Реклама
  • Быть всегда на позитиве: пять лайфхаков от семьи блогеров «Мамочка в декрете» Эльза (@elza_zaza) и ее муж Ирек (@irekzi) Зигантдиновы активно занимаются продвижением личных аккаунтов в сети инстаграмм. Специально для журнала «Идель», они поделились своими правилами жизни, которые соблюдают каждый день.
    277
    0
    2
Новости/Эксклюзив
  • Горячая линия для избирателей Сегодня начала работу Горячая линия Открытого штаба наблюдателей, созданного по инициативе Общественной палаты республики.
    29
    0
    0
  • Виталий Мутко: граждане готовы взять жилье в аренду В России арендное жилье строится в недостаточных объемах, хотя на него имеется спрос со стороны примерно 7 млн граждан. Такую мысль высказал вице-премьер РФ Виталий Мутко, общаясь с журналистами в Казани.
    35
    0
    0
  • Макаревич: музыкант, повар, маляр Известный музыкант Андрей Макаревич присоединился к волонтерскому движению по сохранению исторической городской среды «Том Сойер Фест Казань».
    31
    0
    0
  • Ключ к депутатству Языковой вопрос станет ключевым для депутатов нового VI созыва Государственного Совета Республики Татарстан.
    32
    0
    0
Видео
  • 3

ДЕВУШКА. НЕБО. САМОЛЕТ

Дания Жанси по праву может считать себя человеком мира. Она родилась в Ташкенте, выросла в Казани, после учебы в Университете Управления «ТИСБИ» и непродолжительной работы в Министерстве культуры Татарстана налаживала связи с общественностью в московских PR-агентствах, училась в МГУ им. Ломоносова, а потом, пройдя сложнейший отбор в одну из ведущих мировых авиакомпаний, на шесть лет переехала работать в Дубай. Побывала в четырех десятках стран – и на сегодняшнем витке жизненной спирали снова оказалась в Казани. Дания – выпускница онлайн и оффлайн мастерских Creative Writing School Майи Кучерской (2016-2017 гг.), в 2018 г. окончила летнюю школу по Creative Writing Оксфордского Университета. Пишет рассказы на русском и английском языках. Публиковалась в журналах «ArtPrive», «Вестник ЮНЕСКО», «Зеркало», «Идель», «Казань», «Прочтение», «РБК-Дэйли», «Форбс Онлайн».

– Дания, добрый день! Под занавес прошлого театрального сезона в Качаловском театре состоялась премьера спектакля «Казанский трамвай», в основу которого лег сценарий, составленный по стихам казанских поэтов завлитом театра Дилярой Хусаиновой совместно с Альбиной Абсалямовой и Аленой Каримовой.  Публика восприняла спектакль с большим теплом. Его кульминационным моментом стала песня «Все дороги ведут в Казань», написанная талантливым композитором Ляйсан Абдуллиной на ваши стихи. Расскажите, как была создана эта песня.
 

– Прежде всего скажу несколько слов о самом спектакле: на мой взгляд, он получился удивительным, наполненным настоящей, чистой радостью. Нечто подобное, сродни предновогоднему ощущению в детстве, я испытала, попав на мюзикл «Отверженные» в Лондоне: было большим счастьем услышать «живьем» давно любимые песни. Сейчас же я с трепетом узнавала в исполнении знакомых с юности актеров стихи казанских авторов, многие из которых – мои добрые друзья, вспоминала потаенные уголки любимой Казани и неотъемлемую часть своего детства – трамвай «двойка». Спасибо за этот талантливый эксперимент режиссеру и актеру Илье Славутскому и всей команде театра. 

