Новости/Эксклюзив
Видео
  • Вечные люди

Как тесен мир

Когда в местной газете объявили поэтический конкурс «Ещё раз про любовь», Даша, молодая женщина лет тридцати, невысокого роста, худенькая, с печальными карими глазами, отправила в редакцию свои стихи. Вскоре два из них были напечатаны в газете. Ей было очень приятно, чувство гордости наполнило её душу.

 
Читая в очередной раз любимую рубрику, Даша увидела три стихотворения Мансура Бикбау. При виде этого имени сердце её замерло, затем бешено забилось. Неужели это он? Она читала и перечитывала его стихи, повторяла имя, фамилию, такую необычную, красивую. Совпадения быть не могло. Это был он, её первая любовь, человек, которого она когда-то потеряла и о котором ничего не знала двенадцать лет…

 
Весь вечер и ночь она промучилась в сомнениях и догадках. На следующий день Даша приехала в редакцию. Её представили журналистке, ведущей поэтическую рубрику, –   Ольге Кувшиновой, молодой симпатичной девушке невысокого роста, милой и доброжелательной. Даша сразу почувствовала к ней доверие. В сильном волнении она рассказала Оле историю своей первой любви. История эта тронула журналистку, она пыталась вспомнить внешность автора, стала искать в столе его рукопись, но оказалось, что он её уже забрал… Даша видела, что Оля хочет ей помочь и умоляла её об этом – сейчас она была единственным человеком, кто мог бы ей помочь. Оля полистала журнал регистрации материалов, нашла его фамилию, имя, отчество и номер домашнего телефона. «Боже! Ты есть на этом свете!»  – мысленно восклицала Даша, безумно счастливая, бесконечно благодарная журналистке за помощь…

– Как тесен мир! – смеётся Оля, радуясь за Дашу. – Звоните, – говорит она, протягивая ей телефон.

Все эти годы Даша верила, что судьба обязательно сведёт её с любимым… Но звонить ему вот так сразу сейчас она не могла. 

– Оля, помогите ещё раз, позвоните ему, скажите, что его ищет один человек уже много лет… придумайте что-нибудь… 

Дашу мучают сомнения. А вдруг он забыл о ней, ведь столько лет прошло… 

            Оля понимает волнение Даши и набирает номер телефона. Слышатся длинные гудки… В ожидании Даша шепчет: «Боже, помоги мне!» 

И случилось чудо, он берёт трубку. 

– Здравствуйте, – поздоровалась с ним Оля, – с вами говорят из редакции. 

– Я вас слушаю, что-то случилось? – спрашивает он удивлённо. 

– Да, дело в том, что после публикации ваших стихов в редакцию обратился один человек, с которым вы не виделись много лет и который все эти годы хотел вас разыскать…

– Это женщина? – спрашивает он. 

– Да.

– Даша? – вновь задаёт он вопрос.

– Да, – отвечает изумлённая журналистка.

Слышится, как Мансур облегчённо вздохнул и грустно произнёс:

– Я тоже все эти годы хотел найти её, поэтому и решил напечатать стихи у вас в надежде, что она прочтёт их, увидит моё имя и, возможно, вспомнит…

Оля протягивает Даше трубку, но её просто лихорадит от всего происходящего и она шепчет, чтобы Оля договорилась с ним на завтра… Милая, добрая, понимающая Оля! Она прикосновением руки старается успокоить Дашу и уже договаривается с ним о встрече. Он назначает время. 

– Завтра, 8 августа, в восемь часов вечера.

 
Даша благодарит журналистку и на крыльях летит домой. Счастье переполняет её душу, и в то же время она чувствует себя глубоко несчастной. Двенадцать лет она ждала его, но не разрешала себе сделать ни одного шага навстречу… И вот теперь судьба всё равно сводит их, несмотря ни на что. 

 
Домой идти в таком состоянии она не могла, решила зайти к подруге Фае. Подруга с детства знала её историю.

