Реклама
  • Быть всегда на позитиве: пять лайфхаков от семьи блогеров «Мамочка в декрете» Эльза (@elza_zaza) и ее муж Ирек (@irekzi) Зигантдиновы активно занимаются продвижением личных аккаунтов в сети инстаграмм. Специально для журнала «Идель», они поделились своими правилами жизни, которые соблюдают каждый день.
    740
    0
    2
Новости/Эксклюзив
Видео
  • 3

Харитон бабай

Преподаватель, исследователь, переводчик, журналист, эксперт. Родился 2 апреля 1970 года. Окончил КГУ, отделение факультета татарской филологии, истории и восточных языков, а также аспирантуру Института языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова. Кандидат филологических наук. Автор многочисленных публикаций в российских и зарубежных изданиях. Ведущий научный сотрудник Института языка, литературы и искусства им.  Г.   Ибрагимова АН РТ, доцент кафедры религиоведения Института социальнофилософских наук и массовых коммуникаций КФУ. С 2006 по 2009 год работал первым заместителем главного редактора журнала «Идель».


20 июля – 160 лет со дня рождения казанского типографа ИВАНА ХАРИТОНОВА

Харитон бабай – так называл себя известнейший казанский типограф начала ХХ века Иван Николаевич Харитонов. В 1908 году авторитетный татарский журнал «Шура» писал о нём: «Старания и энергия Харитонова в улучшении наших арабских букв необыкновенны. Харитонов резал и лил национальные буквы в весьма красивой форме... Мало найдётся людей из мусульман, которые могли бы оказать такую услугу в деле печати для последователей ислама в России, как Харитонов». 

10-летним мальчиком Иван поступил учеником наборщика сначала в типографию Тилле, а спустя месяц в типографию Казанского университета. Его первым наставником был татарин Ибрагим Кавалеев. Уже через три месяца Харитонову назначают полный оклад – целый рубль, а вскоре он сам начинает обучать новичков наборному делу и получать от 15 до 30 рублей в месяц. В университетской типографии Иван Харитонов научился набирать тексты на самых различных языках, в том числе таких редких, как монгольский и еврейский. Жадный до знаний юноша начинает изучать иностранные языки, в совершенстве овладевает татарским. 

В 22-летнем возрасте уже опытного специалиста Ивана Харитонова приглашают старшим наборщиком в престижную типографию Казанского губернского правления. Казанский типограф Г.М.  Вечеслав, прослышав о молодом мастере, переманивает его в свою типографию и вскоре назначает управляющим. Именно здесь Харитонов начинает применять литографию и гальванопластику, заводит скоропечатные машины, проводит широкомасштабную рекламную компанию. Результат не заставляет себя долго ждать. За короткое время объём работ увеличился более чем в три раза. Всего типография Г.М. Вечеслава за 1882-1894 годы выпустила 225 названий татарских книг общим тиражом 1,5 млн. экземпляров. Кроме того, здесь печатались книги на арабском, персидском и азербайджанском языках. 

Реклама

Из-за цензурных преследований Г.М. Вечеслав через год продаёт типографию Б.Л. Домбровскому. В знак благодарности за отличную работу Иван Харитонов получает татарских книг на сумму 4000 рублей, продаёт их с большой выгодой, на вырученные средства открывает собственную типографию в городском Пассаже, а также литографию и переплётную. В 1899 году для обслуживания своей типографии он открыл словолитню и начал работу над изготовлением новых татарских шрифтов. До этого в Казани было всего два татарских шрифта, а стало восемнадцать. 

Первым татарским издателем его типографии был писатель Галиаскар Камал, ставший ему близким другом. Совместно с ним и художником-гравром Ибрагимом Юзеевым Иван Харитонов создал новые образцы арабо-татарских шрифтов. 

В 1906 году число рабочих дошло до 100 человек, и Харитонов покупает большой трёхэтажный дом на углу Воскресенской и Малой Казанской улиц, вблизи Гостиного двора (ныне ул. Миславского, 4). Согласно легендам, в этом доме жила Сююмбике, и даже якобы останавливался Иван Грозный. Иван Николаевич заново перестроил его и в 1908 году перевёл сюда типографию. Печатную фабрику обслуживало 10 электромоторов, помимо типографских и переплётных станков работали 3 бумагорезальных машин большого размера, машины для рельефного печатания реклам и монограмм. Рабочим, которые работали в сухих, светлых помещениях, он платил достойную зарплату. Типография Харитонова прекрасно справлялась с любыми заказами. Но в конце 1913 года она выдала брак – напечатанные на арабском языке экземпляры Корана вышли с серьёзными дефектами. К слову сказать, Харитонов одним из первых начал переплетать Коран в коленкоровый переплёт, чтобы Священная книга выглядела подобающим образом. При этом он нашёл возможность оставить отпускные цены прежними. Тем не менее, несмотря на его самые добрые намерения, некоторые строки Священного текста были напечатаны по нескольку раз, а отдельные аяты выпали. Короче говоря, получилась не только полнейшая абракадабра, но и, по мнению татарских мусульман, «серьёзное преступление». (Такие случаи бывали и раньше – например, в 1856 году в типографии Кукубина был напечатан Коран с 356 ошибками).
 
Первым с «разоблачением» Харитонова в печати выступил писатель Фатих Амирхан. Типограф обязался обменять «испорченные» экземпляры Корана на новые, а также дал слово, что «впредь не будет допускать таких ошибок». Но татарская пресса развернула шумную «антихаритоновскую» компанию. На повестке дня стоял вопрос: случайно или умышленно в типографии Харитонова был напечатан Коран с ошибками (не надо забывать, что к этому времени набрали силу и конкуренты). Иван Харитонов объяснял, что опечатки вышли по оплошности наборщиков Ризвана Шарипова и Зинната Гисматуллина. Но в книге было указано, что текст проверен и одобрен представителем Духовного собрания Сафиуллой Абдуллиным. В этом был самый большой «прокол» Харитонова, поскольку Абдуллин корректуры в глаза не видел. Да, его имя стояло на предыдущих изданиях Корана, и типограф просто продублировал его и в этот раз. Естественно, что Сафиулла Абдуллин был крайне возмущён и подал рапорт в Духовное собрание, в котором объяснил свою непричастность к этой истории. В момент наибольшего накала дискуссий он заявил газетам, что намерен привлечь Харитонова к суду, но, к счастью, дело до этого не дошло. 

В 1916 году Харитонов ушёл из книгоиздательского дела. В годы НЭПа он попытался было открыть частную типографию, но не получил разрешения. Скорее всего, причиной отказа стало опасение, что частные типографии станут конкурентами государственных. Дальнейшая судьба «татарского Гутенберга» мало изучена. Известно лишь, что в последние годы он ходил в потрёпанной шинели и, видимо, бедствовал. Скончался в 1927 году. 
 
Автор благодарит Леонида Чепарина, правнука И.Н.  Харитонова, оказавшего неоценимую помощь при подготовке материала.

 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Куда звонить
  • мойтатарстан
  • инфографика стройтельство
  • .
  • Татарстна
  • иду на чемпионат
  • инфографика
  • WS
  • Баннер ТМ
  • Цитаты из журнала