Реклама
Новости/Эксклюзив
  • Звездные учителя татарского языка В Сети появилось второе видео образовательного проекта «Азбука Важных Слов», в рамках которого звезды эстрады, спорта, Интернета и телевидения знакомят зрителя с татарскими словами.
    24
    0
    0
  • Туркменбаши - почетный гость Сабантуя Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов приедет с однодневным визитом в Казань в воскресенье.
    20
    0
    0
  • Войти в фотоисторию Казани В Казани планируется провести конкурс среди профессиональных фотографов и фотографов-любителей на лучшие летние и осенние фотоснимки города.
    23
    0
    0
  • Дагестан возглавил татарстанский кадр Премьер-министр Дагестана, бывший министр экономики РТ Артем Здунов назначен исполняющим обязанности главы Республики Дагестан.
    20
    0
    0
Видео
  • Финал национального чемпионата русский

Гумер Тулумбай. Сказки Буинского края

Уроженец Буинского уезда Гумер Тулумбай (1900 – 1939) был не только писателем, редактором, литературным критиком, но и собирателем татарского фольклора. Около десяти сказок, записанных им, было опубликовано в 1936 году. Среди них – «Бедняк и Юха-оборотень», «Хитроумная девушка, сын разорившегося бая и мулла», «Рыбак и Ифрит» и др. Две приведённые здесь сказки интересны тем, что Тулумбай записал их от Хайрутдина Хусаинова, жителя села Толымбай (Адав-Тулумбаево) Буинского района.

 

 

 

ХРАБРЫЙ ДЖИГИТ

 

Жил, говорят, в одном ауле бай. Этот человек, накосив сена на берегу моря, поставил скирды. Через некоторое время его скирды начали исчезать. Было у него три сына. Говорит он старшему сыну:

– Эй, улым, ты бы посторожил эти скирды, куда же они деваются, интересно?

– Ладно, отец, – говорит старший сын.

Сын ушёл. Такая была тёмная ночь. Пошёл бы он туда, но боится, заходит в шалаш сторожа и спит. Встаёт утром, смотрит, нет одной скирды. Когда он приходит домой, отец спрашивает:

– Сторожил, улым?

 – Ох, отец, ведь ещё одна скирда пропала.

– Эх, разве у вас что-нибудь получится!

 

Средний сын говорит: «Пойду я, отец».

Но и он испугался, в шалаше сторожа проспал. Утром смотрит – нет ещё одной скирды.

           

Младший сын был плешивым – Таз. Он и вызвался:

– Разве вы что-то можете, я пойду!

– У тебя не получится, не ходи, – говорит отец.

 

А он всё равно пошёл. Взял верёвку. Дошёл до берега моря, залёг на одной скирде. Начало уже светать. В это время появились три жеребца, такие красавцы, просто с ума сойдёшь. Они тут же начали жевать сено. Таз накинул петлю и поймал первого жеребца. Жеребец долго пытался вырваться, но не смог и заговорил человеческим языком:

– Эй, Таз, ты наш, мы твои. Мы – кони морского падишаха.

Таз заарканил всех троих жеребцов одним таганом, завёл их под скирду, закрыл со всех сторон, спрятал. Пришёл домой и сказал отцу:

– Отец, сегодня ни одна скирда не пропала.

– Вот, улым, молодчина, – говорит отец.

 

Старшие братья-абыи очень оскорбились. Увидев, что он каждый день уходит с кормом для лошадей, абыи его начали подозревать. Стали за ним следить и увидели, что он вошёл в скирду. Спрятались, а когда Таз ушёл, быстро вывели коней. Недалеко был город, они повели лошадей туда и продали.

 

Таз утром пошёл проведать коней, а их нет. Ищет, ищет он коней, куда же они делись, и приходит в тот город. «Ой-ой, каких коней купил падишах», – говорят в городе. Услышав это, Таз идёт к падишаху. Говорит ему:

 

– Взял бы ты меня на работу, я бы за этими конями ходил.

 

Падишах с удовольствием ставит его присматривать за лошадьми. Эти три коня стали очень ухоженными, а другие – нет, из-за чего падишах сердился. Старшие братья Таза советуются между собой: «Таз ведь устроился на работу у падишаха, что же с ним будем делать?» И решили его погубить. Приходят они к падишаху:

– Падишах наш, султан наш, Таз похваляется, что мог бы достать не только коней морского падишаха, но и его дочь.

Услышав это, падишах зовёт к себе Таза:

– Ты что там хвастаешься, что можешь достать не только коней морского падишаха, но и его дочь? Если сможешь, приведи, а не приведёшь, велю отрубить тебе голову.

