• Никто не забыт… В День Героев Отечества в Казани пройдет конкурс юных чтецов поэзии.
    85
    0
    0
  • «Путешествие Деда Мороза» в Казань Столица Татарстана стала вторым городом на сказочном маршруте большого предновогоднего Путешествия Всероссийского Деда Мороза. Звёздным помощником сказочного Деда стал популярный в России итальянец, ведущий программы «Поедем, поедим!» на НТВ Федерико Арнальди.
    82
    0
    0
  • «КышДаКар-фест»: заявки принимаются Представители малого и среднего бизнеса города, индивидуальные предприниматели, самозанятые, а также фермеры районов РТ могут оставить предварительную заявку на участие в «КышДаКар-фесте».
    107
    0
    0
  • «Смена»: книжный фестиваль В Нацбиблиотеке пройдёт книжный фестиваль.
    111
    0
    0
  • Тик -Ток – это не про деградацию Подробнее: http://idel-tat.ru/news/vremya/tik-tok-eto-ne-pro-degradatsiyu

Новая жизнь Алишера

 

Синопсис

Получивший серьезное ранение и потерявший руку Алишер возвращается из Афгана в родной кишлак и узнает от родителей, что его одноклассница и невеста Гули замужем за его другом Файзулло. Отец Алишера, сообщивший эту новость, упрекает Гули в корысти, так как Файзулло – сын председателя колхоза, то есть, «сын богача». Но мать Алишера оправдывает девушку тем, что у той мать страдает от онкологии, а Файзулло обещал ее вылечить.

Алишер в отчаянии от предательства друга и невесты. На следующий день к нему приезжает Файзулло и рассказывает свою версию событий: Гули получила похоронку о смерти Алишера, а мать ее на смертном одре просила дочь выйти за Файзулло и спасти от голода её малолетних братика и сестренку. Гули согласилась, а он друга не предавал. Но Алишер ему не верит и навещает их в кишлаке. Гули и Файзулло изображают счастливую семью. Дома Алишер обнаруживает в одной из лепешек записку от Гули: «Жди меня у реки. Я приду через час».

Между ними происходит объяснение. Алишер просит Гули не искать с ним новых встреч, потому что роман с чужой женой ему не нужен, да и её репутации будет нанесен огромный ущерб. Гули уходит, а Алишер решает уехать из села навсегда, правда, не знает, удастся ли ему это, потому что птица без крыла далеко улететь не может. Смысла жизни он тоже не видит, потому что никто не захочет связать жизнь с калекой. Он пишет роман в стихах о своей жизни, исполняя свою детскую мечту и одновременно спасая себя от преследующих его мыслей о смерти.

Мать Алишера, вернувшись с базара, приносит ему письмо от Татьяны, медсестры спасшей ему жизнь в Афгане, которая теперь работает в больнице в Ташкенте. Татьяна – сирота. Как и Алишер, она поступала в медицинский, но недобрала двух баллов и поступила в медучилище, вышла замуж и овдовела в 20 лет. За десять лет до призыва в Афганистан он в составе отличнков учебы был командирован председателем колхоза в Москву, где случайно столкнулся с Татьяной в Александровском саду. Та в него влюбилась с первого взгляда, а он не обратил на нее внимания. Татьяна и друг Алишера военврач Иван приезжают в кишлак. Они сообщают ему, что из Москвы поступила партия протезов и Алишеру больше не придется жить без руки.

Роман Алишера и Татьяны приводит к свадьбе и рождению дочери Севары и двух сыновей. Молодая семья живет в Ташкенте и в Фергане. После развала СССР в Ташкенте начинаются беспорядки. Многие русские вынуждены уехать. Иван уезжает в Москву. Татьяна, Алишер и Севара уезжают в Казань на родину Татьяны.

90-е годы – тяжелое время для жителей бывшего СССР. Жизнь трудна, и многие живут бедно. Алишер и Татьяна стараются достойно воспитать детей. Татьяна работает медсестрой в больнице, Алишер – охранником, а затем учителем ОБЖ в школе.

Начинаются натовские бомбардировки Югославии. Татьяна и Иван уходят на войну в составе бригады медиков. Раненая Татьяна возвращается к семье, а Иван погибает, исполняя свой врачебный долг.

Старшая дочь Алишера Севара находит его тетрадь и узнает о его первой любви, и о том, что он пережил в Афгане. Алишер тяжело переживает потерю друзей, погибших у него на глазах, но прячет свои переживания в стихи, чтобы не волновать домашних.

Получив известие о смерти отца, Алишер едет в кишлак близ Термеза и встречается там с Файзулло и убийцей его сослуживца Абдуллой, который теперь мулла. Встреча с прошлым не проходит бесследно. У него случаются два инфаркта, но он продолжает напряженно работать, чтобы содержать семью. Он помогает Севаре пережить несчастную любовь и непоступление в институт. Сын Файзулло Аброр начинает ухаживать за Севарой, но та отвергает его.

Севара поступает в медицинский и мечтает вылечить отца, но тот умирает после третьего инфаркта до того, как она закончила институт. Татьяна и Гули вместе развеивают прах Алишера над рекой в его родном кишлаке. Через полгода умирает Татьяна, не сумев пережить смерть любимого.

Севару поддерживает Аброр. Она издаёт незаконченный роман отца и уезжает в Узбекистан. Аброр и Севара готовятся к свадьбе. На свадьбу приходит Файзулло и сообщает, что у него рак и ему остался месяц.  Он просит прощения у Гули, сына и Севары. Гули, Аброр и Севара прощают его и принимают в свой дом. Файзулло умирает на руках Севары. Гули становится бабушкой двух замечательных внуков, одного из которых зовут Алишер.

 

 

                                                                                                                                                                                    Глава первая.

I

                                                                             

Над горами – туман, за горами – Афган.

Заманили душманы отряд наш в капкан:

Кто погиб, кто вернулся домой одноруким

И, не чокаясь, выпил за друга стакан.

2

Для друзей я Алёша, хоть я Алишер.

Позади западня, но я помню Панджшер.

Мы убитыми много тогда потеряли.

Я для них был Алёша, а здесь Алишер.

3

Я родился в Союзе. Отец мой узбек.

Мать татарка из Крыма. Есть брат Озодбек,

А невеста Гули меня ждать обещала,

Но любви этой, видно, был короток век!

4

Были вместе со школы. За партой одной

Мы сидели, гуляли в садах под луной

И коней к водопою нередко водили,

Я стихи ей читал под окошком весной.

5

За стихи и дразнили меня Навои,

И смеялись: «Кому нужны вирши твои?!

Ты б назвался, чудак, ещё новым Хайямом,

Раз на алгебре пишешь свои рубаи!»

6

Только школу закончил, призвали,  и так

Оказался в Афгане, и хитрым был враг.

Двое местных в ловушку, увы, заманили:

Кто в ущелье полёг, кто ушёл сквозь овраг…

7

В двадцать два одноруким вернулся с войны.

В дом родительский я ни детей, ни жены.

