Реклама
  • Быть всегда на позитиве: пять лайфхаков от семьи блогеров «Мамочка в декрете» Эльза (@elza_zaza) и ее муж Ирек (@irekzi) Зигантдиновы активно занимаются продвижением личных аккаунтов в сети инстаграмм. Специально для журнала «Идель», они поделились своими правилами жизни, которые соблюдают каждый день.
    690
    0
    2
Новости/Эксклюзив
  • «Я приду» В сентябре в Казани завершаются съемки художественного полнометражного фильма под таким названием.
    21
    0
    0
  • «Федерация» подошла к финалу В Грозном завершается Всероссийский фестиваль национальных театров «Федерация». В столице Чеченской Республики выступали творческие коллективы из разных российских регионов.
    21
    0
    0
  • Казанские парки нужно оживить Так считает член руководящего комитета премии Ага Хана по архитектуре профессор Насер Раббат.
    15
    0
    0
  • Наступает «Чеховская осень» В Ялте состоится Юбилейный X Международный литературный Фестиваль «Чеховская осень - 2019». Основные фестивальные события пройдут в Ялтинском центре культуры, Ялтинском театре им. А.П. Чехова и Белой Даче писателя - Доме-музее им. А.П. Чехова.
    16
    0
    0
Видео
  • 3

Александр Воронин. Поэзия и медицина в семье Мустафиных

Виль Мустафин прожил с супругой Галиной Михайловной Килеевой более тридцати лет. В их квартире на улице Искра бывали многие казанские поэты и писатели, доводилось бывать и мне. Самая большая из трёх комнат у Мустафиных была отдана под кабинет поэта. В самом центре на журнальном столике обычно лежали книги горой, папки, отдельные бумаги и ручки… Такое же точно нагромождение можно было видеть на двух письменных столах и даже на одном из двух кресел. А по стенам были книжные полки до потолка, книгам не всегда хватало места, приходилось какие-то складывать стопками на полу… Конечно, хозяйка дома хотела бы навести здесь порядок, тем не менее, Галина Михайловна не трогала ничего – то была территория Виля, заповедник воли, и только ему понятная закономерность наблюдалась в этом хаосе.

Ко всему прочему, можно добавить, в том кабинете даже время текло не так, как в других уголках их квартиры. Тут ночь напролёт горела настольная лампа, из стереофонической системы тихо лилась музыка. На компакт-дисках была собрана чуть ли не вся мировая классика!

Виль Мустафин мог лежать на диване с книгой или сидеть за компьютером, мог долго глядеть в ночную тьму за окном. И заниматься только ему понятной работой, которая другим, со стороны, покажется обычным бездельем…

А гостей Мустафины принимали на кухне. И гостей в этом доме любили, о чём можно было судить по поведению кота, любимца Виля, который привычно дожидался коробки от принесённого гостями торта и с удовольствием её разрывал на куски.

В доме их было удивительно тепло, уютно и приятно, в чём, конечно, главная заслуга принадлежит жене.

 

Галина после школы поступила в медицинский институт, училась хорошо, занималась спортом, в общем, как в любимой комедии «Кавказская пленница», была спортсменкой, комсомолкой, отличницей и просто красивой девушкой, когда в загородном студенческом лагере на Голубом заливе познакомилась с Вилем Мустафиным. Тот уже преподавал в КАИ, но по давней студенческой традиции любил бывать с друзьями на Голубом заливе, в спортлагере университета. Однажды их компания забрела к медикам, там в настольный теннис занимали очередь чуть ли не с утра. Так что поначалу Галину только раздражали приставания незнакомых парней, которые мешали играть.

Но вскоре они познакомились. Виль сказал, что в их университетском лагере будут танцы, пригласил Галину с подругами. Но вечером танцевал только с ней, не отпускал от себя. И наутро снова пришёл к медикам. Позвал прогуляться по лесу… Первое романтическое увлечение обернулось осенним отрезвлением, когда Галина узнала, что Виль женат. Но было поздно: невидимка-купидон уже пронзил их сердца огненной стрелой…

Родители выбор дочери не одобрили. Галина и сама пыталась прервать всякие отношения. Однако изредка всё же отвечала на приглашения – то на концерт, где Виль пел, то на поэтические вечера, где он выступал со стихами…

Ничего плохого про свою жену Мустафин ей не говорил, да они и не пытались говорить о совместном будущем. Виль давал ей читать книги, во время свиданий много говорил о поэзии, читал стихи – и не только свои. Например, он тогда был очарован Мариной Цветаевой, имя которой ещё оставалось под запретом, в печати её стихотворений не цитировали. Виль открывал ей новые горизонты, а потом оказалось, что в том новом мире для неё всё было связано с Вилем. Так что их платонический роман со временем стал безальтернативным. Друзья Виля стали Галиными друзьями – и в их компании Килееву все знали, как девушку Мустафина.

