Новости/Эксклюзив
Видео
  • Вечные люди

Моя Казань

МОРЕ
 
На ладонях моих 
ветер
и солёные брызги
прибоя. 
Я когда-то тебя 
встретил 
и навек полюбил, 
море! 
Закрываю глаза и 
вижу,
как вздымаются горные 
кручи.
На руках у седых 
атлантов
спят, свернувшись клубочком, 
тучи. 
Языком кошачьим
шершавым
лижут берег песчаный 
волны.
Тёплым бризом и
разнотравьем
я однажды вернусь к тебе, 
море!
 
МОЯ КАЗАНЬ
 
Зелёной тюбетейкою раскинулись леса,
Глазами бирюзовыми сияют небеса.
 
Казань тысячелетняя – ты родина моя.
Слагаются предания под трели соловья.
 
Здесь минареты стройные вонзились в облака,
А рядом спелым яблоком – от храмов купола.
 
Как девица прекрасная, по юноше в тоске, 
Склонившись над Казанкою, стоит Сююмбике.
 
Казань тысячелетняя – матурым и джаным. 
Красавица! Душа моя! – с любовью говорим.
 
В монистах древних улочек, театров и дворцов 
Стоишь ты, луноликая, создание творцов.
 
СКАЗКА О ТОМ, КАК ФРАНЦУЗСКАЯ ЛЯГУШКА КВАКАТЬ РАЗУЧИЛАСЬ
 
В одной Женевской провинции жила-была обычная французская лягушка по имени Жаклин. Говорили, что когда-то в давние времена прадедушки Жаклин поссорились, и прадедушка Ансельм остался жить в России, в Республике Татарстан, а прадедушка Жак переехал со своей квакушечьей семьёй во Францию. Надо заметить, что Жаклин назвали в честь прадедушки, который был некогда придворным самого короля Квакинга IV, чем она гордилась и каждое утро на всё Женевское озеро заявляла о себе громким: «Кваааааа!» 

Как-то погожим деньком, проверяя электронную почту на своём квакбуке, Жаклин с удивлением обнаружила письмо от дальней родственницы из Татарстана, кузины Александрины. В письме она писала, что пора забыть давние обиды и восстановить родственные отношения, что они стали бы, возможно, лучшими подружками-квакушками и приглашала Жаклин в ближайшие выходные приехать к ним погостить. 

Жаклин сначала сомневалась, стоит ли ехать к незнакомым родственникам, но её матушка Иветта поведала ей историю, которую слышала от своей прабабушки. Где-то под Казанью есть Раифское озеро, и будто бы лягушки, живущие в нём, не умеют квакать. Так вот, Жаклин может проверить, так ли это на самом деле!

Заинтересованная рассказом, Жаклин спешно собралась в дорогу и взяла билеты на ближайший авиарейс Париж – Казань. Через несколько часов её уже встречала в аэропорту чак-чаком кузина Александрина и многочисленные родственники.
Жаклин приветливо квакнула, чуть наклонив голову набок, продемонстрировав безупречные манеры. Всю дорогу до своего дома – Глубокого озера в лесном массиве Лебяжьем – лягушки оживлённо квакали, обсуждая последние новинки квакушечьей моды и рассказывая друг другу о себе. 

– Я слышала, – начала Жаклин, – будто в ваших местах есть чудо-озеро, в котором лягушки не умеют квакать. Мне бы так хотелось хотя бы одним глазком взглянуть на него. 

– Да, – с гордостью ответила Александрина, – это озеро находится всего в нескольких километрах от нашего дома, в посёлке Раифа. Если хочешь, мы завтра туда съездим. 

Реклама

Всю ночь Жаклин ворочалась в своей постели из листьев кувшинки, она никак не могла заснуть, представляя себе поездку. Наконец небо начало розоветь. Над Глубоким озером поднялась беловатая дымка, и сонные голоса лягушек возвестили о начале нового дня. Наскоро позавтракав свежими комар-бургерами, Жаклин и Александрина отправились на экскурсию в Раифу. 

Перед кузинами открылся потрясающий вид: огромные вековые деревья, белые церкви с золотыми куполами и дивной красоты озеро! Среди всего этого великолепия неторопливо прохаживались туристы, слушая рассказ экскурсовода: «…Одно из преданий этих мест связано с озером, на берегу которого стоит монастырь. Лягушки в нём не квакают, они молчат всегда. Говорят, в былые времена они издавали такие громкие звуки, что мешали монахам молиться, их кваканье заглушало даже песнопения. И вот тогда монахи обратились с просьбой к Господу, чтобы он избавил их от такой напасти. И чудо произошло – лягушки замолчали как по мановению волшебной палочки. С тех пор на берегах озера тишина». 

– Не может быть, – квакнула Жаклин. – Я непременно должна сама в этом убедиться! 

Как только туристы разошлись, любопытная Жаклин направилась к озеру и остановилась на самом его краешке. Вглядываясь в зеленоватую воду, она оступилась и бултыхнулась вниз. Жаклин попыталась позвать на помощь Александрину, но с ужасом поняла, что не может квакнуть ни слова. К счастью, на помощь ей поспешил красавец Квакш. Взглянув в его большие бирюзовые глаза, Жаклин окончательно потеряла дар речи… 

Над озером разливался серебряными каплями колокольный звон, и Жаклин поняла, что теперь она связана с этим озером навсегда… Пусть она разучилась квакать, но зато обрела более ценное умение – говорить и понимать без слов. Не зря народная пословица гласит: «Слово – серебро, а молчание – золото». 

автор: Илья Комягин

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • «Полиционер»: Идеал на пути к мечте
  • ИЛСУР АЙНАТУЛЛОВ: «Когда я приехал в Казань, я вообще не знал русского языка»
  • ПОД НЕБОСКЛОНОМ ВЕЧНОГО ДЕТСТВА
  • В Казани подвели итоги XXIII республиканского конкурса журналистики и массмедиа Татарстана «Бэллур калэм» — «Хрустальное перо».
  • «Обязательно к посещению»
  • АХМЕД КИТАЕВ: московский художник с татарской судьбой
  • «Вперед, за Родину!»
  • РОЖДЕННАЯ В СИБИРИ. Страницы жизни Диляры Тумашевой
  • ТУРЦИЯ ИЛИ ТУДА И ОБРАТНО
  • В Казани начался региональный чемпионат WorldSkills среди печатников