Мне отец рассказал про невесты измену,

И о счастье с любимой я вижу лишь сны!

8

«Файзулло, твой дружок, это сын богача.

Ты крестьянина сын! Наш с тобою богча[1]

Не сравнится с его, да и дом не хоромы…

Я работал, как раб, рукава засуча!»

 

9

«Жаль, могу засучить лишь рукав я один!

Я б работал, как ты, и дожил до седин:

Только смысла я этих мучений не вижу!

Не поможет здесь даже Ходжа Насреддин!»

10

Насреддин, Аладдин и ковёр самолёт –

Это сказочки всё! Отправляюсь в полёт

Лишь во сне, и такую картину я вижу:

Там душманы в горах, западня, вертолёт …

II

1

Стук в окно, но гостей я давно уж не жду!

Повторяется стук. Я на звук тот иду:

Фазулло, мой соперник, стоит на пороге.

Видно, слышал уже про мою он беду!

2

«Это я, Файзулло! Алишер, отвори!

Я пришёл рассказать!» – «Раз пришёл, говори!»

«Похоронку Гули на тебя получила.

Не держи ты меня у закрытой двери! »

3

«Проходи и садись на топчан, Файзулло!

Слишком много с Афгана воды утекло.

На больничной я койке валялся годами.

Я вернулся домой. Мне ещё повезло!

4

Друг Толян медсестре рвал цветы у ручья,

И казалось нам всем, что земля та ничья.

Средь кустов он прицел не заметил винтовки…

Не бывает в дуэли со смертью Ничья!

5

Я б в Афган не попал. Поступал я в ТАШМИ.

Не хватило двух баллов. Попробуй пойми,

В чём причина была, что меня завалили?!

Ведь отличником в школе я был, чёрт возьми!»

6

«Ты отличником был, а я звёзд не хватал!

Вожаком комсомольским в ту пору я стал.

Отозвали в Москву. Выступал я на съездах.

Я в обкоме теперь, но о том ли мечтал?!»

7

«Взял невесту чужую и в город увёз!»

Мать сказала твоя и не прятала слёз, –

«Сын нашёлся! Он жив! Похоронка ошибка!

Ты предателем стал и несчастье принёс!»

8

«Все сельчане обходят меня стороной,

И в Ташкенте живу я с детьми и женой.

Мать от рака груди у неё умирала,

Наказала Гули, чтоб осталась со мной…»

9

Как ослушаться ей? Брат с сестрой мал-мала…

Мать болела два года, потом померла.

До любви ли, когда нищета на пороге?!

Всю проплакала ночь, да и замуж пошла…

10

«Ты зачем приходил?!» – «Я приехал к отцу,

И Гули здесь со мною!» Слеза по лицу

Моему вдруг скатилась, и стало мне ясно:

Не понять моё горе, увы, подлецу!

III

1

Он ушёл. В гости звал. Посмеяться хотел?

Лучше б снова в Москву он свою улетел!

Я не трус. Я свое отбоялся в Афгане!

Сад любви моей прежней давно опустел!

2

Сад любви опустел, но душа не пуста!

Как родник, что в горах, серебрится, чиста.

Комья грязи мой недруг напрасно бросает,

Не испортить сей кляксой бумаги листа!

3

Я доверил бумаге страданья свои!

Мне ль тягаться с Хайямом, Руми, Навои ?!

Но роман я в стихах свой писать продолжаю,

Хоть выходят порою одни рубаи.

4

Собираюсь я в гости, коль звал ты на чай,

Недруг мой Файзулло. Что ж, иди и встречай!

Но однажды на встречу придёшь со Всевышним:

«Как же друга предать ты посмел? Отвечай!»

5

Мать сказала: «Куда? Алишер, не ходи!

От такого, как он, покаянья не жди!

В нём ни капли, увы, не найти состраданья!

Как кислотные он для посевов дожди…»

6

«Ты о чём?» – «О Гули! Об обмане его!»

«В чём же этот обман?» – «Ты не знаешь всего:

Заграничных лекарств в кишлаке не отыщешь!

Он Гули обещал, но не дал ничего!

 

7

Тёщу взять он в Ташкент и лечить обещал,

А потом раз в неделю её навещал,

То обком у него, то в горком он поехал,

То больного коллегу три дня замещал…

8

Что Гули со всем этим поделать могла?

Мать её, Фатима, в кишлаке померла,

Ведь больница в селе, это вам не в столице!

Не к гадалке ж идти, чтобы порчу сняла!»

9

Мать махнула рукой, а я вышел во двор.

На скамейку присел. Вспомнил наш разговор.

Написал я в блокноте своём потаённом:

«...что ответишь за всё ты обманщик и вор!»

10

Я калитку закрыл, а потом по мосту

Деревянному шёл, а в душе пустоту

Мне заполнить стихами теперь остаётся

И довериться снова бумаги листу.

IV

1

Во дворе стол накрыт. На подушках сидят

Файзулло и Гули, на дорогу глядят.

Ждут меня они в гости, но будут ли рады?

А над ними листвой тополя шелестят…

2

Шелестят тополя, и серебряный пух

Устилает дорогу. Я думаю вслух:

«За какие грехи мне дано наказанье?

Отчего ты, Всевышний, к мольбам моим глух?!»

3

Я о счастье молил, но каким был ответ:

Одиночество, боль? Свой последний рассвет

Без любимой я встречу. За что мне всё это?

Для меня Твоя воля, как прежде, секрет.

4

«Хуш Келибсиз![2]» – «Рахмат[3]!» Я к столу подошёл

И с хозяином рядом местечко нашёл.

Улыбается враг как старинному другу:

«Алишер, старина! Рад, что к нам ты пришёл!»

 

 

 

 

5

«Все здоровы?» – «Да-да! Дети с дедом пошли

На базар», – отвечает с улыбкой Гули,

Но счастливой улыбку назвать ту не смею:

Что на горе чужом вы построить могли?!

6

Наливает хозяйка мне чай в пиалу,

Кошка чёрная села напротив в углу.

Ты, негодная, мне преградила дорогу

В день, когда я уехал, а ты всё в тылу.

7

Твой хозяин в тылу, и живёшь ты при нём.

Я и мой батальон в западне под огнём.

Карагач впереди заслонял переправу…

Мы погибших друзей никогда не вернём!

8

Виноград на столе, абрикосы, миндаль…

Я смотрю на Гули. Взгляд холодный, как сталь!

Разве я был повинен в той нашей разлуке?!

«Значит, сказке конец!» – вот такая мораль…

9

«Вот лепешки, возьми! Я сама испекла!»

Куноком [4] дорогая меня нарекла,

А могла бы назвать меня мужем однажды…

Вся любовь, как сквозь пальцы вода, утекла.

10

Взял я свёрток с гостинцем, к калитке пошёл.

«Алишер, мы так рады, что к нам ты зашёл!» –

За спиною услышал, а дома позднее

Я записку от милой в корзине нашёл.