Ухажёров у красавицы-медички было немало, однако теперь она невольно сравнивала всех с Вилем – и далеко не в лучшую для них сторону. Подруги одна за другой выходили замуж, а она ни о ком другом уже не могла думать.

После окончания мединститута Галину Килееву по распределению направили работать в участковую больницу села Дубъязы Высокогорского района, что в пятидесяти километрах к северу от Казани.

Вскоре туда стал наезжать и Виль Мустафин, так что местные парни были вынуждены отступить. Пришлось уступить и родителям Галины, которые уже не могли повлиять на отношения дочери с любимым поэтом.

Всё решил его величество случай – однажды на улице Виль встретил бывшего коллегу из КАИ, Нила Фатыховича Хайруллина, который тогда возглавил научно-исследовательский институт вычислительной техники ГНИПИ-ВТ. И ему нужны были математики. А Мустафину нужна была жилплощадь, чтобы привезти туда Галину…

Нил Фатыхович сдержал обещание – вскоре они получили отдельную квартиру на улице Краснооктябрьской. Там в 1967 году у Мустафиных родился сын Артур. Галина Михайловна после декретного отпуска не стала возвращаться в детскую поликлинику, где нашла себе работу сразу по приезду в Казань. Мамина подруга рекомендовала Галину Килееву-Мустафину на кафедру терапии Государственного института усовершенствования врачей, где освободилось место врача-лаборанта. Пришлось осваивать клиническую лабораторную диагностику, бактериологию, биохимию, гематологию. Около двадцати лет Галина Михайловна была главным лаборантом города Казани, овладела всеми специальностями лабораторной диагностики, вела занятия в учебных группах ГИДУВа.

Её посылали на курсы повышения квалификации в Москву, она опубликовала ряд статей по данному направлению. Могла бы даже защитить кандидатскую диссертацию. Но тут сначала папа перенёс инсульт, потом маме сделали операцию… О научной карьере пришлось забыть.

Когда отца не стало, мама Галины Михайловны стала заметно слабеть, за ней требовался постоянный уход, поэтому приходилось с работы забирать сына и ехать сначала к ней, на Искру, потом к себе домой… и так каждый день, много месяцев подряд. В конце концов, мама заявила, что не хочет больше оставаться одна. Сказала: «Ищите обмен».

Удачный вариант нашёлся прямо в их подъезде… Мустафины стали обживаться в трёхкомнатной квартире на четвёртом этаже. Вот только мама Галины Михайловны буквально через месяц умерла…

 

Все эти годы сын Артур был рядом с мамой. Галина Михайловна решила определить его в знаменитую 18-ю школу с углублённым изучением английского языка, которая находилась по соседству с институтом усовершенствования врачей на улице Комлева. Поступить туда в конце семидесятых было сложно, а проживающим в другом районе – просто невозможно. Ну разве если очень захотеть!

У тётушки Артура, Чечки Салаховны Мустафиной, работал в министерстве просвещения ТАССР сокурсник по пединституту, тот позвонил в школу... На собеседовании Артур проникновенно прочёл стихотворение Маршака «Дама сдавала в багаж». И его приняли в престижную школу.

В классе он сдружился с Глебом Казаковым, отличником и сочинителем. Тот писал небольшие истории, приключенческие рассказики. Друзья вместе пришли к мысли издавать свой журнал. Глеб писал, Артур издавал, а одноклассники с удовольствием разглядывали журнал молодых писателей, распечатанный на пишущей машинке в пяти экземплярах. На титульном листе они поставили «Издательство Дом», причём первый экземпляр подарили классной руководительнице...

За «самиздатовскую» продукцию, изготовленную в мустафинской квартире, маму Артура вызывали к директору школы. И разъяснили: конечно, Артур и Глеб – мальчики творческие, и это приветствуется, но в роно, если узнают, что у них издаётся «подпольный журнал», всяко могут повернуть… Поговорить с ребятами попросили Виля Салаховича.

