывала, что преподаватель этого кружка посоветовала отдать меня в хореографическую школу, чтобы направить мою неуемную энергию в нужное русло. К тому же у меня оказался хороший музыкальный слух. Так получилось, что мама отвела меня в хореографическую школу, и совершенно случайно я попал к лучшему педагогу школы. К Елене Петровне Соловьевой очередь стояла за год, а мы пришли и в первый же день поступили. Как такое можно счесть случайностью? Это значит, кто-то тебе помогает. Все годы учебы в Харькове я чувствовал поддержку директора школы Натальи Александровны Ржевской. Так все и началось. Не без слез, не без труда… Есть артисты, которые очень талантливы, ноги до ушей раскрываются. У меня такого нет, я всего достигаю своим трудом. Недостатки стараюсь скрывать, а свои плюсы преумножать. Это трудный путь, но мне он по душе. Ведь много людей, которые ленивы и не пользуются своими возможностями.

При таких нагрузках остается ли время на увлечения?

– Очень люблю психологию. Я довольно рано начал ею интересоваться. Мне было интересно, почему человек думает именно так, а не иначе? Почему один человек открытый, другой закрытый? И я хотел получить ответы на эти свои «почему?». Увлечение психологией помогает мне в повседневной жизни. А я, в свою очередь, стараюсь помочь другим людям, которые зашли в тупик или оказались в трудной жизненной ситуации. Еще обожаю большой теннис. Играю в него уже два года. Раньше занимался два-три раза в неделю, сейчас так часто уже не удается. Занимаюсь с персональным тренером. Приходится вставать очень рано, чтобы поехать, потренироваться, но это того стоит.

Как пришла мысль о создании собственной школы танцев?

В определенный момент я понял, что нужно делать что-то еще, так как у меня было желание развить искусство, противостоять тому, что в обществе оно постепенно уходит на третий план. Хотелось, чтобы люди чаще соприкасались с этой тонкой материей. В течение года я готовился – изучал всевозможные тренинги, проходил интенсивы. Вместе со мной над проектом работала моя команда. Благодаря им, благодаря тому, что они верят в меня и мои идеи, мы существуем и делаем доброе дело – развиваем детишек, взрослых. Своим ученикам я передаю тот опыт и навыки, которые у меня есть. Ко мне приходят даже профессионалы и просят позаниматься. Приходят на занятия и конкуренты, не подозревая о том, что мы их знаем. Мне кажется, это хорошо, когда есть такой интерес. Но скопировать все равно ничего не получится, потому что у нас к каждому индивидуальный подход. У нас свой стиль, своя подача материала. Среди наших учеников уже есть девочка – лауреат конкурсов, а другая девушка поступила в хореографическое училище. Сейчас еще двоих готовлю к поступлению в хореографическое. Бывает, что очень устаю, частые поездки, но стараюсь хотя бы два раза в неделю проводить занятия. Ученикам нравится, когда именно я веду уроки, они спрашивают: «А сегодня вы ведете? Класс!» Очень приятно. Сейчас мы с моей командой готовим фестиваль Stage Platforma, в котором объединятся несколько направлений искусства. В рамках этого проекта планируем провести мастер-классы по контемпорари (современный танец), бачате, латино-американским танцам, мастер-класс по фото, актерскому мастерству, мейк-апу. Мне кажется, чего-то именно такого в Казани не хватает. Этот проект мы постараемся воплотить в жизнь в апреле.

Что цените в людях?

– Искренность. Щедрость. Прямоту. Незакрытость в себе. Ведь мы живем один раз, так почему быть закрытым? Мир порой очень жесток, иногда приходится пробиваться стиснув зубы. Я понимаю, нет хороших или плохих людей, есть ситуации, в которых люди показывают себя не с лучшей стороны. Наша профессия просто обязывает быть открытым. Люди приходят в театр, чтобы расслабиться после работы, они хотят, чтобы до них достучались, чтобы артист поглотил их внимание и увел в сказку. Если ты на сцене халтуришь, то зритель в зале чувствует, что к нему что-то не дошло. Если тебе Бог подарил талант, ты должен им делиться. Кто больше отдает, тот больше получает. А одному он тебе зачем?

Расскажите о семье. Как ваши родные отнеслись к тому, что вы так далеко уехали?

– Дело в том, что я с самого детства много времени проводил вне дома. Харьковская хореографическая школа, в которой я учился, постоянно выезжала на гастроли по Европе. Мы были 4 раза в Японии, 4 раза в Испании, Португалии, Франции, Германии, на Канарских островах – можно продолжать довольно долго. Новый год моя семья очень часто встречала без меня. Но я настолько привык к постоянным поездкам. К сожалению, сейчас я не могу приехать в Украину из-за политической ситуации, поэтому мы чаще встречаемся на нейтральной территории. В этом году у нас план с моим старшим братом – на Новый год отвезти родителей в Европу. Они никогда не были в Европе, никогда не уезжали дальше, чем в Казань, к примеру. Сейчас мы с братом максимально стараемся им помочь, хотим, чтобы они увидели мир. Это наша реализация их мечты. Ведь родители у нас одни, их нужно ценить. Они отдают тебе всю свою молодость, чтобы ты вырос хорошим артистом, человеком. Они стараются, чтобы у тебя все было: вначале игрушки, машинки. Затем они стараются, чтобы ты выучился, был неглупым, образованным. Вырасти и забыть об этом – это не моя история.

Что бы вы пожелали творческим людям, которые только начинают свой путь?

– С Сергеем Полуниным, с которым мы сейчас снимаемся в фильме, у нас есть одна точка соприкосновения – мысль, которая нас объединяет. Это то, что я посоветовал бы любому человеку: прислушиваться к собственной интуиции, своему собственному «я». Как только вы чувствуете, что делаете не то, что вам надо, не то, что вы хотите, значит, нужно делать что-то другое. Нужно искать возможности заниматься тем, что ты хочешь. Иначе это не твоя жизнь.

 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
  • Цитаты из журнала
  • Финансовая культура
  • Молодые актеры в образах юбиляров сезона
  • КаЛИТка и Идель
  • СМИ
  • Театр
  • Цитатник