V

1

«Жди меня у реки. Я приду через час», –

Написала, а я-то в раздумьях сейчас:

«Для чего мне идти, если ты мне чужая

И огонь наших чувств безвозвратно погас?»

2

Вышел я за ворота. Дошёл до реки.

Там Гули меня ждёт. Умирал от тоски

Я в Афгане по ней, а она и не знала:

Возвращусь я в кишлак, но, увы, без руки.

 

 

 

 

3

«Я тебя так ждала, Алишер!» – «О! Не лги!

От тебя ни письма. Окружили враги.

На растяжку я сам наступил за кустами.

Ночь безлунной была, и не видно ни зги.

4

Я очнулся, когда трое суток прошло.

Помню: госпиталь, врач. Говорят: повезло!

Но везением это назвать не решаюсь,

Как летать мне теперь, потерявши крыло?!

5

Я теперь не орёл, не красавец-батыр

Я – мишень из картона, которую в тир

Рано утром повесят, а к вечеру снимут,

Подсчитав на досуге количество дыр!

6

 Ты красивой была. Ты прекрасна сейчас».

«Я тебя так ждала!» - «Повторив ещё раз,

Что изменишь своим запоздалым признаньем?

Ты в достатке живешь, значит, жизнь удалась!»

7

                                                                                                                                                       «Ты меня разлюбил?» – «Что за странный вопрос?

Ты – чужая жена, и какой с меня спрос?

Не насильно же замуж тебя отдавали!

Разлучить нас с тобой Файзулло удалось!

8

Ты тогда поклялась быть до смерти своей

Верной мне, а на ветке сидел соловей.

Он нам песни дарил, ты ко мне прижималась.

Уничтожил росток наших чувств суховей!»

9

Промолчала Гули. И о чём говорить?

Ничего в этой жизни нельзя повторить:

В одну реку не входят – давно уж известно,

Но смогу ли другой я любовь подарить?

10

«Возвращайся к семье, не ищи новых встреч,

Не сумели мы счастье с тобою сберечь!»

Повернулся спиной и ушёл, не прощаясь,

Дома бросил записку возлюбленной в печь.

 

Глава вторая.

                                                                              

1

Сжёг записку её, но сожгу ли тетрадь

Со стихами? К чему от любви умирать?

Потерявши крыло, не взлететь над землёю:

Остаётся до смерти бумагу марать…

2

В пятом классе стихи я Гули сочинил.

Зарождалась любовь. Не жалел я чернил

И писал рубаи, подражая Хайяму,

И тетрадку я эту в портфеле хранил.

3

Но учителю кто-то тетрадь преподнёс.

По рукам он ударил указкой. До слёз

Мне обидно, хотя не издал я ни звука.

Все смеялись, но стойко я всё перенёс.

4

Я теперь догадался (знать, время пришло),

Что учителю отдал тетрадь Файзулло.

Позавидовал недруг мой счастью чужому.

Всё, что было когда-то, быльём поросло.

5

Я б ему отомстить захотел. Что потом?

Я любовь потерял, и не мил мне мой дом,

Но отсюда куда мне уехать, не знаю.

Остаётся склониться над белым листом.

6

Нет друзей у бумаги вернее чернил,

И в стихах я роман про себя сочинил,

А отец башмаки снова чинит сельчанам,

Кто б разбитое сердце моё починил!

7

Но мужское ли дело роптать на судьбу?

Тюк с поклажей верблюд вновь везёт на горбу.

Как погонщик решит, так пойдёшь ты, горбатый!

Не расслышит Всевышний немую мольбу.

8

Ты не хочешь идти, но тебя поведут.

Отдохнуть ни минуты тебе не дадут,

А потом батогами ещё угощают:

От жестоких хозяев пощады не ждут.

9

От душманов в Афгане пощады не ждал,

И предателем я никогда бы не стал!

Над калекой смеёшься ты, крыса штабная?

Час Суда над тобою ещё не настал.

 

10

Нас Всевышний рассудит: кто в ад, а кто в рай,

Скажет: «Камни, что ты разбросал, собирай!»

От Него не удастся тебе откупиться,

 А пока наслаждайся, пируй и играй!

II

1

Роль хозяина дома сыграл ты вчера,

И собак ты голодных прогнал со двора.

Мог бы кости барана бродяжкам тем кинуть,

Чтоб не выли они у ворот до утра.

2

Ночь провёл ты без сна, думал, думал о том,

Что с тобой и Гули приключится потом.

Ты богат, Файзулло, но ей мил однорукий,

Колдовавший ночами над белым листом.

3

Лучше б ты, Файзулло, между нами не встал,

Лучше б жизни своей ты страницы листал

Вдалеке, и мою не увёл бы невесту!

Ты б несчастным сегодня себя не считал…

4

Всё непрочно, что строить пытался на лжи!

И чего же добился ты этим, скажи?!

Неприятных сюрпризов ещё будет много,

Ведь не зря в твои окна влетели стрижи!

5

Ты руками махал и кричал им: «Прочь! Прочь!»

Ждёт тебя и сегодня бессонная ночь.

Я живой твой укор. Не найдёшь избавленья!

Кто такому, как ты, согласится помочь?!

6

Ты захочешь, чтоб вновь я исчез из села,

Чтоб жена твоя снова ко мне не пришла?

Но она не придёт, ведь она понимает,

Что любовь, как записка, сгорела дотла!

7

Я решил всё с начала начать, без неё.

Мне чужого не надо, найдётся своё.

Может, встречу в дороге любовь я иную,

А с тобой мне в одном кишлаке не житьё!

8

Спас стихами себя я и жив потому.

Что Аллах ни пошлёт, то я с честью приму,

А возлюбленной прежней я образ забуду,

И с собою в дорогу тетрадку возьму.

 

 

9

Я был ранен в бою, был я горем убит.

Думал: нет, никогда не снесу тех обид,

Что нанёс мне мой недруг, но я ошибался,

Ведь свободным я стал, а ты делаешь вид.

 10

На развод не подашь: из обкома долой.

Ты приходишь домой недовольный и злой.

Я уеду. С Гули ни к чему мне встречаться,

Лишь в стихах напишу я о страсти былой…

III

1

Но спасут ли стихи от кошмаров ночных?

Но спасут ли стихи от страданий земных?

Каждый день я погибших ребят вспоминаю,

В книжках их имена я пишу записных…

2

Вижу лица друзей, их тела на земле.

Среди них, как слепой, я блуждаю во мгле,

И во сне я кричу, а когда просыпаюсь,

Выпиваю стакан, что стоит на столе…

3

Но не тушит вода тот пожар, что внутри

Пожирает меня, хоть от боли ори!

И опять я кричу. Мать ко мне прибегает:

«Что случилось, сынок? Не молчи! Говори!»

4

«Ничего не случилось! Приснился дурной

Сон!» - «Опять об Афгане? Поверь мне, родной,

Это скоро пройдёт! Всё наладится, слышишь!

Сад любви зацветёт твой однажды весной!»