– Ты не поверишь, но объявился Мансур Янович…

– Как? Где? Откуда? Говори скорее! – почти приказала Фая.

Даша, сев в кресло, стала взволнованно рассказывать про газету, про стихи, про разговор с журналисткой и про то, что Мансур Янович искал её, ждал, и завтра она будет звонить ему…

– Нет! Нет и нет! Ты не должна этого делать! – запротестовала подруга. – Дважды в одну реку не входят… Зачем тебе это сейчас, ведь столько лет прошло? У тебя налаженная жизнь, дети… Нет, я не пущу тебя к нему. Знаю я этих восточных мужчин… Жена у него состарилась, захотелось молодую, вспомнил, что ты была без ума от него… Не звони ему. Мало ты мучилась, страдала из-за него?.. 

– Нет, я обязательно позвоню, – тихо, но настойчиво проговорила Даша.

– Ах, коза упрямая! Но звонить будешь от меня. Я не позволю ему вновь одурманить тебя.

– Хорошо, договорились. Я приду к тебе в семь. А знаешь, что я думаю?  Ведь у меня сохранился номер телефона Заремы Яновны… Может, ей позвонить, что-то расскажет о нём? 

Зарема Яновна, старшая сестра Мансура Яновича, была учительницей у Даши в седьмом и восьмом классах, преподавала русский язык и литературу. Даша сразу узнала голос учительницы, он нисколько не изменился и напомнил ей голос Мансура Яновича, такой же бархатный и проникновенный.

– Даша, неужели ты? Нашлась, а мы тебя с Мансуром вспоминали… Куда же ты пропала? – засыпала вопросами Зарема Яновна. – Приходи в гости, я тебя жду.

– Когда? – обрадовалась Даша.

– Хоть сейчас, я живу по старому адресу, не забыла, надеюсь? Дом помнишь, третий этаж, третий подъезд, квартира сорок три.

 
Вечер был тёплым, солнце уже скрылось, но было ещё светло. Даша перешла дорогу и направилась в небольшой сквер, за которым находился знакомый пятиэтажный дом, где она не раз бывала в годы юности. Зарема Яновна встретила её так сердечно, будто они и не расставались на долгие годы. Она осталась яркой, красивой, жизнерадостной. Большие тёмно-карие глаза блестели, пухлые, красные губы приветливо улыбались и даже причёска почти не изменилась: чёрные, как смоль, прямые волосы закрывали её лоб.

– Садись, рассказывай, куда ты пропала? Мансур искал тебя, он постоянно меня просит: «Найди мне Дашу. Где она?» В том году был юбилей нашей школы, мы были на встрече, и он спрашивал о тебе, но никто не знал, где ты и что с тобой… 

– Сначала расскажите о Мансуре Яновиче, как он живёт? – с замиранием сердца спросила Даша.

– Что сказать? Ему сейчас плохо, он болен – цирроз печени. Это чудо, что ты нашлась, позвонила, пришла. Помоги ему, поддержи его, я тебя очень прошу… Я скоро уезжаю к сыну, он живёт в Америке, и мне страшно оставлять Мансура одного…

– Разве он живет один? 

– Буквально нет, но он очень одинок. Он творческий человек… После смерти мамы он очень переживал, очень её любил, был её любимцем, последышем… Он женился на Асе, она старше его на 8 лет. У него приёмный сын, потом родилась дочь Диана, в которой он души не чает… Но в семье его не понимают, он потерял смысл жизни, стал пить, понимаешь? И мы не можем его остановить… Я боюсь его потерять, ведь он ещё молодой. Ты ведь не забыла его, ты его ещё любишь? 

– Я бы всё сделала для него… – ответила Даша.

– А что же с твоей жизнью, куда ты исчезла? Я заходила в твой книжный магазин, мне сказали, что ты уволилась и уехала из города.

