Реклама
Новости/Эксклюзив
  • Минэкономразвития России согласно с Миннихановым Минэкономразвития России подготовило проект постановления Правительства РФ о включении СМИ в список пострадавших отраслей от коронавируса Covid-19. Ранее такую инициативу высказал Президент Татарстана Рустам Минниханов.
    159
    0
    0
  • «Каравон» следует велению времени В субботу, 23 мая, в республике состоится традиционный русский народный праздник «Каравон». В этом году из-за эпидемиологической обстановки праздник пройдет в онлайн-формате, что позволит всем любителям русской культуры принять в нем участие.
    119
    0
    0
  • Ставки на «Казанский Кремль» Музей-заповедник «Казанский Кремль» оказался в числе финалистов межмузейного конкурса - фестиваля «Интермузей-2020».
    93
    0
    0
  • Обращение муфтия 23 мая, в последний день Священного месяца Рамадан, в прямом эфире из Галеевской мечети муфтий Татарстана Камиль хазрат Самигуллин обратится к верующим по случаю наступающего праздника Ураза-байрам.
    91
    0
    1
Видео
  • Вечные люди

ХАРИС ЯКУПОВ: путешествие в Стамбул

Особая символика дат – грядущее 100-летие ТАССР и уже наступивший вековой юбилей одного из столпов татарской советской культуры – художника Хариса Абдрахмановича Якупова. Имя его осталось не только в искусствоведческих монографиях и каталогах. В самом сердце Казани, в галерее «Хәзинә», целый зал бывшего Юнкерского училища закономерно и по справедливости посвящен работам Хариса Якупова. Быть может, и несоразмерен  для художника такого масштаба один зал, но «соседи» Хариса Якупова – Николай Фешин, Баки Урманче и Ильдар Зарипов. Все – гордость республики.


А вот еще новый виток успеха – зрительская любовь, пришедшая благодаря социальным сетям, когда многие пользователи Интернета в самых разных частях мира впервые увидели на картинах Хариса Якупова челнинских красавиц или доярок из села Шали. От образов этих девушек, навсегда запечатленных молодыми и счастливыми, остается ощущение подлинности и оптимизма, и не обязательно сверенного с партийными канонами, а идущего от самой благодатной земли Татарстана, неизбежной весны и обновления. Люди труда всегда были близки художнику, и он смог передать свою искреннюю любовь к ним через полотна и донести сквозь многие десятилетия.

Созвучие со своей большой родиной и со своей республикой никогда не покидало мастера. И еще: его никогда не покидала удача.

Главная удача – выжил на фронте, пройдя дорогами войны до майской Праги. Удача обрести верную жену Рушан и крепкую семью, где все было подчинено искусству. Найти на всю жизнь друга, словно брата – Лотфуллу Фаттахова, с которым вместе суждено было поднимать новую послевоенную татарскую культуру. Щедрость властей, не обделявших наградами, включая звание народного художника СССР, полученное из татар только Якуповым! Рано пришедшая мудрость: за громким успехом монументального полотна 1951 года «Подписание декрета об образовании Татарской АССР» (а успех был закреплен Сталинской премией), умение ориентироваться, не поддаваясь искушениям большого стиля. Каменное время, выбравшее его среди других молодых татарских художников, быстро завершилось и более не требовало создавать «Сталина в туруханской ссылке» (да, была и такая картина Якупова). Время постепенно становилось созвучным его образу мысли, мировоззрению, пониманию искусства, а приверженность соцреализму не приводила к ортодоксальности. Пришла пора и тонких пейзажей, натюрмортов, живых лиц людей.

И была в жизни Хариса Якупова еще одна большая удача, столь необходимая, естественная для художника, но далеко не каждому в его поколении выпавшая – зарубежные путешествия. Частые поездки, понимание, почти уверенность, что новые дороги будут и в будущем, возможность видеть и слышать мир (а насколько важен для художника ритм городов!) – это был подарок судьбы.

«Год 1961, апрель. Мы прибыли в Одессу. Мы – это казанские художники Виктор Куделькин, Иван Новоселов, Гайша Рахманкулова, Равиль Нурмухаметов, Николай Кузнецов, Евгений Зуев и я. В порту красуется наш электродизель «Россия», на котором мы, туристы, должны совершить круиз по морям с остановкой в девяти европейских странах, и так до Ленинграда». 

Подарком этим Харис Абдрахманович делился с другими, не обретшими такого счастья, но желавшими приобщиться к европейской культуре. Понятно, что, прежде всего, впечатления от увиденного в залах Лувра и Уффици доходили до его казанских учеников – молодых художников, но постепенно впечатления выходили за цеховые рамки и обретали широту книги. Детальный анализ картин и обстоятельств их создания имел явную дидактическую цель. Ирония лишь в том, что замечательная книга Хариса Якупова «Путешествие художника вокруг Европы» увидела свет лишь в 2009 году, когда поездки за рубеж стали для очень многих пусть приятной, но обыденностью. Впрочем, можно посмотреть на эту книгу и как на документ эпохи. А можно и вовсе путешествовать вместе с Харисом Якуповым по европейским городам, сверяя свои мысли с его впечатлениями более чем полувековой давности. В помощь нам будут его дивные картины, запечатлевшие европейские города, и фрагменты из упомянутой книги, посвященные этим самым городам. 