5

«Ты опять о любви? От неё вся беда!

Не прощу я измену Гули никогда!

И предателей всех пусть Аллах покарает,

А иначе зачем Он мне нужен тогда?!

6

 Может, прав Файзулло, что Всевышнего нет!

Для чего же меня родила ты на свет?

Для чего я живу и мои униженья

Продлеваю? Каков твой, родная, ответ?»

7

«Зря Аллаха гневишь! Разве ты одинок?

Есть отец, старший брат. Нет, не прав ты, сынок!

Что Всевышний задумал, должно будет сбыться,

И о том ты узнаешь в положенный срок!»

 

 

8

«Что узнаю? Узнать я одно лишь хочу:

Для чего я живу и ночами кричу?

Кто-то разум теряет, а кто-то любимых,

Знаю: ноша такая не всем по плечу!»

9

«Озодбек приезжает! – сказала мне мать. –

Нам придётся с отцом вновь гостей принимать.

На базар я пойду. Риса, мяса для плова

Накуплю! Обожаю гостей принимать!»

10

Мать ушла, а я снова остался один.

«Где же мудрость твоя, о Ходжа Насреддин?

Статуэтка твоя притаилась на полке.

Неужели смогу я дожить до седин?!»

IV

1

Мать с базара пришла: «Я на почте была,

Алишер, посмотри, я письмо принесла!»

 «От кого же оно?» – «От какой-то Татьяны!

Это кто?» – «Медсестра, что от смерти спасла».

2

«Я не знала о ней. Почему ты молчал?»

«Я в Афгане её за три дня повстречал

До того, как душманы убили Толяна,

А я раненый был и от боли кричал.

3

 Как она подползла, я не понял тогда.

Было слишком темно. Нас настигла беда.

Сколько их полегло, угодивших в ловушку,

Не узнаем, наверно, уже никогда…

4

Помню голос её: «Ты, Алёша, держись!»

Я лежал весь в крови, не надеясь спастись.

Мне казалось, что рядом разверзлась могила,

А она всё кричала: «Алёша, держись!»

5

Я увидел её, а потом – темнота…

Трое суток в бреду. Звал Гули, но не та,

Что любил всей душой, кровь свою отдала мне.

Я вернулся живым, но разбилась мечта…

6

«Вспоминать тяжело!» – «Понимаю, сынок!

Я молилась Аллаху, и он мне помог.

Ты вернулся живым! Как напишешь Татьяне,

Дай и мне написать ей всего пару строк».

 

 

7

«Но зачем? Не пойму!»  – «Что же тут понимать?

Я – обычная мать! Я – солдатская мать,

И за сына живого свою благодарность

Передать ей хочу!  Что же тут понимать?!

8

 Я тебя дождалась! А Толяна? Мусу?

Улугбека? Дениса? Петра и Хамзу?

Разве матери их возвращенья не ждали,

И не думали: «Сына молитвой спасу?

9

 Ты ещё не отец!» – «Нет, отцом мне не быть!

Мне о счастье семейном пришлось позабыть!

Кто же замуж пойдёт за такого калеку?!

В сердце лишь пустота! Не смогу полюбить!»

10

«Время лечит, сынок! Всё наладится!» – «Нет!»

«Ты ещё молодой!» – «От количества лет

Не зависят ни счастье, увы, ни удача,

 Коль Всевышний не шлёт избавленье от бед!

V

1

Всем им нет двадцати. Мне уже двадцать два.

 Я физически жив, но душа не жива!

Впереди – пустота. Дальше смысла не вижу,

Не спасают стихи! В них пустые слова!»

2

Мать заплакала снова. Вошёл мой отец

И сказал: «Ну когда ты, сынок, наконец,

Перестанешь жалеть себя, делом займёшься?!

Шёл бы в поле и пас там колхозных овец!

3

 Председатель сказал, что им нужен пастух!

По утрам весь посёлок разбудит петух,

А тебя добудиться с утра невозможно…»

«Я ночами не сплю,… и какой я пастух!»

4

«Мать изводишь! Она почернела от слёз!

Ты вернулся с войны! Ты нам счастье принёс,

А теперь наши жизни ты в ад превращаешь.

Вся поэзия – блажь! Ты подумай всерьёз…

5

Ты – мужчина? Ты – тряпка? Реши для себя!

Не тверди, что во всём виновата судьба!

Не один ты был ранен! Отец мой когда-то

Без ноги возвратился…» – «Я понял тебя!

 

 

6

 Председателю скажешь, я завтра приду!

Утешенье в работе, быть может, найду!

Я прощенья прошу у тебя и у мамы,

Может, в сердце покой, наконец, обрету!»

7

«Рад, что ты так решил! Ты отыщешь свой путь,

Когда время придёт, а о прошлом забудь!

Испытанья не зря посылает Всевышний,

Встретишь счастье, старайся его не спугнуть!

8

 И Татьяне ответь! Ты, возможно, ей мил…»

«Я не знаю. Другую в то время любил,

Но люблю ли сейчас я Гули, не уверен…

Может, сердце Татьяне в Афгане разбил?

9

Я её избегал. Думал, что не мила,

А она мне тетрадку мою принесла,

И сказала: «Стихи иногда нас спасают.

Ты писать не бросай!» - и куда-то ушла…

10

«В день отъезда её не пытался найти.

Я случайно её повстречал на пути!» –

Сам себе я сказал. Только всё не случайно,

И в письме напишу я: Татьяна, прости!

 

Глава третья

I

1

Был солдатом, а стал я простым пастухом,

И хожу я по горным дорогам пешком.

Овцы слушать стихи мои снова готовы,

И течёт моя песня с горы ручейком.

2

Я совсем не ҳофиз[5]. Я скорее шоир [6].

И несложно понять: Навои – мой кумир,

Но и Пушкин – любимый поэт мой со школы.

Я Онегиным новым пришёл в этот мир.

3

Я с Татьяной был груб? Да, возможно, и был!

Даже если другую всем сердцем любил,

Должен я был сказать, что ей так благодарен

За спасение жизни, а я всё забыл!

4

Мне Толян говорил, что Татьяна – вдова.

Муж погиб на пожаре. Татьяна жива,

И в Афгане она своей жизнью рискует,

И находит для всех утешенья слова.

5

Я друзей хоронил, а любимую – нет,

А она не сломалась от горя и бед

И спасала всех нас, потому что иначе

Поступить не могла и дарила нам свет…

6

Прежде рыжих не видел: у нас в кишлаке

Ты не встретишь таких. За водою к реке

Темнокосые девы с кувшинами ходят,

И звенят их браслеты на правой руке.

7

И таких не встречал в своей жизни я глаз:

Изумруды сияют иль это топаз?

Мной при встрече тогда овладели сомненья:

«Может, вижу Татьяну не в первый я раз?»

8

Так смотрела она, будто я ей знаком,

А теперь я считаю себя дураком:

Жил я прошлым, а рядом любви не увидел,

И цветок тот в пыли раздавил сапогом.

