Новости/Эксклюзив
  • Покровская: синхрон под татарскую музыку Представители Татарстана обсуждают с главным тренером сборной России по синхронному плаванию Татьяной Покровской возможность постановки одной из программ синхронисток на татарскую музыку.
    140
    0
    0
  • Сальников: «Татарстан- спортивная столица России» Президент Всероссийской федерации плавания (ВФП), четырехкратный олимпийский чемпион по этому виду спорта Владимир Сальников заявил о том, что считает Республику Татарстан ведущим мировым регионом в развитии плавания.
    142
    0
    0
  • «Остазбикә» - лучший мусульманский фильм Татарстанский фильм «Остазбикә» по мотивам произведений татарского писателя Гаяза Исхаки, продюсером которого является директор «Татаркино» Миляуша Айтуганова, признан лучшим мусульманским фильмом из России на фестивале афганского кино «Ладжвард».
    149
    0
    0
  • Третьяковка попала в сети Социальная сеть «ВКонтакте» запустила платформу «Музейный гид». Благодаря новому сервису пользователи смогут познакомиться с культурными объектами страны – пока можно прогуляться по Эрмитажу, Музею русского импрессионизма, Третьяковской галерее, Эрарте, Музею космонавтики и другим важным культурным локациям.
    148
    0
    0
Видео
  • Новый выпуск журнала «Идель»

Алёна Каримова. Дождаться зелёной травы

***
памяти Л.

Ты голову задрал, пытаясь разглядеть, 
И я гляжу туда, где вверх по снегопаду,
Как море, подчинив себе небес громаду,
Незримая артель вытягивает сеть.

И всё наверх летит - и снеговик и сквер,
Дом номер двадцать шесть и номер двадцать восемь...
Но чёрен злой асфальт, как тяжести пример -
Мы этой черноты давно не переносим.

А мы пока вдвоём, и пляшут провода,
Стремясь соединить воздушное-земное.
Меж небом и землёй лишь снежная звезда
На рукаве моём. Иди. Иди за мною.


***
Не смей сочинять, конструировать, плакать, ломать,
Мешать в голове языки, заплывать за буйки -
У нас тут зима, хохлома, и желание спать,
И нет океана и моря, и холодно тело реки.
И даже топиться не тянет, как выйдешь на Каменный мост - 
Пред небом свинцовым твои огорченья - пустяк.
До воли и счастья полжизни ты рос - не дорос,
Попробуй и дальше протУлиться как-нибудь так...
Какие там танцы, коленцы, свой гонор, давай, урезонь,
Душонку неловкую чувством вины обуздай,
Гроза пронесётся и в легкие хлынет озон,
Дыханьем глубоким себе за тревоги воздай.
Пусть крутится-вертится мир вкруг твоей головы,
Расчисленный напрочь, отвергнутый и дорогой - 
Дождаться, дождаться, дождаться зелёной травы, 
На самом-то деле ведь ты не такой. Не такой.


***
у кошки и правда четыре ноги
и доброе слово приятно ей
но ты все равно не гони пурги
не лезь из кожи не лей елей
первая жизнь второй не чета
девятая жизнь у восьмой в долгу
однажды кончается суета
себя обнаружишь на берегу
и некто в курсах что мне скучно без
но до ватерлинии снег да снег
и больше не ждут для себя чудес
ни кошка ни мышка ни человек


***
Н.Г.
«Привечай меня! - говорит золотая муза, - 
я тебе воздам анапестом и хореем», 
а во мне распускаются лепестки аруза 
да иная речь истомленное сердце греет - 
это солнце Азии колет в глазу соринкой, 
поднимается войлочной юрты тяжёлый полог.
Там, где время движется медленно, по старинке, 
там, где ночь холодна, а день непривычно долог,
пусть закат торжествует, горит, отворяет вены,
но все дальше - навылет - в степи, уходя от жажды, 
совершается жизнь законно и откровенно. 
Расскажи мне про город, где я родилась однажды.


***
Заколачивают сваи, 
будут строить дом.
Ты с готовностью киваешь - 
стройку обойдём.
Но расчисленый заране
не исправишь быт...
Кто же там в подъёмном кране
в вышине сидит?
Гугл-гугл, дай ответ нам - 
не дает ответ.
Кто, раскачиваем ветром,
смотрит в белый свет?

