Новости/Эксклюзив
  • Покровская: синхрон под татарскую музыку Представители Татарстана обсуждают с главным тренером сборной России по синхронному плаванию Татьяной Покровской возможность постановки одной из программ синхронисток на татарскую музыку.
    237
    0
    0
  • Сальников: «Татарстан- спортивная столица России» Президент Всероссийской федерации плавания (ВФП), четырехкратный олимпийский чемпион по этому виду спорта Владимир Сальников заявил о том, что считает Республику Татарстан ведущим мировым регионом в развитии плавания.
    227
    0
    0
  • «Остазбикә» - лучший мусульманский фильм Татарстанский фильм «Остазбикә» по мотивам произведений татарского писателя Гаяза Исхаки, продюсером которого является директор «Татаркино» Миляуша Айтуганова, признан лучшим мусульманским фильмом из России на фестивале афганского кино «Ладжвард».
    247
    0
    0
  • Третьяковка попала в сети Социальная сеть «ВКонтакте» запустила платформу «Музейный гид». Благодаря новому сервису пользователи смогут познакомиться с культурными объектами страны – пока можно прогуляться по Эрмитажу, Музею русского импрессионизма, Третьяковской галерее, Эрарте, Музею космонавтики и другим важным культурным локациям.
    234
    0
    0
Видео
  • Новый выпуск журнала «Идель»

Марат Сафаров. В переулках близ Сретенки

(в сокращении)

 

Абдурахман Абсалямов

 

 

Запутанное ожерелье уютных московских переулков. Северная часть исторической Москвы…

Неизбежен ход времени и сме­на поколений. Когда-то по мо­сковским улицам ходил-спе­шил татарский мальчик, юноша, начинающий литератор. Разные маршруты были у него, но один – основной, определивший жизнь. Москва 1920-х годов.

 

 

Стоит в Ащеуловом пе­реулке примечательный дом № 9 постройки 1904 года, спроектиро­ванный архитектором И.В. Михай­ловским на основе здания XVIII века. До революции дом являлся доходным, а впоследствии был раз­делён на коммунальные квартиры. Здесь жила семья Абсалямовых – недавних выходцев из деревни Старое Аллагулово Пензенской губернии.

От многолюдной Сретенки до восточных кварталов Замоскворе­чья и сейчас не близка дорога, а в старой Москве надо было на из­возчике или трамвае пересечь весь центр города; по мосту перебрать­ся в ещё сохранявшие купеческий уклад Пятницкую, Новокузнецкую, Большую Татарскую. Сколько вре­мени уходило на этот каждоднев­ный путь из дома до классов Дома Асадуллаева? Так прошло детство Абдурахмана Абсалямова. И хотя будущий клас­сик татарской литературы родился в небольшой мишарской деревне, истоки его большой литературной судьбы скрыты в московских домах и переулках.

 

 

Дом в Ащеуловом переулке

 

Цитата из повести его современ­ника Амирхана Еники «Вөҗдан» («Совесть», 1968): «...все специа­листы по каракулю были мишаря­ми, специально приглашённые из окрестностей Москвы и Ленингра­да... Маматов, Байтираков, Ишма­метов, Ширинский – фамилии, кото­рые уже подсознательно вызывают уважение».

Это мир, где прошло детство Аб­дурахмана Абсалямова, и все пе­речисленные фамилии ему были известны и близки.

 

Реклама

 

Жили татарские меховщики в разных частях города. Сафа Абса­лямов – близ Сретенки. Нури Ши­ринский – в Новоалексеевском, неподалёку от Ростокинского комбината. Фатих Акбулатов – в 1-м Басманном переулке. Однако они часто встречались и после работы, общались и их семьи.

Совсем недавно показывал я зрителям вечера в библиотеке Дома Асадуллаева ветхую группо­вую фотографию начала 30-х гг., где в разных углах снимка запе­чатлены отец будущего писателя Сафа Умерович Абсалямов и мой прадед Нури Ширинский – опыт­ные московские меховщики с бо­гатым дореволюционным опытом, пытавшиеся выжить в новые шум­ные времена.

Фото не идиллическое, а страш­ное. В центре его одна из фигур обезглавлена: из прочного карто­на старательно вырезана голова человека, предавшего в 1937 году своих товарищей по Ростокинскому меховому комбинату. Вырезал сын одного из репрессированных, вот таким образом пытавшийся заглу­шить горечь потери… И Нури Ширинский, и Сафа Аб­салямов, и Акбулатов, Сакаев, Иш­маметов, Байков – земляки, друзья, честные люди, для них и их семей рубежом жизни стал 1937 год.