9

Я в кармане невскрытым ношу тот конверт,

Прочитать не решаюсь письмо, и в ответ

«Что писать ей? Её я обидел невольно», –

Думал я и услышал на русском: «Привет!»

10

Повернулся на голос, а рядом – она…

«Ты откуда явилось, виденье, из сна?» –

«Из Ташкента. Автобус последний. Успела

И приехала в гости тебе не одна».

II

1

Под чинарой раскидистой путник стоит.

От дождя он и зноя ветвями укрыт.

Улыбнулся мне странник, и в нём я Ивана

Вдруг узнал, а я думал, что всеми забыт.

2

«Ваня! Таня! Вы здесь, а я вас и не ждал!» –

«Ты письма моего, Алишер, не читал?!

Я писала, что скоро в кишлак мы приедем».

«Не читал он письма, он здесь молча страдал!» – 

3

Рассмеялся Иван. Засмеялся я сам,

И в душе я хвалу воздаю небесам:

Я стоял на краю, но друзья удержали.

Да и не был готов я к таким Чудесам!

4

«Был в Афгане хирургом, в Ташкенте теперь!»

«Это чудо!» – «Да, чудо! В него ты поверь!» –

«Нет, недолго тебе проходить одноруким!

В счастье сможешь открыть, наконец-то, ты дверь!»

5

«Ты о чём?!» – «Нам протезы в Ташкент привезли

Из Москвы, и мы многим уже помогли.

От тебя не дождавшись письма, мы решили,

Что приедем…» – «И снова меня вы спасли!

6

Думал, жизнь не мила, хоть бросайся со скал!

Я напрасно в вине утешенья искал,

А стихи иногда меня всё же спасали…» –

«Значит, вовремя, друг, я тебя разыскал!

7

Мне Татьяна твердила: нельзя опоздать,

Ведь не сможет он долго от боли страдать!

Твой отец рассказал, что Гули натворила,

А «дружок» твой тебя умудрился предать…»

 

 

8

«Мой отец?» – «Да, мы дома застали его.

Он послал нас сюда». – «Я не знал ничего!»

«Наш удался сюрприз?» – «Без сомненья, удался!

Мать не зря уповала на милость Его!»

9

«Ты теперь не один. Мы, Алёша, с тобой!

Пусть со смертью вели там, в Афгане, мы бой,

Мы вернулись, а значит, мы смерть победили,

А погибнуть из нас мог, Алёша, любой…

10

И Толян там погиб, и Денис, и Муса».

По щеке у Татьяны скатилась слеза.

«Я старалась. Увы, всех спасти невозможно!»

Так печально смотрели Татьяны глаза!

III

1

Вдруг Иван отошёл: «Я пойду покурю».

«Мы тебя подождём», – я ему говорю.

Мы остались вдвоём под чинарой с Татьяной,

И, казалось, сейчас от стыда я сгорю.

2

«Таня, я виноват! Ты прости дурака!

Я обидел тебя!» – «Так красива река,

Что струится с горы, и по небу верблюды

Караваном идут…» – «Это лишь облака!»

3

«Ты, поэт, перестал замечать красоту!» –

«Жил я, будто во сне, и лелеял мечту

Я о счастье с Гули, а она изменила,

И в душе я в тот день ощутил пустоту,

4

Будто всё потерял: жизнь, любовь и мечту!

Я стихами заполнить хотел пустоту,

Но, увы, не сумел, хоть поэтом назвался.

Погружался во сне каждый раз в темноту…»

5

«Знаю я, что такое любовь потерять!

Ведь Толян рассказал? Ни к чему повторять!

В девятнадцать – жена! Через год овдовела.

Никому не желаю любовь потерять!

6

В КГУ на химфаке учился Марат.

Спел под окнами много мне он серенад.

Наконец, я сдалась. В загсе мы расписались.

Через год он поехал к друзьям в Ленинград.

 

 

7

Ехать с ним не могла. Я зачёт не сдала

В медучилище. Там пересдача была.

В этот день, ну, а что там случилось не знаю:

Был в квартире пожар. Всё сгорело дотла».

8

«Мне так жаль! Нет, Толян мне не всё рассказал!»

«Алишер! Собирайся! Пора на вокзал

Опоздаем!» – услышал я голос Ивана,

Он часы на руке мне своей показал.

9

На вокзале нас ждали родители, брат.

Там увидел Гули, но я был ей не рад.

Но меня ли она в этот день провожала,

Или мужа встречала, ни шагу назад!

10

Поезд нас уносил. Мне махала Гули,

Но любовь мы свою сохранить не смогли,

И поэму о нас никогда не напишут:

Алишер и Гули – не Маджнун и Лейли.

VI

1

И покинут кишлак, и обрел я покой.

Научусь шевелить понемногу рукой.

Под рубахой протез тот московский скрываю.

Рубаи начинаю счастливой строкой!

2

А Татьяна со мною. Она не одна:

У меня, наконец, появилась жена!

Я мелодию сердца её вдруг услышал,

И ожил в тот же миг, и восстал ото сна.

3

Над рекой у чинары решилась судьба.

«Как же долго, Татьяна, искал я тебя!» –

«Нет, Алёша, меня ты в Москве не заметил!»

«Что ж, дурак я вдвойне, и виню лишь себя!

4

Председатель колхоза, отец Файзулло,

Нам устроил поездку в Москву. Повезло!

Всех отличников взял он с собой. Провожатым

Сам поехал в столицу. Лет десять прошло!

5

Сына взял своего, хоть он двоечник был.

Нет, учиться совсем Файзулло не любил,

Но отец его стёкла привозит для школы,

И директор об этом как будто забыл…

 

 

6

Александровкий сад, Неизвестный Солдат…

На Гули с Файзулло я навёл аппарат.

Отступая назад, налетел на девчонку,

И столкнуться я с ней, был, конечно, не рад…»

7

«Мои книги на землю упали тогда!

Файзулло рассмеялся: «Какая беда!

Запустил ты стрелу, а попал ты в лягушку,

Что тебя поджидала, дурак, у пруда!»

8

«Пот струился со лба. Я стоял чуть живой.

Ты в слезах убежала, а я сам не свой

Был весь вечер. Татьяна, меня ты простила?

Та ошибка не стала едва роковой…

9

Мне бы гнать от себя, Файзулло, но, увы,

Я тогда не прозрел… С ним теперь мы на вы…

Но в одном оказался он прав несомненно:

От судьбы не уйдешь. Те слова не новы!

10

Мне догнать бы тебя… Я тебя упустил…

Ради счастья с тобой я обиды простил.

Жаль Гули! Файзулло-то, увы, не подарок,

И Всевышний ему за меня отомстил…»

V

1

Не построишь на горе ты счастья вовек!

Не всегда это помнит простой человек.

В океане обмана он тонет, несчастный,

Не находит спасенья, забравшись в ковчег…»

2

«Файзулло-то богат», – говорил мой отец.

Он невесту чужую увёл наконец.