Реклама

 

***
Опускается небо низко -
ну, какие ему высоты? -
расширяется область риска, 
зябнут мокнущие высотки. 
В ноябре лишь глинтвейн и книга - 
друга два, и прекрасно спится. 
Не врубаясь, в чем там интрига,
пере-пере-листнуть страницу. 

Никаких приращённых смыслов, 
никакого жонглёрства, правда. 
За стеной только дождь, неистов, 
холодеет на грани града. 
Все на свете темно и зыбко, 
и капризничать неприлично; 
засыпай, моя крошка, рыбка, 
хочешь - котик, а хочешь - птичка.


* * *
Когда-нибудь случится, как ни пошло,
Смещенье вех – еще, пока, уже –
Картинки жизни будущей и прошлой
Смешаются в единственный сюжет:
Смолы сосновой запах одичалый
И ветер по верхушкам и дождит.
Однако же рыбак спешит к причалу,
И у него вполне довольный вид.
 
Когда ответим на мильон вопросов
И отдадим долги календарю,
Мы будем жить в том домике у плеса,
Смотреть в окно, дивиться октябрю.
Пусть журавлей нестройные цепочки
На небе чертят свой извечный путь.
Прихрамывая, ты пойдешь за почтой
К компьютеру, а не куда-нибудь. 
 
Да, предпочтительнее бестелесность –
И безопасней, и куда честней.
Но рыбка вот, и вот крючок и леска...
Давай с тобой обнимемся тесней.
Обнимемся, ведь мы пока из плоти,
Она тепла, ее не втиснешь в чат.
А журавли пускай себе в полете 
Зазывное без устали кричат.
 


***
В надежде спастись от потопа
Старательно строить ковчег:
Работа, работа, работа
И ужин, и краткий ночлег.
Молчанье, молчанье, молчанье -
Кому не прискучит нытьё?
Дыханье, вздыханье, звучанье -
Вот бедное время моё.
Неловкое время навырост -
Никак его не обойдёшь,
Пронзительна серость и сырость,
И дождь. Обязательный дождь. 


***
Злости тонкая игла 
как предвестье поражения.
Неба мокрая зола,
светлое реки скольжение.
Отпустить бы нас домой -
горько плакать и виниться.
Сколько можно, боже мой,
проводить во тьме границы.
Только где он, милый дом,
на каком клочочке суши?

Дорогая, ты о чем?
Карфаген давно разрушен.


***
Не могу рассказать – только блики, обрывки, осколки...
Память прячет улики, заводит в простенок, в тупик.
Это все ничего. Мы ведь рядом. И много ли толка
Заводиться – пластинка уже не поет, а хрипит.
Где-то в детстве, где живы и молоды мама и папа, 
где промерзлые санки уткнулись в подножье горы,
Нас оближет собака дворовая, скажешь: «Дай лапу!» –
И даёт, ожидая за милость такую дары.
Рафинад из кармана – кривой и запачканный, серый –
Разгрызет и опять норовит облизать тебе нос.
Этих кадров немного, им нету, наверное, веры –
Что-то помню, а что-то и сверху потом нанеслось.
Я люблю тебя, сын. Здесь хрущевки одни да высотки.
Мы на горку с тобою уже не ходили сто лет.
Но у встречной собаки бывает по-прежнему кроткий
Взгляд и вид. И несешь контрабандой ты пару конфет.


 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Турецкая МЕСОПОТАМИЯ
  • Сфотографировать «АЛТЫН КАЗАН»
  • Снег...
  • Ретроспективный проект галереи «ТАТМЕДИА», представляет новогодние обложки популярных изданий ТАССР 50-90-х годов XX века
  • НОВЫЙ ГОД ПО-СОВЕТСКИ
  • «И НА ИЗЛЁТЕ ДНЯ И ГОДА СТОИТ ПОД СНЕГОМ ЧЕЛОВЕК…»
  • НЕМЕРКНУЩИЙ СЛЕД
  • АЛЕКСЕЙ РОМАНОВ группа «ВОСКРЕСЕНИЕ» 2020
  • Мир шкодников и их родителей
  • ДАЙТЕ ПЯТЬ!