– Да всё так сложно… – начала Даша в нерешительности. – Я после поступления в КГУ уехала, стала работать, как и вы, учителем русского языка и литературы в сельской восьмилетней школе в Верхне-Услонском районе. Перевелась на заочное отделение. Я люблю природу, деревню, начиталась Сухомлинского… Хотелось себя испытать, попробовать, справлюсь ли я, смогу ли быть учителем и жить самостоятельно вдали от дома, от родителей… 

– Ну и как? Не испугалась трудностей?

– Нет, трудностей я не боюсь. Если честно, там всё было здорово, была настоящая жизнь, взрослая, интересная. Небольшая одноэтажная школа, старая, всего четыре классных комнаты, поэтому учились в две смены. Я детей люблю, у меня всё получалось. Вела уроки в четвёртых, пятых и седьмых классах, литературный кружок «Пушкинец». В деревне с большим уважением относились к учителям, почтительно здоровались, когда проходили мимо… Такого я потом в своей жизни никогда не встречала…
– Где же ты жила? 

– На квартире у бабушки. Со мной ещё одна учительница математики жила… А через год я там вышла замуж… Поэтому и не напоминала больше о себе… У нас появилось двое детей, две дочки… Он был очень хороший, любил и меня, и детей…
– Почему любил, а сейчас? – спросила удивлённо Зарема Яновна.

– А сейчас его нет… Совсем нет на этом свете… Мы и восьми лет не прожили. Он погиб по неосторожности… Я до сих пор не могу простить себе, что не уберегла его…

– Ну ничего, деточка, всё бывает в жизни, успокойся и не казни себя. Значит, так было угодно Богу… А почему ты столько лет молчала и не позвонила Мансуру? Он бы помог.

– О, нет, нет. Как я могла, как смела звонить ему после всего, что у меня было…

Реклама

– Зря так думаешь, он бы всё понял. 

– А на днях я прочла его стихи в газете и завтра я должна ему позвонить…

– Стихи? Это здорово, мне нравятся его стихи… Ты обязательно позвони, только подольше не клади трубку, потому что квартира у них большая, четырёхкомнатная, пока он услышит, подойдёт… Я желаю, чтоб всё у вас было хорошо.
– Спасибо Вам, Зарема Яновна, я так вас люблю, всю вашу семью: и вашу маму, и отца… Вы все ко мне хорошо относились…

– Родителей уже нет, они любили тебя, надеялись, что ты будешь их снохой…

– Простите… Всё так нелепо получилось, я считала себя недостойной вашей семьи, такой умной, красивой, интеллигентной… Я, конечно, очень хотела быть такой, как Вы. Получила высшее образование, много читаю, пишу стихи, печатаюсь в газетах и журналах, выпустила книгу стихов.

– Я поздравляю тебя, ты умничка. А книгу обязательно мне подари. У Мансура тоже много стихов, надо и ему посоветовать выпустить книжку. Может, это его отвлечёт, поднимет дух… Ты скажи ему завтра, он тебя послушает. Ну, удачи тебе, милая! – провожая, она на прощанье поцеловала Дашу.

 
Даша до утра не сомкнула глаз. Вспоминались родная школа, учителя, одноклассники… Она училась в седьмом классе, когда в конце зимы у них появился новый учитель. Он преподавал физкультуру в средних классах. Красивый, стройный молодой человек с длинными, волнистыми волосами (по тогдашней моде семидесятых годов), с тёмно-карими большими выразительными глазами, правильной формы носом и пухлыми красивыми губами… Он чем-то был похож на любимого певца Муслима Магомаева.
Каждую перемену Даша и её подружки Фая и Аля стояли в широком коридоре у окон, и Даша ждала, когда он пройдёт в учительскую или спортзал. Скорее всего, среди сотен учениц он и не замечал её. А ей нравилось в нём всё: как он ходил, наклонял голову, как встряхивал волосами, убирая со лба длинную чёлку. Ей нравилось, как он одевался, всегда строго и аккуратно: костюм, светлая рубашка, галстук или же тёмно-синий спортивный костюм, когда шёл на урок. На пальце правой руки он носил большой золотой перстень-печатку.