С творчеством одного из самых ярких татарстанских композиторов молодого поколения Ляйсан Абдуллиной, которая сегодня возглавляет музыкальную часть Качаловского театра, я знакома давно. Уже несколько лет мой замечательный папа (и по совместительству – тесть Ляйсан) во время семейных встреч настойчиво просил нас написать гимн Казани. На что я отшучивалась, а Ляйсан говорила, что для музыки сначала нужны стихи. И вдруг в моей жизни случилась большая любовь, все важные моменты которой оказались связаны с Казанью, и, когда мы с мужем приехали в родной город на никах, я поняла: время настало. Припев придумала ещё в снежной Казани, а дописывала текст, прячась от всего мира в небольших арабских кафешках в Дубае. Отправила Ляйсан текст по вотсап, через несколько недель поинтересовалась: что, мол, не вдохновила тебя песня? В ответ она сообщила, что показала текст Илье Славутскому и что песня идеально впишется в новый спектакль «Казанский трамвай». Присылала коротенькие видео с первого показа. Я в тот день по рабочей необходимости находилась на музыкальном фестивале «Жара» в Дубае, вокруг ходили по красным дорожкам разнообразные Бузовы, с нами перемигивались «Иванушки», на сцене перед концертом распевались Лепс и Валерия. А все мои мысли и чувства были в Качаловском театре в Казани, больше всего я хотела оказаться в тот миг там.
Премьерные показы спектакля пришлись именно на наш переезд обратно в Россию, и постановка и песня в исполнении любимых артистов стали для нас с мужем очень личными.
 

– Заинтриговали! Поделитесь подробностями вашей истории.

 

– История простая, точнее, стремительная. Я жила и работала в Дубае, а мой муж, тоже татарин из Казани, – в Африке. Мы случайно познакомились в самолете, летящем из Дубая в Казань. Проговорили все время на борту и провели вместе два дня пока я была в Казани. Новая встреча случилась, когда Альберт летел обратно в Африку с пересадкой в Дубае (опять-таки по счастливой случайности у него отменили запланированный рейс, и он смог остаться в городе на сутки вместо пары часов). Раньше была уверена, что о любви и драматических эмоциях знаю все, но тут даже я растерялась от нахлынувших вдруг на нас чувств. В следующий раз мы летели в Казань уже вместе на наш никах… да и песню надо было сочинить (смеется). Ещё через несколько месяцев мы возвращались жить в Россию каждый из своей страны, чтобы сыграть уже шумную свадьбу с родными и друзьями в Казани… и сходить на премьеру «Казанского трамвая», конечно! 
 

– Надо же, как бывает!  А какие еще истории происходили с вами в небе? 

– Мне невероятно повезло: благодаря работе и страсти к путешествиям, я побывала уже в сорока странах. Безусловно, небо стало почти вторым домом. Но все-таки более важно, куда или к кому ты летишь. Правда? 
Говоря именно об историях на борту… Однажды я летела первый раз в жизни в Африку, одна, боялась жутко. На ночном рейсе из Стамбула в Найроби оказалась без соседей на целом ряду и уже приготовилась спать, как вдруг некий пожилой англичанин попросился сесть ко мне: на его ряду плакал ребенок. Поколебавшись, я решила быть вежливой и, улыбнувшись, кивнула. В итоге он оказался тренером по бизнесу, ездит по всему миру и учит корпорации лидерству на примере управления племенами африканскими и новозеландскими вождями, иногда отправляет топ-менеджеров международных компаний пожить с племенами поучиться лидерству. В итоге меня уже по дружбе отправили в Кению к вождю нескольких деревень племени Масаи. Вождь Эммануэль оказался незаурядным, он помогает нескольким деревням выживать в новых условиях, осуществлять необычные для их уклада жизни проекты, зарабатывать деньги для развития инфраструктуры деревень и учебы детей. Эммануэль прислал за мной в город одну из женщин своего племени, с которой мы добирались до места на нескольких маршрутках, вокруг не было ни одного белого человека. Вождь Масаи уступил мне свою супружескую спальню (деревянная кушетка, глиняный пол, керосиновая лампа и…блохи), специально зарезал козу, что в их племени считается большой честью. К Эммануэлю домой постоянно приходили беседовать лидеры разных деревенских проектов и местный католический пастор (почти нигде я не слышала таких глубоких бесед, как в той африканской глуши). Кажется, там я нашла ответы на многие мучавшие меня на тот момент вопросы. Причем никаких денег с меня не просили, даже наоборот, местные женщины одарили своими украшениями и одеждой и сами хотели сфотографироваться со мной.   
 

– Похоже, Африка для вас – континент особенный.
 