 

В седьмом или восьмом классе Артур с Глебом увлеклись музыкой великой группы «Битлз». Разумеется, им было легче «передирать» битловские тексты с магнитофонных записей, поскольку они учились в английской профильной школе. Но начинали они с барабанной установки… из кастрюль. Как вспоминала позже Галина Михайловна, Артур с друзьями устраивал у них в квартире такой треск и гвалт, что взрослым требовалось немало мужества и терпения, чтобы всё это выносить…

Когда Артур перешёл в десятый, выпускной класс, отцу на работе достались путёвки в молодёжный лагерь «Волга», что в Боровом Матюшино, весьма престижное по тем временам место отдыха. Там Мустафины отлично отдохнули, много купались… А после долго пожинали последствия августовских купаний. Артур вернулся в город с ангиной, которой родители поначалу не придали особого значения.

Мама-доктор привычно лечила сына, как это делала всегда… Однако на этот раз не обошлось без осложнений, которые в результате обернулись тяжёлым ревмокардитом. Артура положили в больницу, врачи опасались, что может развиться порок сердца… Десятиклассник пропустил занятия в школе с сентября по декабрь. Учителя советовали восстановить здоровье и пойти в десятый класс с нового учебного года. Однако Артур категорически отказался оставаться на второй год.

В итоге Артур окончил школу вместе с друзьями. И сразу решил: будет поступать в медицинский. Долгие месяцы борьбы с тяжёлым заболеванием определили профессиональный выбор. Ведь были моменты, когда ноги отказывались слушаться, и родители буквально носили его на руках. Молодой человек всерьёз задумался о том, что ему, может так случиться, всю жизнь придётся хромать на костылях или с тросточкой…

 

У Виля Мустафина в Казанском медицинском институте преподавала двоюродная сестра Диляра, однако он сразу заявил, что никого просить за сына не пойдёт. И Галине Михайловне запретил помогать, хотя в ГИДУВе та была уважаемым работником…

Впрочем, сын поступил, как всегда, по-своему… Хотя не мог не знать, что без протекции в те годы в КГМИ поступить было практически невозможно.

Потом он рассказывал, как к нему несколько раз подходили и спрашивали, кто его родители… А на первом же экзамене подсунули задачку, которую он так и не смог решить. Друг отца, который готовил его по физике, определил однозначно – таких сложных задач на вступительных экзаменах никогда никому не задают, разве что предложат на всероссийской олимпиаде… Кузина Виля Салаховича настаивала, чтобы Мустафины подали апелляцию в приёмную комиссию. Но Артур в институт больше не пошёл. Тем не менее, легко согласился пойти на работу в ГИДУВ обычным санитаром.

Заведующая отделением взяла его к себе в кабинет, ей понравилось, как Артур оформлял истории болезней. А как-то раз в ГИДУВ наведался сам ректор мединститута – привёл заболевшую родственницу. И заметил, как профессионально, пунктуально и предупредительно работает молодой медбрат. Стал расспрашивать Артура, узнал, что тот поступал в КГМИ – и выразил надежду, что тот обязательно поступит, если походит на подготовительные курсы. Артур так и поступил.

В армию его не призвали. Переболевших ревмокардитом освобождали тогда от призыва на пять лет. Два года стажа тоже сыграли важную роль – в результате санитар поступил в мединститут. Как и обещал отцу, без всякого блата, на законных основаниях.

Правда, учёба в институте уже не была для Артура Мустафина самой желанной мечтой. В годы перестройки всё с тем же Казаковым они создали одну из первых казанских рок-групп. Их «Холи» стала участником легендарного рок-фестиваля «Подольск-87», регулярно выступала в казанских клубах. Артур Мустафин в казанской молодёжной тусовке был достаточно известен. В деканате его творческие успехи воспринимали без особого оптимизма…

После института мама прочила сыну поступление в ординатуру ГИДУВа, но тот отказался. И пошёл работать на скорую помощь. Стимул был прост: сутки дежуришь, три дня свободен – и это время для музыки. В то время Артур Мустафин собрал собственную группу, назвав её «Крокодилли». Исполнял собственные песни.

Потом Артур Мустафин перебрался в Санкт-Петербург. С трудоустройством проблем не возникало – опытные врачи скорой помощи всюду востребованы. Питерская рок-тусовка охотно приняла в свой круг казанских «крокодильчиков».

В последние годы Артур Мустафин увлекается электронной музыкой, выступая под ником Translippers. Судя по интернетовским поисковикам, его творчество по-прежнему востребовано в питерской музыкальной тусовке.

Вот так в судьбе сына переплелись поэзия и медицина, материнская и отцовская линии. Остаётся добавить, что Артур с годами всё больше становится похож на Виля Салаховича.

 

Реклама

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Куда звонить
  • мойтатарстан
  • инфографика стройтельство
  • .
  • Татарстна
  • иду на чемпионат
  • инфографика
  • WS
  • Баннер ТМ
  • Цитаты из журнала