Она узнала, что он на девять лет старше её, и это её огорчало. Близкие подруги Фая и Аля вскоре заметили её интерес к Мансуру Яновичу, сначала посмеивались над ней, порой зло шутили, затем смирились. Теперь главной темой их разговоров был он. Девочки рассказывали Даше, где и когда его видели, что он делал, что говорил, как выглядел. Случалось, он заходил в класс на урок Заремы Яновны, тихо о чём-то с ней говорил, и тогда Даша сидела ни жива ни мертва, не смея поднять на него глаза. Тогда-то Зарема Яновна и обмолвилась, что это её младший брат, учится в КГУ на филфаке, пишет стихи, песни и сам исполняет, играет на гитаре… Как он талантлив, с восхищением думала Даша. Неужели бывают такие люди в наше время? Начитавшись книг, в основном, классику – Тургенева, Толстого, Чехова, Лермонтова, Пушкина, она жалела, что живёт не в ХIХ веке… 

Время шло. Даша училась уже в восьмом классе, когда Мансур Янович исчез, не стал появляться в школе… Оказалось, что он заканчивал КГУ, защищал диплом. Жизнь без него потеряла для неё всякий смысл, но была надежда, что он закончит учёбу и вернётся в школу. Но этого не случилось. Он уволился.

По литературе проходили Пушкина, роман «Евгений Онегин». Подружки посоветовали Даше написать письмо, как Татьяна Ларина. Каким-то образом они раздобыли адрес Мансура Яновича. Она долго колебалась, но жить не видя его стало просто невозможно, и она решилась… Письмо получилось сумбурным и без обратного адреса. Она хотела просто, чтоб он знал о ней и её чувствах.

            «Ну и какой смысл, что ты написала? Ответить ведь он не сможет, даже если очень захочет», – ругала её Фая.          

Через месяц Даша написала новое письмо и свой адрес. Удивлению и радости не было предела, когда через некоторое время она получила ответ. Он писал о том, что истинные искренние чувства очень редки в наше время, их нужно беречь... «И я желаю, чтобы они росли, крепли и стали надёжными крыльями».

Она читала и перечитывала его письмо. Как он написал! Как восхищался, с каким трепетом и уважением отнёсся к её признанию. И она почувствовала, что у неё действительно выросли крылья…

После школы она поступала в КГУ, но в первый раз не прошла по конкурсу и устроилась в книжный магазин секретарём. Ей нравилось печатать на машинке, научилась печатать и на ротаторе листовки. Привлекало то, что можно печатать свои стихи в свободное время. Работала, училась на подготовительных курсах. С Мансуром Яновичем часто разговаривала по телефону, иногда часами, он понимал её с полуслова, она полностью доверяла ему. Иногда, когда она звонила, к телефону подходил его отец, интересовался, кто у телефона. Признался, что читал её письма, они ему очень понравились. Хвалил, что грамотно написаны, спрашивал, где она учится, где работает…

Однажды он пришёл к ней на работу весь в орденах, в парадной форме. Таким же образом познакомилась Даша и с его матерью, вернее, она сама позвонила, представилась и попросила достать редкую книгу – двухтомник «Лечение травами» для отца Мансура Яновича, так как он был серьёзно болен. Даша привезла книги, её приветливо встретила мама, красивая и доброжелательная женщина, завела в зал, где было много гостей, накрыт праздничный стол. «Это наша будущая невестка», – объявила она гостям.
Даша была очень смущена. Её усадили за стол на почётное место в центре. Рассказывая о себе, Даша призналась, что хочет уехать работать учителем в село… Не отпустим, сказал отец.

За книги Даша наотрез отказалась брать деньги, как они ни уговаривали. Тогда его мама достала из серванта коробку дорогих импортных конфет и сказала: «Когда уедешь в село, будешь есть эти конфеты и нас вспоминать».
 
Однажды Мансур Янович позвонил и пригласил её в гости, вернее, просто пожаловался, что родители уехали в Ташкент к себе на родину. Он две недели один, ему очень плохо, рубашки не стираны, посуда не мыта… Даша сама предложила: 
– Хотите я приеду, помогу? Что-нибудь купить? 
– Нет, хотя купи, что сама хочешь, – ответил он. – Я жду.

