Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Вечные люди

ГОРОДСКАЯ КУЛЬТУРА

Что такое казанская городская культура? Не думаем, что может быть однозначный ответ на этот вопрос: он должен вобрать в себя пространство и время, людей и предметы, удачи и неудачи, театры и кладбища, красоту на века и однодневный китч. Мы задали вопрос о казанской городской культуре людям, которые сделали заботу о городе частью своей жизни и которые меняют Казань каждый день. Может быть, прямо сейчас…

МАРК ШИШКИН, историк, экскурсовод: 

КАЗАНСКАЯ ГОРОДСКАЯ КУЛЬТУРА ОЧЕНЬ БЛИЗКА К ИСХОДНОМУ ПОНИМАНИЮ СЛОВА «КУЛЬТУРА» – ВОЗДЕЛЫВАНИЕ. А процесс возделывания всегда связан с трудом и усилиями. Характер у казанцев не самый мягкий, много острых углов, но казанцы умеют делать усилие над собой, чтобы сгладить эти углы ради общения с другим человеком. Эта работа над собой начинается с самого последнего уличного хулигана, который может в нужный момент перейти с мата на неплохой литературный язык. И такие вот постоянные усилия миллиона людей дают в итоге немаленькие объемы энергии, которая двигает всех нас вперед.

 МОЯ ОСНОВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ – ЭТО АВТОРСКИЕ ЭКСКУРСИИ по Казани. Я сам изучаю прошлое разных улиц, а потом рассказываю об этом казанцам и гостям города. Много лет назад я окончил исторический факультет. В науке не остался, но навыками исторического исследования овладел благодаря хорошим учителям. Большую часть карьеры занят деятельностью, связанной с пиаром, а здесь нужно уметь взаимодействовать с аудиторией и давать ей хороший контент. Где-то на стыке этих двух занятий родились мои авторские экскурсии. 

КАЖДЫЙ ГОРОЖАНИН ИМЕЕТ ВСЕ ВОЗМОЖНОСТИ, ЧТОБЫ ПОМОЧЬ РОДНОМУ ГОРОДУ, а главное, может выбирать способ помощи. Никто не требует героизма и сверхъестественных усилий. Репост о том, что сносят старый красивый дом, – это уже помощь. Просто прийти на это место и показать, что горожанам не всё равно, – это тоже помощь. Как среда меняет людей? Сравните уровень насилия в городе в 80-е годы с нынешним днем. А потом сопоставьте инфраструктуру для организации свободного времени тогда и сейчас.

ЛЮБИМЫХ МЕСТ В ГОРОДЕ У МЕНЯ МНОГО. Это та часть улицы Волкова (бывшей Второй горы), где и сейчас сохранились деревянные дома. Это Фуксовский сад, где из старого уютного центра ты видишь новую Казань на противоположном берегу и зелёные дали казанской Швейцарии. Это самый красивый православный храм города – Петропавловский собор и самая красивая казанская мечеть – Азимовская. А самая классная улица Казани по сочетанию истории, комфорта и активности – это улица Горького. 

В КАЗАНИ УЖЕ НАУЧИЛИСЬ СПАСАТЬ СТАРЫЕ ДОМА, но многие отреставрированные исторические объекты до сих пор стоят пустыми. Во время экскурсии такая ситуация всегда создает некоторую фальшь. Ты рассказываешь, а люди спрашивают: «Почему такой красивый дом пустует?». Город должен жить и каждый дом должен жить. 

ЛЕОНИД АБРАМОВ, краевед, экскурсовод: 

МНЕ КАЖЕТСЯ, В КАЗАНСКОЙ МЕНТАЛЬНОСТИ – НЕ ЦЕНИТЬ ПРИРОДНОЕ ОКРУЖЕНИЕ: для того чтобы казанцу выбраться в лес, вообще ничего не нужно делать. Можно поехать практически в любую сторону, и вот ты уже на природе. Казань расположена в красивейшем месте, и, чтобы понять, что такое наш город, необходимо знать его окрестности, должны быть созданы треккинги и веломаршруты. А пока я больше сталкиваюсь с «шашлычной культурой» – культурой общества потребления, где от природы ждут, что она развлечет и обслужит. 