– Да, обожаю Африку! Помимо Кении с ее сафари и невероятным вдохновляющим вождем Эммануэлем, я была на острове Занзибар (там совсем, как в арабских странах, абсолютно безопасно, не похоже на континентальную Африку, при этом невероятная красота природы, океана). Еще была в Уганде, несколько лет назад мы с коллегой ездили смотреть единственных в мире оставшихся горных горилл. Потом путешествовали там же с мужем. Он как раз заканчивал работу в соседней стране, и мы провели несколько дней в английском колониальном отеле, где когда-то останавливалась сама королева Елизавета II. Горжусь невероятно, что побывала в пиратском Сомали, точнее даже еще в более экзотическом Сомалиленде – это почти никем не признанная автономная территория внутри страны. Правда, я была только несколько часов в аэропорту, но мы устраивали торжественное мероприятие с первыми лицами и местной элитой – впечатлений и колорита хватило. Мой муж тоже поработал в нескольких странах на этом континенте, видимо, страсть к Африке – это у нас тоже общее.     
 

– Тем не менее, «все дороги ведут в Казань»! Чем особенно дорог вам родной город? 
 

– Во-первых, несмотря на нашу с мужем мобильность в пространстве (муж в детстве жил в Чехии и Армении, я родилась в Ташкенте; работали и жили в разных городах и странах), все-таки наш headquaters, как мы его называем (с английского – штаб-квартира или головной офис), – в Казани. Здесь живут наши родители, и здесь наш дом.
Во-вторых, здесь я выросла, пробовала все в первый раз, влюблялась, страдала, писала стихи, делала первые шаги в профессии. 
Город преобразился за последние годы, и всякий раз, когда я слышу восторженные отзывы о Казани от друзей и коллег из Москвы или ОАЭ, испытываю чувство гордости. По работе в Дубае приходилось сталкиваться с комитетом по туризму Татарстана или нашими представителями в ОАЭ. Наш регион всегда выгодно отличался от других своей проактивностью и профессионализмом. 
Ну и, кроме всего прочего, это красивый город с множеством уютных ресторанчиков, парков и лесопарков, озер, здесь всегда происходят интересные события и фестивали. В Казани здорово бывать и как туристу, и как резиденту.
 

А писать вы начали тоже здесь? Как? 

 

Реклама

– Писать стихотворения начала, как и многие, под влиянием первых чувств и любимых книг, но, конечно, для творческих людей важна среда. Еще в школе попала в студию «Белая Ворона» под руководством Наили Ахуновой и Бориса Вайнера, там же познакомилась с замечательной Альбиной Абсалямовой и другими казанскими поэтами. Правда, к себе как к поэту я все же отношусь скептически, но в любом случае это отличная терапия и приложение своего юношеского максимализма и взрослых драм. Рассказы начала писать уже во взрослой жизни, и это, мне кажется, уже осознанный выбор.
 

– Вы активно публикуетесь в литературных изданиях по всему миру. А какая публикация для вас самая дорогая? 
 

– Мне дороги все публикации, но самая любимая, надеюсь, еще впереди. Очень бы хотелось публиковаться и на английском. Во время учебы в Оксфорде я написала рассказ об арабо-израильском конфликте, он получил там «отличную» оценку, но пока еще не увидел свет. Самый первый «взрослый» рассказ «Сезон персиков», кстати, был опубликован в журнале «Идель», и я искренне благодарна редакции за этот выбор.
 

– Вы много лет работали в сфере PR в ведущих мировых компаниях. Чем стал для вас этот опыт? 
 

– Когда я была еще юной старшекурсницей в Казани, слово «творческая» и «открытая» звучало для меня как оскорбление (а меня только так все и называли). Мне же хотелось быть признанным профессионалом (в моем представлении это был серьезный человек из госорганов или международной компании).  Считая все творческое баловством, я потратила больше десяти лет, делая карьеру в коммуникациях в Москве, потом Дубае. Пожалуй, реализовала свою потребность, но в какой-то момент остро захотелось быть реализованной творчески. Стало обидно, что время и усилия я тратила на другое, одновременно было стыдно и страшно делать первые творческие шаги, уже имея определенную социальную роль. Я очень рада, что вернулась к себе настоящей и перестала самоопределяться исключительно компаниями, в которых работала. Конечно, опыт в коммуникациях научил меня многому: я узнала множество профессий, людей, стран, участвовала в нестандартных и всегда разных проектах.  В пиаре нужно быть профессиональным дилетантом и уметь по верхам разбираться во множестве индустрий и там, схватывать главное и доносить необходимую информацию до блогеров, журналистов и публики.
 