 

Таз уходит от него со слезами. Приходит к своим жеребцам:

– Эх, кони, – говорит – я вас поймал, оказывается, на свою голову.

 

Тут жеребец заговорил человеческим голосом:

– Ты проси у него десять сортов шёлка, да чтобы все были разные. Потом попроси, чтобы поехать тебе верхом на мне. Тогда, – говорит, – мы всё сделаем.

 

Таз послушался и пошёл к падишаху. Тот согласился с ним и дал ему десять разных видов шёлка. Сел Таз на желанного коня и поехал.

 

Конь советует:

– Эти шелка ты развесь по будкам на берегу моря. Когда наступит вечер, дочь морского падишаха выйдет поразвлечься. Она будет идти позади, а те, кто впереди, это служанки. Мы спрячемся вот здесь. Ты хватай дочь падишаха, и когда скажешь «поехали», я тут же вас увезу.

 

Вот вечером девушки на лодках подъехали. Дочь падишаха была поражена, увидев на берегу шелка. Служанки идут впереди, а она – потихоньку позади. Идёт и приговаривает: «Этот красивый и этот красивый». В это время Таз хватает дочь падишаха и кричит «поехали», конь их подхватывает и увозит. Так они её похитили.

 

Привёл он дочь морского падишаха своему падишаху. Только девушка и близко не подпускает того к себе.

– Падишах мой, султан мой, – говорит она, – Таз, оказывается, такой смелый джигит, я просто так не пойду за тебя замуж. Мне нечего надеть на свадьбу. У меня дома остался целый сундук колец, если уж он такой смелый, пусть он привезёт их мне сюда. А там видно будет, – говорит.

 

– Ладно, сделаем, – отвечает падишах и вызывает Таза.

– Ну что ж, Таз, – говорит падишах ему, – девушку ты привёз, теперь привези и её сундук с кольцами.

 

Услышав это, Таз очень расстроился. «Как же я их привезу?» – думает. Вышел он к жеребцу, тот спрашивает:

– Отчего плачешь, Таз?

– Падишах велит достать кольца девушки, – отвечает Таз.

– Не горюй, попроси у падишаха тысячу аршинов ленты. Только выпроси именно меня, чтобы ехать верхом на мне.

 

Джигит всё передал падишаху.

– Езжай, – согласился падишах. Дали Тазу тысячу аршинов ленты и того самого жеребца.

 

Жеребец говорит:

– Когда доедем до моря, обвяжи меня этой лентой, чтобы не осталось снаружи ни одной шерстинки. Там придётся драться со львом. Он стоит у дверей девушки. Не победив его, не войдёшь туда. Если, когда мы будем драться, на море появится кровь, ни на что не надейся, это будет означать, что я погиб. Жестокая будет драка.

 

С этими словами жеребец опускается на дно моря. Таз отсюда всё смотрит, со дна моря поднимается очень много белой пены.

Вот взял жеребец сундук в зубы. Выходит он со дна моря, Таз садится на него, и они улетают. Тут за ними погнались пэри, но догнать никак не могут.

– Ладно, Таз, счастье твоё, – говорят пэри. – Если бы не наш жеребец, мы бы уж давно снесли тебе голову.

 

Таким образом, привёз Таз и кольца девушки. Девушка говорит:

– Какой же он смелый джигит, оказывается, ведь выполнил всё, что я просила.

 

Теперь девушка требует у падишаха: вскипяти три казана молока. Пусть Таз искупается в этом молоке. Падишах вызывает Таза и говорит:

 

– Дело вот какое. Вещи девушки ты привёз, теперь прикажу вскипятить три казана молока и тебе придётся искупаться в этом молоке.

 

Таз с горькими слезами выходит к жеребцу:

– Эх, жеребец мой, прощай, теперь-то уж я точно погибну.

Жеребец отвечает:

– Ничуть не волнуйся, не горюй. Ты скажи: «Я искупаюсь, но только чтобы жеребец был рядом и смотрел».

 

После этого Таз просит падишаха:

– О, падишах мой, султан мой, теперь уж мне всё равно умирать, так пусть мой жеребец смотрит, как я буду погибать.

– Ладно, пусть стоит и смотрит, мне-то что, – говорит падишах.

 

Вот кипит молоко в казанах. Таз вывел коня. Вышла и дочь морского падишаха, стоят и смотрят они друг на друга. Когда Таз разделся и приготовился спуститься в первый казан, конь вдруг заржал, и молоко остыло. Спускается джигит во второй казан, конь снова ржёт, и молоко остывает. Прыгает в третий казан, конь опять ржёт, и молоко опять остывает. Когда джигит искупался в казанах с молоком, плешь на его голове исчезла, и стал он очень красивым джигитом. Дочь морского падишаха говорит падишаху:

– Вот, падишах мой, султан мой, каким был джигит, а каким стал теперь красавцем. Теперь уж искупайся и ты, тоже помолодеешь.