КАЗАНЬ СЕЙЧАС АКТИВНО РАСШИРЯЕТСЯ, и приобретает актуальность проблема сохранения зеленых массивов. Современная плотная застройка разрабатывается без учета нормальной комфортной жизни. При этом в Казани еще много зеленых зон, которые можно связать – создать своеобразный зеленый каркас для города. При относительно небольших вложениях можно по зеленой зоне, например, добираться до работы на велосипеде. И я всячески за то, чтобы создавалась система, без нее невозможно решить проблему. 

У нас уникальная возможность связать в единую цепь «Квартала», Азино, акваторию реки Нокса, Авиастроительный район, центр и т.д. 

ВОЗМОЖНО, КОРОНАВИРУС ПОМОЖЕТ ВНУТРЕННЕМУ ТУРИЗМУ. Другое дело, что у нас нарушены горизонтальные связи, мы не умеем себя организовать. У нас нет на это общественного запроса. Квартирный вопрос по большей части решен, но теперь мы сидим каждый в своем углу и не слишком часто этот угол проветриваем. Излишний комфорт приводит к болезням, поэтому люди должны двигаться. В Европе, Штатах и Канаде сейчас выделяют много денег на устройство велоинфраструктуры, особенно в связи с пандемией, а у нас конь не валялся. Город должен быть удобным для пешеходов, и тех, кто на двух-трех колесах передвигается. Пока он удобен только для тех, у кого четыре. Инфраструктуру для вело и пеших активностей надо развивать вместе с зеленым каркасом. Сразу «двух зайцев убиваем»: и транспортная составляющая и собственно природно-рекреационная.

МНОГИЕ НАШИ РАЗРЕКЛАМИРОВАННЫЕ ПАРКИ – это издевательство, огромные деньги отмыты на маленькой площади. И это проблема управления. На парки нужно смотреть не как на закрытые пространства. Это ментальность даже не ХХ, а ХIХ века! Парки должны быть транзитные – это место, куда ты зашел и вышел. Кроме того, у нас все парки без ландшафтного дизайна, нет внятных архитектурных форм, нет ничего, чем можно восхититься. То, что сделали с Лебяжьим озером, – это, конечно, здорово. Правда, теперь не понятно, что будет дальше в плане экологии, но хотя бы так. Конечно, хочется, чтобы подобные проекты были экономичнее и разумнее. Природу надо слушать, а у нас пошли по пути 20-летней давности – по пути больших финансовых издержек. К сожалению, у нас непрозрачное общество, нет никаких дебатов. За те суммы, которые были выделены городу, Казань можно было сделать лучшим городом мира.

ТИМУР АПЕЛОВ, велоактивист: 

КАЗАНСКАЯ ГОРОДСКАЯ КУЛЬТУРА, НА МОЙ ВЗГЛЯД, ОЧЕНЬ РАЗНОШЁРСТНАЯ: андеграундная, с одной стороны, промышленно-провинциальная – с другой.

 АКТИВНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, СВЯЗАННУЮ С КАЗАНЬЮ, Я НАЧАЛ СО ШКОЛЫ. Оказался в правильном окружении единомышленников, появилось желание найти себе подобных, чтобы сделать что-то ещё более крутое. Поиски не окончены. В этой деятельности сложно продвинуться без теории, качественных коммуникабельных навыков и не разработав плана. 

ГЛАВНАЯ ИДЕЯ СООБЩЕСТВА «ГОРОДСКИЕ ПРОЕКТЫ» Ильи Варламова и Михаила Каца, в которых я состою, – создать место, где можно высказать свои идеи, виденье проблем и, если они окажутся интересными и найдут поддержку среди участников, попробовать решить их или хотя бы придать огласке. Например, из явных проблем городского проектирования, вредящих всем казанцам: П-образные переходы и нерабочие лифты в надземных переходах.

 АКТИВНОМУ ГРАЖДАНИНУ НУЖНО БЫТЬ СВОЕОБРАЗНЫМ БЛОГЕРОМ. Увидел проблему – расшарь, напиши в народный контроль или Яндекс.Район. Появилась идея, что можно сделать с ней, – поделись. Чтобы этот пункт работал более эффективно, и нужны Горпроекты. Среда создаёт людей и меняет все: привычки, решения, голос, стиль, увлечения, идеи... 