Из их череды выберем Стамбул, увиденный художником весной 1961 года. Принадлежащий сразу двум континентам, Стамбул стал первым в путешествии Хариса Якупова. 

«Он особенно замечателен рано-рано утром.

Реклама

Взяв этюдник, выходим на берег Босфора и любуемся сонной панорамой медленно просыпающегося огромного города…  

В проливе на поверхности сине-изумрудной воды играют ослепительные блики, сверкающие «зайчики» пестрят у кораблей, катеров, рыбачьих лодок. Дым от пароходов, буксиров. Много чаек, и везде еще стелется густая пелена тумана». 

Мусульманский город, наполненный мелодикой тюркской, хоть и почти непонятной речи, неизбежно привлекающий внимание татарского художника. Именно таким черноморским маршрутом из Одессы через Стамбул направлялись когда-то татарские паломники в свой долгий путь до Мекки. Быть может, Харис Якупов находился в числе первых татар, после почти полувекового перерыва достигших Стамбула. Живший близ самой красивой казанской мечети – Азимовской, Харис Якупов в Стамбуле сразу был очарован обликом и бытом других мечетей, находя и созвучие, и особость. 

«Итак, мы бродим по улицам огромного города. Заходим в мечети. 

Несколько удивляет то, что во время молитвы идет оживление хождения людей, даже туристов: одни заходят – другие выходят из мечети. В татарских мечетях этого нет. В моей юности татаркам вход в мечети был воспрещен; в турецкие же мечети женщины заходят, покрыв голову платком, в строгом закрытом одеянии. 

К нам, татарам, турки относятся доброжелательно, даже с некоторым любопытством. Все же ведь мы мусульмане, единоверцы, самые северные из них. Это они, вроде, знают. Но разговаривать с ними трудно, многое непонятно».

 Хоть и не хаджи он, а советский художник, но вид творений Синана неизбежно привлекает взор: 

«На вершине холма над Золотым Рогом возвышается мечеть Сулеймана. Она строилась во времена самого султана Сулеймана Кануни… Её четыре минарета обозначают, что после покорения Константинополя Сулейман был четвертым падишахом. На территории мечети располагаются два крытых базара, медресе, комнаты для проживания высокопоставленных гостей, отдельные помещения для богослужителей, служащих и мастеров, больница, гостиница, склад, столовые для учителей и учеников, фонтаны с чудесной водой и другое». 

На стамбульских страницах книги Хариса Якупова упоминаются и татары, жившие в Турции. В том контексте, что они есть и существуют. Здесь надо отметить, что книга Хариса Якупова – многослойная, содержащая как непосредственно путевые очерки, так и поздние воспоминания. Смог ли во время короткой остановки весной 1961 года он увидеть в Стамбуле татар, поговорить с ними? Вряд ли. Да и трудное тогда это было дело – встречи с татарской эмиграцией. 

Так сложилось, что в параллель чтению «Путешествия художника вокруг Европы» Хариса Якупова дошли до меня разрозненные материалы, посвященные судьбе Сагадат Чагатай (1907-1989) – дочери Гаяза Исхаки, проведшей долгие годы в Турции (правда, не в Стамбуле, а в Анкаре) и ставшей влиятельным турецким ученым. На мгновение представил себе возможность их встречи или с кем-то иным из деятелей эмиграции – тогда еще многочисленной. Известные обстоятельства XX века неизбежно разделяли деятелей татарской культуры, живших по разные стороны границы. Но любопытство, желание раздвинуть горизонты, конечно, было. Именно поэтому Харис Якупов вспоминает об особо значимом первом съезде Всемирного конгресса татар, прошедшем в Казани в июне 1992 года. Тогда приехали со всего света гости, разговаривавшие на татарском, сумевшие сберечь родную культуру. Но это через много лет, когда доведется пережить и ТАССР, чьим символом был Харис Абдрахманович. Он принял новый Татарстан, осознав его преемственность былой республике. И сумел еще многое сделать в два последних десятилетия жизни, хоть и омраченных потерями и болезнями. 

А пока – счастливая весна 1961 года. В долгом путешествии вслед за Стамбулом были Афины, Рим, Флоренция, Брюссель, Лондон, Копенгаген. Все остались на полотнах Хариса Якупова. Первый татарский художник, столь полно и с любовью запечатлевший Европу, освобождавший её и всегда возвращавшийся домой. 
 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Красная гвоздика
  • Мотоблок, ТВ, планшет и другие призы за подписку
  • "Интеллектуальные транспортные системы и элементы ситуационных центров"
  • Конкурс "Большая перемена"
  • Останови огонь
  • "Онлайн-кинотеатр"
  • Онлайн подписка на журнал "Идель"
  • #Казань-на-карантине в фотографиях Юлии Калининой
  • 3 НДФЛ
  • Без долгов