 

Падишах думает: «С Тазом ничего плохого не случилось, что же может случиться со мной, ладно».

Снова вскипятили три казана молока. Падишах прыгает в первый казан с молоком и там же пропадает. После этого девушка говорит:

– Эге, хотел попользоваться чужой силой и так просто жениться на мне.

Затем говорит Тазу:

 

– Молодец, ты – настоящий джигит!

 

Теперь дочь морского падишаха выходит замуж за Таза. Началась такая свадьба! Еды и питья невообразимое количество, и меня приглашали, не смог вовремя доехать, если сейчас ехать – то поздно, свадьба закончилась, ничего интересного не осталось.

 

СЫЛУ-КРАСА – СЕРЕБРЯНАЯ КОСА

 

В давние-давние времена в одном далёком городе жила бедная женщина. И был у неё единственный сын, который смолоду научился из лука метко стрелять. Лет в пятнадцать начал он ходить в леса да в луга: подстрелит дичь и принесёт домой. Так они вот и перебивались.

 

Жили они, как и все бедняки, на самой окраине. А в центре города, рядом с дворцом падишаха, было, говорят, довольно большое озеро. И однажды сын этой женщины решил сходить на охоту к тому самому озеру, что возле дворца плещется. «Меня же не повесят за это», – думал он.

Дорога неблизкой была. Пока он добрался до озера, солнце уже за зенит перевалило. Сел джигит в камышах, приладил стрелу, натянул тетиву, стал дожидаться. Вдруг из высоких камышей утка выпорхнула и полетела прямо над головой охотника. Да не простая утка, а утка – жемчужные перья. Не растерялся джигит, спустил тетиву, и упала утка – жемчужные перья к его ногам. Подумал джигит, подумал и решил отнести эту утку падишаху. Как решил, так и сделал. Падишах услышал, какой подарок ему несут, велел пропустить джигита. А увидев утку – жемчужные перья, так обрадовался, что велел дать охотнику мешок денег.

 

Кликнул падишах портных, и они сшили ему из жемчужного пуха и перьев такую шапку, о какой никто из падишахов и мечтать не смел.

 

А завистливым визирям, хоть и богатые они были, стало жалко, что мешок денег им не достался. И затаили они злобу на джигита, решили погубить его.

– О падишах, – сказали они своему повелителю, – жемчужная шапка – это хорошо, но что значит жемчужная шапка, если нет жемчужной шубы?

– Где же взять такую шубу? - спросил падишах.

– О повелитель, такую шубу можно сшить из ягнёнка – жемчужная шёрстка.

– А где же взять такого ягнёнка? – загорелся падишах.

– Тот, кто раздобыл утку – жемчужные перья, добудет и ягнёнка – жемчужная шёрстка, – подсказали визири.

 

И в тот же день джигит был доставлен во дворец падишаха.

– Ты подарил мне утку – жемчужные перья, так добудь и ягнёнка – жемчужная шёрстка. Денег из казны возьми, сколько надо, но без ягнёнка не возвращайся, не то велю тебя казнить.

 

Так сказал падишах, а с падишахами не спорят.

Пошёл джигит опечаленный домой, встречает его мать и спрашивает:

– Что, сынок, невесел? Уж не заболел ли?

 

Рассказал сын матери о приказании падишаха. Успокоила его мать:

– Не горюй, сынок, земля велика, земля богата: есть на ней и ягнёнок – жемчужная шёрстка, и другие чудеса. Бери свой лук и стрелы, я благословляю тебя, и отправляйся смело в путь. А уж чему быть, того не миновать.

 

Купил джигит коня самого лучшего, приторочил к седлу провианту, взял свой лук да стрелы, отправился в путь-дорогу.

 

Долго он ехал, счёт дням потерял. И привела его дорога в тёмный лес к маленькой избушке. Постучал он в дверь, вошёл, а там старушка – седая, горбатая, а глаза добрые. Поздоровался джигит с хозяйкой, рассказал о своей беде. Старушка ему и говорит:

– Ты, сынок, отдохни у меня, переночуй, и, хотя сама я тебе ничем помочь не могу, но покажу дорогу к своей сестре. Она-то тебе и поможет.