В ГОРОДЕ НЕ ХВАТАЕТ СООБЩЕСТВ. Раньше в велосипедной среде были «Негонки» и Аля Халикова, но они рассыпались отчасти из-за недопонимания с ГИБДД. В результате появилось много разрозненных слабых велосообществ. Не хватает поддержки, связи с правящей структурой в городе. Хочется не получать отписки, а сесть за стол переговоров и объяснить свою позицию, чтобы нас при этом не считали фриками. С парками же получилось, почему нельзя так же с транспортной системой? Использование велосипеда как транспорта необходимо для снижения нагрузки на транспортные сети, улучшения здоровья жителей и в том числе развития для развития культуры. 

МОИ САМЫЕ ЛЮБИМЫЕ МЕСТА В КАЗАНИ: маленький участок настоящего исторического квартала Казани на пересечении Горького и Муштари, Казанская Швейцария и вообще эта область Казанки, уникальные природные, по большей части нетронутые территории Казани, район Крутушка – Альдермыш – Семиозёрка, леса, заброшки, Голубое и Лебяжье озера (подсветка в лесу – просто великолепие!) 

Реклама

КАЗАНЬ – ЕВРОПЕЙСКИЙ ГОРОД ПО СВОЕЙ ИЗНАЧАЛЬНОЙ ПЛАНИРОВКЕ (исторический центр и малая площадь города). Советская планировка привнесла широкие проспекты, микрорайонную застройку, упор на общественный транспорт. Мне кажется, что Казани нужно ориентироваться на восточноевропейские города, где умело смогли модернизировать проспекты и при этом не построить Салават Купере.

АЙДАР САДЫКОВ, шоумен, коллекционер, театровед, экскурсовод: 

ГОРОДСКАЯ КУЛЬТУРА ДЛЯ МЕНЯ – это, в первую очередь, люди, количество театров, концертных залов и общая культура образования и поведения. Казань всегда была городом, не похожим ни на какой другой: слияние двух крупных культур – русской и татарской, христианской и мусульманской жизни, а начиная с середины ХIХ века – большой пласт татарской культуры, появление татарских клубов, активность татарской интеллигенции, Габдулла Тукай и множество других писателей, поэтов, драматургов и артистов. 

ЗА ПОСЛЕДНИЕ 20 ЛЕТ МЫ ИЗ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ПОВОЛЖСКОГО ГОРОДА ПРЕВРАТИЛИСЬ В НАСТОЯЩУЮ СТОЛИЦУ. Как бы это ни звучало странно, наличие торговых центров играет не меньшую роль в общем понимании городской культуры, чем, скажем, театры. Одного без другого не бывает. С рынков и базаров люди стали переходить в ТЦ, где есть своя культура обслуживания, манера поведения и необходимость модно одеваться. 

ПРОВОДЯ АНАЛИЗ ПУБЛИКИ, ПРИХОДЯЩЕЙ В ТАТАРСКИЙ И В РУССКИЙ ТЕАТР, я обнаружил, что эти люди мало где пересекаются. Мне бы очень хотелось, чтобы публика шла из одного театра в другой. В пример взаимосвязи татарской и русской культуры хочу привести своего однокурсника по театральному училищу Рамиля Тухватуллина, который долгие годы был ведущим артистом театра Камала, а затем принимал участие в спектаклях труппы театра Качалова. Но таких, как Рамиль, очень мало. То же самое касается эстрады. Единственным местом пересечения может быть Татарский театр оперы и балета им. М.Джалиля. Очень приятно, что у нас есть две звездочки, которые нас объединяют – Дина Гарипова и Эльмира Калимуллина. Также хочу сказать спасибо всем создателям фильма «Зулейха открывает глаза» и отметить артистов наших театров – это Искандер Хайруллин, Роман Ерыгин и другие.

 КОГДА ЧЕЛОВЕК ИДЕТ В ТЕАТР, У НЕГО НЕПРОИЗВОЛЬНО ПОЯВЛЯЕТСЯ ОСАНКА, меняется манера разговора. Хорошо вижу, как меняется город в архитектурном плане и его люди. Если во времена нашей молодости Казань славилась стычками между улицами, группировками (принадлежать к той или иной из них считалось престижным), то, благодаря перестройке при Михаиле Горбачеве и Борисе Ельцине, появилась возможность зарабатывать (первые кооперативы, киоски, магазины). Молодежь начала заниматься коммерцией, экономика поменяла общую культуру и поведение людей. Показателем успешности стали не телогрейка и шапка-ушанка, а материальный достаток. У молодежи 90-х появилась возможность проявить свои лидерские качества, и именно она пришла на смену людям советско-коммунистического воспитания, которые ставили нам в укор: «Молодежь не хочет работать, поэтому мы так плохо и живем».