Закончив работу, она поехала на Красную Позицию. Зайдя по пути в магазинчик, купила любимых шоколадных конфет «Чародейка», печенье «курабье».

        У него в гостях был друг с девушкой – Раис и Света. Сидели в зале за маленьким журнальным столиком. 

Мансур Янович ушёл на кухню делать чай и долго не возвращался. Принёс и поставил перед ней пиалу с горячим чаем, вазочку с конфетами и печеньем, которые принесла Даша. Затем взял гитару и запел песню (сам сочинил и музыку, и слова).
 
Пусть дождь стучится в окно
И ветер гудит в ночи,
Пусть на душе темно,
И буду один в ночи.
Пусть боль затаится в груди,
Не позову «приди»,
Не прошепчу «люблю»,
Себя в себе сохраню.
Пусть будет малиновый звон
В душу мою стучать,
Душе не открою окон,
Заставлю себя молчать.
Не протяну руки,
Не поклонюсь огню,
Не покорюсь любви,
Тебя в себе схороню…

 
Звуки мелодии разрывали ей душу, голос его был изумительный… Позже, через несколько лет, она узнала, прочитав эти стихи в его книге, что они были посвящены ей, Даше…
 
Раис со Светой ушли в другую комнату. Мансур Янович захотел обнять её, но она резко отстранилась и сказала: 

– Мне уже пора.
            – Ты никуда не уйдёшь.
– Но уже поздно, меня родители ждут. 
– Пора им привыкнуть.
– Я ухожу, – проговорила Даша.
            – Подожди, я провожу тебя...
 
Они шли по осенней пустынной улице. Было темно и холодно, лишь вдалеке горел фонарь.
– Странно всё, – произнёс он в раздумье.
Действительно, странно, думала Даша. Она могла говорить с ним по телефону часами, а при встрече теряла дар речи, старалась быстрее расстаться. Почему так?
 
Вскоре его забрали в армию. Он служил всего один год после КГУ. Присылал ей открытки с поздравлениями к каждому празднику из города Балашова Московской области. А она всё же уехала в село Клянчино Верхне-Услонского района – работать учителем в школе… 
Здесь, на природе, с новой силой в ней вспыхнула страсть к поэзии. Она организовала с учениками литературный кружок, где дети пробовали сами писать стихи. Они выпускали стенгазету «Пушкинец», где печатали свои творения. А она, Дарья Сергеевна, писала не только стихи, но и очерки, заметки о жизни села, о ветеранах-фронтовиках – на конкурс ко Дню Победы. Всё это печаталось в районной газете «Волжская Новь». Она заняла третье место в этом конкурсе и её наградили грамотой. 

 
На Новый год Даша позвонила в Казань родителям Мансура, чтоб поздравить с праздником и узнала, что умер его отец, который так хотел, чтоб она стала им снохой…
Вскоре за ней стал ухаживать голубоглазый светловолосый русский парень, её ровесник, отслуживший в армии, и уговорил выйти за него замуж. Вернувшись в город с мужем, Даша вдруг в какой-то момент опомнилась. Как будто город напомнил ей о первой любви. Но она поняла, что всё кончено и не будет больше разговоров по телефону часами, после которых так легко и радостно на душе. Звонить Мансуру Яновичу было стыдно, ведь она считала себя предательницей…

 
Прошло время. Подходил день его рождения – 20 ноября. Даша ждала первенца. Так захотелось поздравить Мансура Яновича и услышать его голос последний раз. Она набралась смелости и позвонила. Он обрадовался, узнав её голос, стал спрашивать, где она сейчас, как живёт? Даша призналась, что вышла замуж и ждёт ребенка. Он выслушал молча, потом сказал: «Желаю счастья…» 
 