 

Переночевал джигит у доброй старушки, поблагодарил её, вскочил на коня и поехал дальше. Едет он по указанной дорожке день, едет ночь, доскакал, наконец, до чёрного пыльного поля. Стоит посреди поля ветхая избушка, и ведёт к ней тропка.

Постучал джигит в дверь, вошёл, а там старушка – такая старенькая, такая седенькая, вся согнувшаяся, а глаза добрые. Поздоровался с ней джигит, о житье-бытье расспросил, и ответила она ему:

– Видно, неспроста, сынок, пришёл ты в такую даль. Верно, дело у тебя трудное. Уж больно редко кто сюда захаживает. Ты не таись. Если смогу, я тебе помогу.

 

Вздохнул джигит и говорит:

– Да, бабушка, трудное дело свалилось на мою бедную голову. Далеко отсюда тот город, где я родился, где сейчас матушка моя. Отец мой умер, когда мне и года не исполнилось, и вырастила меня матушка одна: баям еду варила, их одежду стирала, их дома прибирала. А я, чуть вырос, охотником стал. Подстрелил я однажды утку – жемчужные перья, подарил её падишаху. А теперь ему понадобился ягнёнок – жемчужная шёрстка. И такова, говорит, моя речь – принесёшь или голову с плеч. Вот и ищу я этого ягнёнка – жемчужная шёрстка. Не жить мне без него.

 

– Э-э, сынок, не печалься, – говорит старушка, – утром что-нибудь придумаем. Отдохни, переночуй. Пораньше встанешь, веселее взглянешь, за чем пойдёшь, то и найдёшь.

 

Так джигит и сделал. Поел, попил, переночевал, пораньше встал, веселее стал. Собрался он в дорогу, поблагодарил старушку. А старушка говорит ему на прощанье:

 

– Езжай, сынок, вон по той дорожке. Там живёт сестра моя. Поля у неё неоглядные, леса необозримые, стада несметные. Найдётся в тех стадах ягнёнок – жемчужная шёрстка, непременно найдётся.

 

Поклонился джигит доброй старушке, сел на коня и поехал. День едет, ночь едет… Вдруг видит – на зелёном лугу стадо несметное. Привстал джигит на стремена, заприметил ягнёнка – жемчужная шёрстка, схватил его, взвалил на коня и поскакал в обратную сторону. Долго он ехал, счёт дням потерял и добрался, наконец, до родного города, направился прямо во дворец падишаха.

 

Как увидел падишах ягнёнка – жемчужная шёрстка, так от радости щедро вознаградил джигита.

 

Вернулся джигит домой, радостно встретила его мать, и зажили они припеваючи.

 

А падишаху портные сшили чудесную шубу из шкуры ягнёнка, и он ещё больше загордился своим богатством, захотел похвастаться перед другими. Пригласил он к себе падишахов всего края. Те потеряли дар речи, увидев не только шапку из утки – жемчужные перья, но и шубу из шкуры ягнёнка – жемчужная шёрстка.

Так прославил своего падишаха сын бедной когда-то женщины, что не мог он не пригласить и джигита к себе на пир. И поняли жадные визири, что если не изведут они джигита, падишах может приблизить его к себе, а о них и думать забудет. Пошли визири к падишаху и говорят:

 

– О, великий из великих, славный из славных и мудрый из мудрых! Падишахи всего края с почтением относятся к тебе, боятся тебя. Однако можно было бы и приумножить славу твою.

– Да что же мне делать для этого? – удивился падишах.

– Конечно, – сказали визири, – и шапка у тебя есть из утки – жемчужные перья, и шуба из ягнёнка – жемчужная шёрстка, но не хватает тебе Самой Главной Жемчужины. Вот была бы у тебя она, тогда бы ты в десять раз больше прославился, а то и в сто раз.

– А что это за жемчужина такая? И где её раздобыть? – рассердился падишах.

– О, падишах, – обрадовались визири, – никто не знает, что это за жемчужина такая. Но говорят, есть она. Узнать о ней можно, только когда добудешь её. Пусть раздобудет Самую Главную Жемчужину тот, кто принёс тебе жемчужную шапку и жемчужную шубу.

 

Призвал к себе падишах джигита и говорит:

– Слушай волю мою: ты принёс мне утку – жемчужные перья, добыл ягнёнка – жемчужная шёрстка, так достань и Самую Главную Жемчужину. Денег я тебе не пожалею, но если в срок ты мне её не достанешь, не сносить тебе головы!

 

Пошёл джигит домой опечаленный. Да делать нечего. Простился он с матерью и отправился в путь-дорогу, искать Самую Главную Жемчужину.