 МЕНЯЮТСЯ И ЛЮДИ, И ОБЩИЙ ОБЛИК. Сейчас большое количество молодых занимается развозом еды. Для меня эта картина несколько печальна, в этом есть что-то уничижительное в том плане, что человек выполняет физическую работу не от хорошей жизни. Мы работали грузчиками, дворниками, но это не отвлекало от других занятий. Считаю, что молодежь, на износ развозящая на самокатах еду, – не очень хороший показатель. 

ДО ПОСЛЕДНЕГО ВРЕМЕНИ У НАС НЕ БЫЛО ПРОГУЛОЧНЫХ ЗОН, куда бы могли прийти местные жители. Хорошо помню парк Горького: мы катались на скрипучих каруселях со ржавыми цепями, было колесо обозрения, комната смеха, замечательная сцена, где мы танцевали, разбитый фонтан с лягушками. Это все, конечно, ностальгия, тогда не было культуры парка, все было в запустении. После того, как парки привели в порядок, сделали подсветку, поющие фонтаны, потянулся и народ. Утром бегают спортсмены, днем ходят мамы с колясками, вечером гуляет молодежь. Среда воздействует на манеру поведения людей. На сегодня я считаю Парк Горького заповедной культурной зоной. Но в городе все равно не хватает прогулочных зон. Если вы пройдете по Баумана, затем начнете свое путешествие по Петербургской, то маршрут закончится у фонтанов на пересечении с ул. Айдинова. Хоть и есть такая точка притяжения, как театр кукол, до него мало кто доходит. Одной из таких прогулочных зон я вижу набережную реки Волги: если бы от Кремля можно было бы пройтись вдоль цирка, дойти до Адмиралтейской дамбы, оттуда выйти к реке и вплоть до речного порта. Мы абсолютно не используем водную гладь для отдыха. В Старом Аракчино есть катамараны, лодки, катера, но их должно быть огромное количество, чтобы отправляться и от Чаши, Кремля, Кремлевской набережной. 

ЧАСТО СТАЛКИВАЕШЬСЯ С НЕПОНИМАНИЕМ ИЗМЕНЕНИЙ в городе. Вспомните ситуацию с метро – сколько людей говорили: «Ой, зачем оно?» Но сейчас мы понимаем, насколько персективным было это решение. Недавно начали строить большую кольцевую дорогу вокруг Казани, и тоже много нареканий. Конечно, можно понять и местных жителей, которые должны съехать: это тяжело и морально, и финансово, но, тем не менее, мы живем в мегаполисе, и нашим властям приходится решать массу вопросов. Как житель Казани в целом я одобряю все, что происходит в городе. 


МАРЬЯ ЛЕОНТЬЕВА, социолог, градозащитник, член проектной группы «Концепция устойчивого развития исторического поселения Казань», организатор фестиваля «Духов день»: 

КЛЮЧЕВОЕ СВОЙСТВО КАЗАНСКОЙ ГОРОДСКОЙ КУЛЬТУРЫ – ЕЕ МНОГОСЛОЙНОСТЬ, многообразие. Говоря об ассоциациях, Казань для меня – это такой алхимический котел, куда погружаешь первоэлементы, простые вещи и сама атмосфера города, его многовековой опыт, сочетание несочетаемого порождает нечто уникальное. 

Я ГОРОДСКОЙ  АКТИВИСТ УЖЕ 13 ЛЕТ. Когда ты только начинаешь участвовать в жизни города и тебя толком никто не знает, довольно сложно доказывать, что твои слова что-то значат, предложения что-то весят, а ты сам способен менять реальность. Есть еще и такой важный этап – активистское выгорание, когда понимаешь, что ты не всесилен, твои ресурсы конечны и ты не можешь изменить мир. Это встречается довольно часто, и для многих этот момент становится окончанием их активной деятельности. Способность восстанавливаться, не отступать от своих ценностей и целей, объединяться с другими и методично действовать, несмотря на тактические неудачи, и отличает профессиональных активистов. 

К ЛЮДЯМ, КОТОРЫЕ НЕ ПОНИМАЮТ, ДЛЯ ЧЕГО И ЧЕМ Я ЗАНИМАЮСЬ, Я ОТНОШУСЬ СПОКОЙНО. Никто не обязан понимать мою деятельность, у каждого своя жизнь. 