Жизнь продолжалась. У неё уже были две маленькие дочки, всё шло хорошо, но однажды случилось несчастье с её мужем. Горю не было предела, она не хотела жить. Но время лечит. С годами она привыкла к одиночеству, жила ради детей. Порой она вспоминала Мансура Яновича, но… запрещала себе звонить ему. «Не смей напоминать ему о себе, пусть он ничего не знает и живёт своей жизнью, а ты получай то, что заслужила…» Но думать о нём, вспоминать она не могла себе запретить. И в эти минуты на душе становилось теплее. Он, сам того не зная, помогал ей жить и справиться со своим горем. Она стала ждать. «Неужели мы никогда не встретимся, ведь живём в одном городе? Как он? Что с ним?» 
И вот она прочла его стихи в газете, и весь мир сразу перевернулся…

За окном светало, слышно, как запели птицы, приветствуя зарю. Слёзы выступили на глаза, но это были лёгкие слёзы желанного счастья…
День прошёл в суматохе. Что он скажет ей? О чём спросит? 

Время тянулось ужасно медленно. Стрелки часов еле-еле ползли по циферблату. Ровно в семь Даша была уже у подруги. Фая ушла на кухню, а Даша стала набирать номер. Послышался длинный гудок и тут же голос Мансура Яновича: «Здравствуй, Дашенька! Как я рад тебя слышать…»

– Я тоже, – почти выдохнула она, потеряв голос от волнения.

Оба чувствовали себя скованно, этому было много причин.

– Ты можешь сейчас подойти к фонтану в сквере около дома Заремы? – спросил он.

            – Да, могу.

– Тогда я подъеду минут через пятнадцать, договорились?
 
Он подъехал на красивой машине цвета мокрого асфальта. Подошёл, подарил белую розу… Они сидели на скамейке перед фонтаном и разговаривали… но говорить было трудно после стольких лет разлуки. Как же он изменился, постарел, чуть пополнел, стал похож на своего отца.

– Почему ты не вышла за меня замуж? – задал он давно мучивший его вопрос. – Почему уехала тогда в деревню, когда я был в армии? Хотела сбежать от меня? Я ведь думал, что всё у нас будет по-другому… А когда ты позвонила мне в день рождения и сказала, что вышла замуж и ждёшь ребенка, у меня земля ушла из-под ног от твоих признаний… Потом я тоже женился. У неё уже был сын… Думал забыться… Всегда ждал твоего звонка, но ты двенадцать лет не звонила… Как ты могла? За что ты так со мной?
– У тебя ведь есть дочь, – только и сказала Даша.

– Да и у тебя тоже.
            Разговор не клеился. Даша не разрешила себя проводить, и они расстались у фонтана. 

Через день он позвонил, и они проговорили, как когда-то, долго, долго… Он считал, что его никто не понимает, и поэтому он пьёт… Говорили о поэзии, Даша обещала подарить ему свою первую книжку стихов «Верю в тебя». Он был изумлён. Даша старалась поддержать его, отвлечь от алкоголя. Она предложила ему издать книгу стихов и подать заявление в Союз писателей, ведь он всю жизнь пишет стихи, песни… Сначала он не хотел даже слушать, потом загорелся этой идеей, занялся книгой. Нашёл художника, заказал иллюстрации, и вскоре в издательстве «Школа» вышла книга «Дыханием любви». Он подарил с автографом и проникновенными словами свою книгу Даше. На тридцать первой странице она прочла стихотворение, которое он когда-то исполнял ей под гитару…
 
Он подал заявление в Союз, как она советовала, познакомился и подружился с председателем Союза Владимиром Владимировичем. На очередном заседании его приняли в русскую секцию. Даша встречала его на литературных мероприятиях, на заседаниях, ведь она тоже мечтала вступить в этот Союз. Однажды фотографировались всем коллективом, и он встал рядом с ней. На одном снимке он смотрит прямо в объектив, а на втором на Дашу… 