 

Долго ли, коротко ли ехал он на коне, пока не привела его дорога снова в тёмный лес к маленькой избушке, к горбатой старушке. Встретила она его как старого знакомого. Рассказал ей джигит о своей беде. Успокоила его старушка:

– Не горюй, сынок, поезжай по знакомой дороге к моей сестре, она тебе поможет.

 

Переночевал джигит у доброй старушки, поклонился низко и поехал дальше. День прошёл – ночь настала, ночь прошла – солнце встало, видит джигит чёрное поле, а посреди поля ветхая избушка. И здесь его встретила знакомая старушка, сестра той, от которой он ехал. Рассказал ей джигит о своей беде.

– Не горюй, сынок, – сказала старушка, – я тебе помогу. Там, где нашёл ты ягнёнка – жемчужная шёрстка, там ты найдёшь и Самую Главную Жемчужину. Это – девушка Сылу-краса – серебряная коса, жемчужные зубки. Живёт она у нашей самой старшей сестры, самой богатой сестры. Хранит её сестра наша за семью заборами, за семью запорами, за семью стенами, за семью дверями, под семью крышами, под семью потолками, за семью окнами. Живёт там девушка, не видя ни света солнечного, ни лунного луча. Так вот что ты сделай: стражникам одежду подари, кость, которая лежит перед быком, отдай собаке, а сено, что лежит перед собакой, отдай быку. Как только ты всё это сделаешь, все запоры спадут, ворота и двери откроются, и попадёшь ты в темницу, там увидишь девицу, Сылу-красу – серебряную косу, жемчужные зубки, бери её за руки, выводи на свет, сажай на коня и гони его, что есть мочи. А сейчас езжай, сынок, вон по той дорожке.

 

Поклонился джигит доброй старушке и поскакал. И день скакал, и ночь скакал. Доскакал до высокого забора, встречает его стража – вся в лохмотьях, собака на сено лает, а бык кость бодает. Джигит стражникам одежду дал, собаке кость положил, быку – сено, и открылись перед ним все ворота и двери. Вбежал джигит в темницу, взял за руки девицу, а как глянул на неё, чуть рассудка не лишился – такая была красавица. Но тут же он опомнился, взял красавицу на руки, выскочил за ворота, вскочил на коня и ускакал вместе с девушкой.

 

Пусть пока едут джигит и Сылу-краса – серебряная коса, а мы заглянем к старухе. Проснулась наутро старуха и видит: девушки-то и след простыл. Кинулась она к стражникам, а те в новой одежде щеголяют. Она их ругает, а они отвечают:

– Мы тебе верой-правдой служили, всю одежду износили, а ты забыла про нас. Вот мы и открыли ворота тому, кто одел нас по-людски.

Бросилась она к собаке, стала её ругать, а собака вдруг отвечает человеческим голосом:

– Ты передо мною сено положила и хочешь, чтобы я тебя сторожила. А мне хороший человек кость дал, да разве буду я на него лаять?

Набросилась было хозяйка на быка, а он знай себе сено жуёт, ни на что внимания не обращает.

Побежала тогда старуха к своей сестре, налетела на неё с упрёками:

– Кому ты, такая–сякая, тайну выдала про Сылу-красу – серебряную косу, жемчужные зубки? Ведь никто, кроме тебя, не знал о ней!

– Не злись, не сердись, – отвечает ей старушка, – ты мне от богатства твоего и спички не дала, а добрый джигит и слово ласковое сказал, и подарки оставил. Не в темнице сидеть такой жемчужине, как Сылу, а с храбрым джигитом ехать к нему на родину.

И ушла ни с чем злая жадная старуха.

 

А джигит скакал с красавицей в свой город, и все расступались, давая ему дорогу. Как увидел падишах Сылу-красу, чуть рассудка не лишился, понял, что она действительно Самая Главная Жемчужина. Созвал он тут визирей своих и объявил им своё решение жениться на ней.

 

Но услышал в ответ от девушки:

– Нет, падишах, неровня я тебе. Ты богат, а я дочь бедняка. Украла меня злая женщина, держала за семью заборами, за семью запорами, за семью стенами, за семью дверями, под семью крышами, под семью потолками, за семью окнами. Не видела я ни света солнечного, ни лунного луча. Спас меня славный джигит, я полюбила его, а он любит меня, и принадлежать я могу только ему. Станете упорствовать, он вам всем головы поснимает.

Падишах и визири его убежали в великом страхе.

А джигит, говорят, сам падишахом стал. Жили они долго и счастливо.

Реклама
Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Цитаты из журнала
  • Финансовая культура
  • Молодые актеры в образах юбиляров сезона
  • ВКЛ: вернисаж казанской литературы
  • СМИ
  • Театр
  • Цитатник