– А что посоветуете тем, кто только вступает на карьерный путь? 
 

– Обыденный до недавнего времени мир международного пиара когда-то и для меня был чем-то таинственным и далеким, практически недостижимым. Если у вас есть любая цель, представьте, куда вы примерно хотите прийти, и идите – все просто. Конечно, получайте необходимый опыт, терпите, если где-то бывает трудно или кажется несправедливым по отношению к вам, но отвечает собственным долгосрочным целям, развивайтесь, инвестируйте в свое обучение. Ищите тех, кто может стать вашей ролевой моделью, старайтесь побольше общаться с ними, наблюдайте, слушайте. Мне повезло: я часто встречаю тех, кто становится эталоном в той или иной области, почти всегда удается с этими людьми подружиться на долгие годы. И главное, не бойтесь что-то менять, отпускать уже отжившее, идти к новым целям и мечтам.
 

– Вы учились у Дмитрия Быкова, Майи Кучерской. Что дали вам эти занятия? 


 

– После мастерских Дмитрия Быкова поняла, что великим поэтом мне не быть, почти перестала писать стихи. Дмитрий даже хвалил некоторые вещи, но я поняла, что не готова изучать все бездонные пласты русской и международной поэзии разных эпох, делать стихотворения главной целью своей жизни. Две недели учебы с Быковым и потом год еженедельного прослушивания его литературной программы «Один» на Эхо Москвы были невероятно интересным периодом, позволившим на многое посмотреть принципиально по-новому.  Занятия, онлайн и оффлайн, в литературной школе Майи Кучерской стали для меня спасительной соломинкой, тоненьким мостиком к тому, что было действительно важно душе, когда я жила и работала в Дубае – мировом центре развлечений и гламура. Этими курсами я буквально жила, слушала лекции или работала над заданиями в обеденные перерывы, вечерами. При этом, в силу специфики работы, у меня был почти неограниченный доступ к развлечениям Дубая, путешествиям, но я почти от всего отгородилась и занималась главным для себя. Еще больше уверенности придали занятия в летней школе по писательскому мастерству в Университете Оксфорда. Я сомневалась, что могу что-то писать по-английски в принципе, не звуча смешно. К удивлению, меня в школу приняли и даже поставили за финальное задание одну из самых высоких на курсе оценок, притом что я не носитель языка. Да и сама ежедневная учеба в старинных стенах колледжа Экзетер, где был студентом Толкиен, общение с профессорами Оксфорда и талантливыми студентами со всего мира, постоянная работа с текстами были счастьем. 
 

– Будете продолжать? 
 

– Да, конечно, я и сейчас учусь на одном из онлайн курсов, с писателем и профессором филологии Мариной Степновой. Очень хотела поучиться в англоязычной магистратуре по писательскому мастерству, но пока жизненные обстоятельства сложились по-другому, но не менее прекрасно.
 

– Поделитесь, пожалуйста, вашими творческими планами! 
 

– Следующий год планирую с полной отдачей работать над романом, самый первый черновик которого уже готов. Он об абсурдности современного мира, предрассудках, иллюзиях и, конечно же, о любви. Действие происходит в Палестине и Африке. Надеюсь, что смогу поделиться результатами с читателями уже через пару лет. 

Кроме того, думаю, что на основе своего опыта могла бы написать книги в жанре нон-фикшн про путешествия в 40 стран, про работу и жизнь в Дубае, про пиар на региональном, федеральном и международном уровнях. Есть мечта и поработать над либретто для мюзикла: считаю, что некоторые явления из жизни, иногда тяжелые и абсурдные, лучше всего можно передать именно в этом жанре. Когда-нибудь в будущем хотелось бы написать книгу про татар для англоязычной аудитории в понятных и привычных ей категориях. Но, как говорится, план – это мечта с дедлайном, а у меня это пока еще просто мечта. 

Фото Юлии Калининой и из личного архива Дании Жанси

 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Татарстна
  • иду на чемпионат
  • инфографика
  • WS
  • Баннер ТМ
  • Цитаты из журнала
  • Финансовая культура
  • Молодые актеры в образах юбиляров сезона
  • ВКЛ: вернисаж казанской литературы
  • СМИ