 
Однажды она позвонила ему, к телефону подошла его дочь Диана – уже взрослая девушка – и резко попросила Дашу не звонить ему больше. «Диана, послушай, пожалуйста, ведь я только хочу помочь ему, хочу, чтоб он серьёзно занялся творчеством… Я не собираюсь лишать вас отца, я вам обещаю, что он не уйдёт из семьи. Я ему только друг, хотя и больше двадцати лет…» Диана выслушала спокойно, поверив в искренность её слов…

 
Поздравляя Дашу с днём рождения, Мансур пожелал, чтоб у неё всегда были деньги. Даша даже возмутилась: «Что за странное пожелание?» «Нет, послушай меня. Я очень хочу, чтобы ты никогда и ни в чём не нуждалась и всегда могла купить себе всё, что захочешь. Я понимаю, ты романтик, и деньги для тебя не главное, но пусть моё пожелание всю твою жизнь исполняется…»
 
Однажды Даше позвонил председатель Союза и спросил: 
– Ты давно видела Мансура?
– Даже не помню, он что-то не звонит, – ответила встревоженная Даша.
– А ведь он умер, – услышала она.
– Как умер? Этого не может быть.
– Нет, это правда. Почти два месяца прошло… 
 
Летом приехала из Америки Зарема Яновна. Встретившись с Дашей, рассказала всё о брате, как его хоронили. 

– Хочешь пойти на кладбище? – спросила она.

– Да, хочу, покажите мне его могилу. 

На следующее утро они поехали. Сначала дошли до могилы матери (она похоронена в Казани, а отец – на родине), прибрались, положили цветы, Зарема Яновна прочитала молитву.

Но могилу Мансура Яновича никак не могли найти. Точное место Зарема Яновна не помнила. 

– Значит, не суждено, – сказала она, предложив вернуться.

– Нет, я не могу уйти. Подождите у дороги, я ещё посмотрю, – ответила Даша и углубилась в тень деревьев. Здесь было не так жарко, как на открытом солнце. Внимательно осматривая погост, она в какое-то мгновение вдруг увидела его глаза, большие, грустные… У Даши мурашки по телу пробежали.

– Я нашла его. Идите сюда, – позвала она Зарему Яновну.

– У тебя чистая душа. Ангел подсказал тебе, где его искать, – проговорила она, подходя к ограде.

Даша уже вошла за ограду, положила свои белые цветы. Высокий памятник из чёрного мрамора, очень удачный портрет молодого ещё Мансура Яновича и его слова «Научись улыбаться самому себе, и мир для тебя станет светлее и прекраснее…»
– Жаль, некому ухаживать за могилой. Жена с дочкой уехали в Подмосковье, я с сыном в Америке, – грустно проговорила Зарема Яновна.

– Как некому, а я? Я буду ухаживать. Вы не беспокойтесь, – уверила свою учительницу Даша. – Ведь я ему и вам не чужая…

– Да, всю жизнь ты как будто рядом была. Когда умру, пусть похоронят меня рядом с мамой. Ты и за нами присмотришь, да? 

– Да, обещаю, – утвердительно кивнула головой Даша.

Она возвращалась домой. Вокруг шумела листва, и ей казалось, что душа Мансура Яновича летит сейчас по небу и провожает её в пути… 

 

фото из открытых источников

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • «Полиционер»: Идеал на пути к мечте
  • ИЛСУР АЙНАТУЛЛОВ: «Когда я приехал в Казань, я вообще не знал русского языка»
  • ПОД НЕБОСКЛОНОМ ВЕЧНОГО ДЕТСТВА
  • В Казани подвели итоги XXIII республиканского конкурса журналистики и массмедиа Татарстана «Бэллур калэм» — «Хрустальное перо».
  • «Обязательно к посещению»
  • АХМЕД КИТАЕВ: московский художник с татарской судьбой
  • «Вперед, за Родину!»
  • РОЖДЕННАЯ В СИБИРИ. Страницы жизни Диляры Тумашевой
  • ТУРЦИЯ ИЛИ ТУДА И ОБРАТНО
  • В Казани начался региональный чемпионат WorldSkills среди печатников