У него сыновья, только в доме нет лада!» –

«И не радуют злато, парча и дворец!»

3

«Деньги, слава – тельцу золотому дары,

И пирует богач во дворце до поры,

Но Всевышний фигуры по-своему ставит,

И Ему лишь понятен исход той игры…

4

Недруг мой… Королём он себя посчитал.

Я был пешкой. Ферзём никогда бы не стал,

Если б снова в Афгане тебя я не встретил,

Файзулло об исходе таком не мечтал…

 

 

5

Он кричал на Гули, – мать писала моя. –

Виноватым во всём был, конечно же, я.

Хоть живу далеко, но ему нет покоя,

И не стала счастливою эта семья!»

6

«Что посеешь – пожнёшь – всем известно давно!» –

«Ты, конечно, права! Только нам не дано

Знать, что нам уготовил Всевышний:

Без тебя бы упал я, наверно, на дно!»

7

«Я тебя бы со дна, Алишер, подняла!»

«Ты калекой меня в свою жизнь приняла,

А другая могла бы меня испугаться…»

Улыбнувшись, Татьяна меня обняла.

8

В Фергане мы с Татьяной прожили лет пять,

И, казалось, что жизнь не придётся менять.

Дочь у нас родилась, а потом и два сына,

Но Всевышний послал испытанья опять.

9

Телевизор включил. Из Москвы репортаж.

И от тех новостей мир разрушился наш,

А Страна раскололась на сотни осколков,

Не всегда, к сожаленью, возможен монтаж…

10

«И не стало в Ташкенте нам, русским житья», –

Мне Иван говорил. С ним согласен был я:

«Что распался Союз, это хуже Афгана!»

Так в Казани моя появилась семья…

Глава четвертая

I

1

«Так в Казани моя появилась семья», –

Прочитала в отцовской тетрадочке я.

Я – Севара и старшая дочь Алишера,

И история эта отчасти моя.

2

В девяностые годы, приехав сюда,

Он покинул Ташкент и кишлак. Навсегда

Распрощался он с прошлым, нам с мамой казалось.

Но проходит ли боль, не оставив следа?!

3

Он Афган и погибших друзей не забыл,

И героем отец, без сомнения, был,

И едва не погиб он, своих прикрывая,

И ещё «языка» он однажды добыл…

4

Перечислить бы всё, что отец совершил,

Но, увы, не смогу. Слишком скромно он жил:

Ни батыром себя не считал, ни героем,

Хоть за други своя он бы жизнь положил!

5

В батальоне девиз был: «Никто, кроме нас».

И вперёд они шли, выполняя приказ,

Хотя знали, что могут погибнуть, и кто-то

Сам в ущелье полёг, но товарищей спас.

6

По Союзу «двухсотых» отправка в гробах,

Матерей ожиданья в слезах и мольбах,

И портреты погибших «афганцев» в трамваях –

Видно, все не услышал молитвы Аллах…

7

Но случалось такое: в крови и в пыли

Среди трупов живого увидеть могли,

И кричали медсёстры: «Возможно, «трехсотый»,

И к бойцам под обстрелом девчонки ползли…

8

Доползут. Выносить с поля боя солдат

Нелегко под огнём. Из кустов автомат

Шансов мало «сестрёнке» спастись оставляет,

Но рискует она, хоть вокруг неё – ад.

 

 

9

Мою маму отец повстречал на войне.

«Глядя смерти в глаза, начинаешь вдвойне

Жизнь ценить и на всё уже смотришь иначе», –

Говорила она младшим братьям и мне.

10

И теряла она и друзей, и родных,

И забыть никогда не сумеет о них.

Сиротою была, в двадцать лет овдовела.

Повстречала отца. Он – чужой был жених…

II

1

Да, любил он Гули. Не любила она,

А иначе была бы до смерти верна…

Похоронка пришла – так отцу рассказали.

Он её не читал. И была ли она?!

2

Файзулло – негодяй, а ещё лучший друг!

Мало было красавиц свободных вокруг?

На чужой каравай рот разинуть привычней,

Но не скажешь о нём: он – счастливый супруг.

3

Я сама влюблена, но предать никогда

Никого не смогу. Коль случится беда,

Нет, любимого я никогда не оставлю…

Нет у этой Гули никакого стыда!

4

«Жди меня у реки. Я приду через час…

Я тебя так ждала», – говорила не раз…

Отчего ни письма от тебя он не видел?!

«Ты в достатке живёшь, значит, жизнь удалась»…

5

Значит, дело в деньгах! Был богат Файзулло,

И в Афган не попал потому. Повезло!

Сам ли эту, подлец, похоронку «состряпал»,

Иль кого подкупил, чтоб творить это зло?!

6

Мою маму «лягушкой» напрасно назвал,

Тебе право на это никто не давал.

За своей бы женой проследить постарался:

Зря ты верности ждёшь, если сам предавал…

7

А отец запустил мой удачно стрелу,

И царевну нашёл. Зря возводишь хулу

Ты на тех, кто тебя, несомненно, честнее,

И скорей заслужили они похвалу…

 

 

8

Мама папу от смерти в Афгане спасла,

И девчонкою хрупкой в то время была.

Рисковала собой, под обстрелом тащила,

Я бы так никогда не смогла, не смогла!

9

Лучше б папа тогда её в детстве догнал!

Он бы боли такой никогда не узнал

От измены невесты, предательства друга…

Но у сказки той нашей счастливый финал!

10

Почему же тогда все стихи о другой,

Что была его сердцу давно дорогой?

Неужели сейчас он её вспоминает,

И ночами не спит, вновь теряя покой?

III

1

«…и зачем ты без спроса тетрадку взяла?» –

Папин голос услышав, я вдруг поняла,

Что сижу здесь давно. – «Чем ты так зачиталась?»

Прошептала «прости» и тетрадь отдала.

2

«Протирала я пыль, и упала она,

И, конечно, читать я её не должна.

Вы учили не брать меня с мамой чужое». –

«Любопытная ты, да и слишком юна!»

3

«Мне тринадцать уже! Я могла бы понять…

И давно начала я стихи сочинять,

Но не знала, что сам рубаи сочиняешь…» –

«Нет, стихи я давно перестал сочинять!

4

Понимаешь, Севара! Я был молодым,

Но растаяли юность и счастье, как дым.

Жизнь моя разделилась на части с Афгана.

Одноруким вернулся в кишлак и седым…»

5

«Почему ты о маме не пишешь стихов?

Разве только с Гули испытал ты любовь?» –

«То влюблённость была, а с Татьяной другое:

Мы друг друга давно понимаем без слов.

6

Я стихов не пишу. У меня есть семья!

Никакими словами не выражу я,

Как Всевышнему был я за то благодарен,

Что спасла меня мама от смерти твоя!

 

 

7

Весь в работе, в делах, да и времени нет

Сочинять рубаи. Ну а ты?» – «Я сонет

Написать попыталась, ну, как у Шекспира».

«Я могу посмотреть?» – «Нет, пока ещё нет!»