ОЧЕНЬ ВАЖНО, ЧТО БОЛЬШОЕ КОЛИЧЕСТВО ИНИЦИАТИВ АКТИВИСТОВ СТАНОВЯТСЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМИ. У них появляются юридические лица, некоммерческие организации/ООО начинают системно работать, встраиваться в экономику, консультировать в сфере своих компетенций за деньги или получают доверие и возможность работать в партнерстве с представителями муниципалитета и республики. 

СПОСОБНОСТЬ ПРИНЯТЬ НА СЕБЯ ЧАСТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТИ за то, что происходит в твоем собственном дворе, добиться, чтобы мусорные контейнеры стояли, где необходимо, высадить цветы и деревья, чтобы была тень и благоухание, потратить 2 часа своей жизни на то, чтобы помочь кому-то или передать строительные материалы семье погорельцев, отвезти ненужные вещи в фонд – это все ежедневные геройства. 

ЕСТЬ НЕСКОЛЬКО АСПЕКТОВ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ, КОТОРЫЕ ДЛЯ МЕНЯ ОЧЕНЬ ВАЖНЫ. Прежде всего, это безопасность, пешеходная доступность, освещенность и экологическая безопасность. То, достаточно ли зелен район, есть ли у человека возможность общаться с природой, очень важно. Отсутствие этого делает человека тревожным, сокращает его жизнь и неизбежно влияет на общество в целом. 

Следующий аспект – подлинность исторической среды: видеть преемственность развития города, понимать, что ты живешь на этом месте не как возделыватель целины, а как наследник. А историческая среда – это не только отдельные здания, но и старые деревья, брандмауэрные стены, колонки, кованые решетки и устоявшиеся уклады на территории города. Люди, которые осознают эти взаимосвязи, как правило, более вовлечены в город. 

Еще один аспект – это возможность самореализации в городе, возможность найти единомышленников, основать собственное дело, получить качественное образование, найти свое место.

 Я ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ОБИЛИЕ ВОДЫ В КАЗАНИ. Любимые места – в Адмиралтейской Слободе, где я живу. Очень хочу, чтобы эти берега остались живыми, но при этом стали более благоустроенными для жителей. Также это древнее ханское кладбище «Бишбалта», коса за Кировской дамбой. Люблю старый центр, три горы Ульянова, Волкова и Калинина. Они любимы еще и потому, что уже несколько лет «Том СойерФест», в котором я принимаю участие, приводит в порядок дома на этих улицах, а гораздо проще чувствовать любовь к тому, к чему ты приложил свою руку. Я МНОГО ПУТЕШЕСТВОВАЛА ПО РОССИИ и в любом городе, даже самом красивом древнерусском, через несколько дней начинаю искать минареты. Для меня очень важна наша небесная линия, сочетания колоколен, минаретов и их звук. Это дает мне ощущение дома. Люблю забулачную часть Старо-Татарской слободы за ее особую атмосферу, устойчивый уклад который дает ощущение уюта. 

КАЗАНЬ УНИКАЛЬНА ТЕМ, ЧТО СМОГЛА СТАТЬ НЕ ПРОСТО ТРЕТЬЕЙ СТОЛИЦЕЙ РОССИИ, НО И МИРОВЫМ ГОРОДОМ. Многое из того, чего нет в других городах, есть тут в изобилии. Мне хотелось бы, чтобы в Казани было больше внимания к собственному содержанию, уюту, подлинности, сохранению природного наследия, умению людей договариваться между собой на границе интересов, чтобы жители могли усвоить в возможной для них степени роль горожанина. Никакому городу не нужно ориентироваться на другой. Казань умеет быть собой в совершенно разных исторических, политических и общественных состояниях. Казани нужно ориентироваться на Казань, познавать и принимать себя. Иногда это бывает сложнее, чем смотреть на других.

фото Юлии Калининой

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Подари подписку!
  • "Единый налоговый платеж" - ЕНП
  • "Кто такой самозанятый? Как стать самозанятым?Преимущества"
  • "Любишь кататься, люби и транспортный налог платить"
  • "Платим налоги - создаем будущее сегодня!"
  • Потребуй чек!
  • Пожар в парке горького. Фоторепортаж
  • Доблесть
  • Виртуальная АТС - MANGOOFFICE
  • Красная гвоздика