 

Но были и другие московские воспоминания, согревавшие всю жизнь писателя. Детство, учителя, которых Абдурахман Абсалямов помнил и которым посвятил свой прозрачный, лиричный роман «Зе­лёный берег».

Именно в татарской общине Москвы 1920-х-1930-х гг., в исто­рических стенах Дома Асадуллаева Абдурахман Абсалямов сформиро­вался как литератор. На его глазах складывалась татарская советская культура. В 1923-1929 гг. Абсалямов учился в татарской школе им. На­риманова в доме Асадуллаева, где директором была первая женщи­на-математик из татар, выпускница Сорбонны Сара Шакулова.

 

 

Последних свидетелей татар­ской Москвы этой эпохи удалось застать. Как известно, Абсалямов посещал молодёжный литератур­ный кружок при татарской библиотеке в Доме Асадуллаева, которым руководил Муса Джалиль. Участ­ница этого литературного круж­ка, легендарный мемуарист Рауза Кастрова (1911-2012) вспоминала об особой неформальной и творче­ской атмосфере, которую создавал Муса Джалиль, о его стремлении обучить начинающих авторов бо­гатству татарского литературного языка, ведь большинство из них со­ставляли мишари или касимовские татары. В этом кружке занимался и земляк Абсалямова, уроженец та­тарской деревни Усть-Рахмановка Пензенской губернии – поэт Ахмет Симаев (1915-1944). Как известно, Ахмет Симаев в годы войны станет соратником Джалиля по антифаши­стской деятельности и будет казнён с ним в Берлине в один день – 25 августа 1944 года.

 

Из воспоминаний Абдурахмана Абсалямова:

 

«Мы были молоды и чуть-чуть наивны. Нам всем хотелось писать стихи и обязательно, как Такташ. Он был уроженцем наших мест, и мы им гордились. Мы говорили на своём, мишарском диалекте, от­личающемся от казанского гово­ра и, конечно, от литературного татарского языка. Такташ же пи­сал почти «по-нашему», и это, как нам казалось, получалось здорово. По своей наивности мы не думали, что большой и талантливый поэт очень умело использовал диалект, не нарушая литературные нормы. Мы от души повторяли отдельные свои мишарские слова и не отдава­ли себе отчёта, что для настоя­щей поэзии мало простого умения удачно рифмовать слова. К наше­му счастью, руководитель кружка поэт Муса Джалиль был очень внимательным к настоящим писателям и много сил тратил на наше воспитание...»

 

И Литературный институт, где первым татарским студентом стал Абдурахман Абсалямов, и долгий фронт, и его послевоен­ные казанские десятилетия, овеянные литературной славой и народной любовью, и перепол­ненные залы по всему Татарстану, где демонстрировался сериал, сня­тый по роману «Белые цветы», – всё это часть нашей культуры, как и документальная книга Альбины Абсалямовой «Ни­когда не угаснет. История жизни и творчества писателя Абдурахмана Абсалямова, рассказанная его внучкой», наполненная бережно собран­ными воспоминаниями, редкими фото, ставшая одной из моих настольных книг.

Для меня литературный мир Абдурахмана Абсалямова особый. Его герои, сюжеты, тонкие мудрые диалоги, имя, знакомое мне и вне литературной истории, и в тёплых семейных преданиях. Недавно мне довелось побы­вать в казанском кабинете Абса­лямова, увидеть стол, за которым родились романы-символы татар­ской литературы. Но это уже дру­гой сюжет.

 

 

Фото из архива автора и Альбины Абсалямовой

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Турецкая МЕСОПОТАМИЯ
  • Сфотографировать «АЛТЫН КАЗАН»
  • Снег...
  • Ретроспективный проект галереи «ТАТМЕДИА», представляет новогодние обложки популярных изданий ТАССР 50-90-х годов XX века
  • НОВЫЙ ГОД ПО-СОВЕТСКИ
  • «И НА ИЗЛЁТЕ ДНЯ И ГОДА СТОИТ ПОД СНЕГОМ ЧЕЛОВЕК…»
  • НЕМЕРКНУЩИЙ СЛЕД
  • АЛЕКСЕЙ РОМАНОВ группа «ВОСКРЕСЕНИЕ» 2020
  • Мир шкодников и их родителей
  • ДАЙТЕ ПЯТЬ!