8

Улыбнулся отец. «Что ж, храни свой секрет!

Чей в стихах дочь моя написала портрет

Я однажды узнаю, но больше не стану

Я расспрашивать дочь. Пусть хранит свой секрет!»

9

Он тетрадку унёс. Я осталась одна

И с блокнотом в руках я сижу у окна.

Непослушные строчки собрать попытаюсь

Воедино, и светит всё та же луна…

10

А под утро – на кухне моей голоса.

Мама, папа, на кухне в четыре часа!

Слышу: «НАТО, война и удар по Белграду!

И для сербов, увы, неудач полоса...»

IV

1

«…А Иван?» – «Он пошёл добровольцем туда,

Как когда-то в Афган. Он таким был всегда:

В пекле адовом жизни солдатам спасает». –

«Пусть же нашего друга минует беда!»

2

«Алишер! Я хотела сказать…»  – «Нет, жена,

Даже думать об этом забудь!» – «Я должна…

Две недели, Алёша, поездка продлится,

А потом я вернусь…» – «Но ты здесь нам нужна!»

3

Но уехали мама и дядя Иван,

Как когда-то они уезжали в Афган.

Поступить не могли они, видно, иначе,

Ну а смерть вдалеке расставляла капкан…

4

Две недели прошли… ни звонка, ни письма.

Неизвестность порой нас сводила с ума.

Хорошо, что приехала бабушка в гости

Из Зафара, и звали её Фатима…

5

Братья плакали. Плакал ночами отец.

«О Аллах! Что Ты хочешь, скажи, наконец!

Мне любовь подарил, и опять отбираешь?

Разве мало на свете разбитых сердец?!»

 

 

6

Прибежала соседка: «Включай поскорей

Телевизор, Алёша!» – «Не стой у дверей,

Проходи, Антонина!» Соседка садится

На диван и кричит: «Ну, включай же быстрей!»

7

В новостях про обстрелы, про госпиталь тот…

Передача, что с места событий идёт:

«Три погибли врача. Медсестра пострадала…»–

«Мама ранена, папа, но всё заживёт!»

8

Братья плакали снова, и плакал отец.

Только это от счастья! «Настанет конец

Всем невзгодам, и мама к нам скоро вернётся.

Будем слышать биенье счастливых сердец!»

9

«О Аллах! Я напрасно роптал на Тебя!

Нам нелёгкая с Таней досталась судьба,

Ты её сохранил! Я Тебе благодарен,

Что моя безответной не стала мольба!»

10

Через месяц вернулась к нам мама. «Иван

Никогда не вернётся в Россию с Балкан…» –

«Таня, Танечка! Как ты меня напугала!»

«Было страшно, Алёша… Страшней, чем Афган…»

V

1

В школу новую в том же году перешла,

Я отличницей в школе, увы, не была,

Вновь по русскому «пять», а по химии «тройки»

В дневнике у меня. Вот такие дела!

2

Сочинения пишем на тему «Кем быть?»

Я тетрадку свою умудрилась забыть.

Попросила листочек двойной у Матвея,

И меня он спросил: «Кем же хочешь ты быть?»

3

Кем мне стать? Не врачом, ведь оценки не те.

Я стихи продолжаю писать в темноте…

Может, в Литинститут? Я б в Москву поступила,

Но родителям как рассказать о мечте?

4

Вдруг они не отпустят. И друг мой в Москву

Поступает, и как я вдали проживу

От него? Нет, придётся отцу признаваться,

Если скажет он нет, что тогда? Зареву?

 

 

 

 

5

Что я всё о себе? Я о братьях своих

Не сказала ещё. Делят всё на двоих,

Ведь они близнецы, в одинаковой ходят

Школьной форме. Сейчас расскажу я о них:

6

Средний брат мой Бегзод в музыкалку ходил,

И на конкурсе он городском победил

Скрипачей. За него были мы очень рады!

Он старался всегда и теперь победил!

7

Младший брат мой Ахмед перешёл в пятый класс,

На уроках рисует картинки для нас.

Он художником быть захотел, не иначе,

И портреты писать наши в профиль и в фас.

8

Мама так же в больнице. Отец – военрук.

Он ведет ОБЖ в нашей школе. Физрук

Говорил, они вместе служили в Афгане,

И он знает один, что отец однорук…

9

Остальные не знают почти ничего

Про афганский капкан, и отца моего.

Все мальчишки его, говорят, уважают,

Быть похожими очень хотят на него.

10

Он не пишет стихов или пишет в ночи?

Находила с утра я огарок свечи…

А тетрадку его я с тех пор не видала,

Ведь она под замком, но забрал он ключи…

 

Глава пятая

I

1

По-узбекски совсем не пишу я стихов,

Хотя знаю немало узбекских я слов,

И отец мой по-русски стихи сочиняет,

Только мне он читать их пока не готов.

2

Я не знаю, забыл ли он эту Гули.

Вспоминает тепло он узбекской земли

И скучает, возможно, по старому дому

В кишлаке, где их юные годы прошли.

3

Слишком много смертей, слишком много потерь

Было в прошлом отца! Отчего же теперь

Он так часто мрачнеет? И что он скрывает?

Но душа на замке, как открыть эту дверь?

4

Чуть за сорок ему. Он ещё молодой,

Научился давно он справляться с бедой.

В нём калеку узнать никому не удастся:

Он высок и красив, ну и что, что седой!

5

Он работает в школе, которую я

Этим летом окончу, и наша семья

Перед выбором встанет: в Москву поступаю

Или нет, ведь известна мечта им моя.

6

Поступает в МГИМО одноклассник Матвей,

Он мечтой поделился со мною своей:

«Знай, однажды послом непременно я стану!

Ты – женою посла. Ты должна быть моей!»

7

«Женихом и невестой» нас звали давно,

«Сладкой парочкой Твикс», только нам всё равно,

Ведь на каждый роток ты платок не накинешь,

И Всевышнего волю нам знать не дано…

8

«Папа, завтра экзамен, потом выпускной.

Вы придёте? Хочу, чтоб вы были со мной!

Соберутся родители в актовом зале…» –

«У Татьяны как раз в этот день выходной…

 

 

 

 

9

Мы, конечно, придём и Бегзод, и Ахмед

С нами тоже придут, так что повода нет

Для печали! Ты новую жизнь начинаешь,

А экзамен ты сдашь, тут сомнения нет!»

10

Тот экзамен сдала, как обычно, на пять.

И родителям снова пришлось объяснять:

«Нужно ехать в Москву, чтоб подать документы…»

Но они не хотели мой выбор принять.

II

1

Я теперь осознала: троих поднимать

Было им тяжело! И отец мой, и мать,

Как могли, воспитать нас достойно пытались,

Но тогда не хотела я их понимать…

2

«Эгоисты вы все!» – «Нет, Севара, услышь!

За учёбу не сможем платить мы, малыш,

Через год поступать и Бегзоду с Ахмедом,

И Москва далеко…Ну чего ты молчишь?

3

В нашей школе урезали ставку мою:

Три урока в неделю я детям даю,

А у мамы дежурства бывают ночные,

И вздыхает она: «Как же я устаю!»

4

Подработку в музее недавно нашёл

Я охранником. Утром с работы пришёл,

А потом на уроки идти мне придётся…»

Зазвонил телефон, и отец отошёл.

5

«Что? Когда? От чего?» Трубку сжал он в руке.

«Дочка, дедушка умер в чужом кишлаке…

Нужно ехать…билеты возьму на вокзале...» –

Он сказал и уехал в ту ночь налегке.

6

Лет тринадцать в родных он краях не бывал,

И, наверно, по дому всегда тосковал,

А уехал в Россию отец из-за мамы,

И всё время от нас эту боль он скрывал!

7

Эгоистка здесь я! Ну какая Москва!

И отец мой был прав, ну а я не права,

Ведь о братьях моих позаботиться нужно,

Где была, о Всевышний, моя голова?!

 

 

8

Вот вернётся отец, и скажу я ему,

Что не еду в Москву. Объяснять почему,

Не хочу, и пора объясниться с Матвеем,

Но о встрече я той не скажу никому…

9

Набрала телефонный я номер, и вдруг

Слышу голос мужской: «Эй! Одна из подруг

К телефону зовёт! Кто? Какая Севара?»

Трубка выпала в это мгновенье из рук.

10

Я услышала: «Вспомнил! Девчонка одна,

Что в тебя, как другие, была влюблена.

Поэтесса, достала своими стихами!

Полукровка, беднячка, кому ты нужна!»

III

1

А Матвей это слышал, и просто молчал…

Он вчера говорил: «Я таких не встречал!»

И ножом на березе «Матвей + Севара»

Вырезал он когда-то. А отчим кричал:

2

«Понаехали тут! Здесь Казань, не кишлак!

Возвращайтесь туда, где арык да ишак,

Продавайте лепёшки свои на базаре…» –

«Не кричи на неё!» – «Да заткнись ты, дурак!

3

Для чего мы растили тебя? Это чмо

Не оставишь, так думать забудь о МГИМО!

Мать твоя всё мечтает, чтоб стал дипломатом,

И взвалили на плечи мы это ярмо…»

4

Как услышала это, земля уплыла
Из-под  ног. Я такого снести не смогла…

В темноту погружалась и в пропасть летела,

А потом за спиной – два светящих крыла…

5

Папин голос: «Севара, родная, очнись!»

Два крыла поднимали над пропастью ввысь.

Я открыла глаза. «Папа?.. Где я?» – «В больнице!»

«Мама где?» - «У врача! Не волнуйся! Ложись!

6

Я нашёл в коридоре тебя на полу.

Телефонная трубка валялась в углу…

«С кем же дочка, скажи, ты тогда говорила?» –

«Я не помню…что делала в этом углу…

 

 

7

Сколько здесь я лежу? Сколько, папа?» – «Три дня…»

Выпускной состоялся, увы, без меня.

Аттестаты на сцене другим раздавали,

А потом поздравляли друзья и родня.

8

«Как на родине, папа?» – «На кладбище был.

Приезжал дядя твой Озодбек… Я забыл...

Он просил передать тебе этот подарок!» –

Улыбнулся отец и коробку открыл.

9

Там лежали сережки, колечко, браслет.

«Восемнадцать Севаре исполнилось лет.

Ей пора бы давно уж носить украшенья!» –

Дядя твой мне сказал. – В восемнадцать-то лет!»

10

«Ты подарку не рада?» – «Я рада, ота[7]»

«Почему ты грустна?» – «На душе пустота…

Он уехал…в Москву…и меня он оставил…» –

Я сказала отцу, и опять – темнота…

IV

1

Да, уехал Матвей, не оставив письма!

Я, наверно, во всем виновата сама:

Зря поверила в сказку, ведь я не принцесса!

Лето быстро прошло. Скоро осень, зима…

2

Поступать я не стала. Была так слаба,

Что решили пока подождать. Не судьба

Мне учиться в том вузе, в который мечтала

Поступить. «Ох, Матвей, я забуду тебя!»

3

Приходила в больницу подруга Алсу:

«Я не знаю, плохую ли весть принесу…

Твой отец расспросил о тебе и Матвее…

Я сказала ему …» – «Ну, зачем же, Алсу!»

4

«Зря ты держишь в себе! Это только во вред,

Ведь дневник твой нашел Алишер…» – «О! Нет-нет!»

«Если встретит однажды папашу Матвея…

Пожалеет тот гад, что родился на свет!»

 

 

 

 

 5

Две недели прошло. По Толстого иду

И ни с кем по дороге я встречи не жду.

Из автобуса вышел физрук. «О! Севара!

Слышал, ты провела две недели в аду…»

6

В сквер зашли, на скамейку мы сели, потом

Он сказал: «Ты не знаешь, наверно, о том,

Как мерзавца того искупали в фонтане

С Алишером вдвоём? Только я не о том!

7

В деканате работает в меде жена.

Им сотрудница осенью будет нужна

На декретную ставку. Тебе интересно?»

«Да, конечно!» – «Тогда всё узнает она!»

8

 Вам спасибо большое!» «Ну что ты! Пока

Ещё рано о том говорить!» Физрука

До автобуса я проводила, а позже

Наблюдала за тем, как плывут облака…

9

А вернувшись домой, я застала отца.

Никогда я его не забуду лица:

Улыбнулся он мне, а во взгляде – страданье.

Улыбался он нам, но страдал без конца…

10

И поэтому прятал от нас он тетрадь,

Чтоб о муках его не смогли мы узнать.

Я заплакала. Обнял. «Ну, что ты, Севара!

Ведь вся жизнь впереди! Перестань же рыдать!»

V

1

«Я теперь поняла…Эти годы страдал

Ты от дома вдали. Виду ты не подал

И о боли своей не поведал ни разу…» –

«Ты права! – он сказал и тетрадь мне отдал. –

2

Ты большая теперь! Время быстро прошло.

Слишком много с Афгана воды утекло,

Только боль не ушла… Да и прошлое наше

В одночасье вернулось. Там был Файзулло…

3

Умер дедушка твой. Навещал он сестру

В кишлаке близ Термеза в такую жару…

Схоронили его, и на кладбище встретил

Двух заклятых врагов я своих поутру.

 

 

4

Там афганский мулла, хоть уже он в годах,

Но его я узнал. Всемогущий Аллах!

Этот гад Абдулла, застреливший Толяна,

Там читает намаз, совершает никах…

5

Я такого не ждал! Понимаешь, не ждал!

С Файзулло оживлённо о чём-то болтал

Он у чьей-то могилы и вдруг обернулся,

И меня пред собою в тот миг увидал…» –

6

«Это ты, «Навои», или как там тебя?

Мы опять повстречались. Бывает, судьба

Преподносит сюрпризы, но чтобы такие…

Я спокойно живу. Ты изводишь себя…»

7

«Ты убийца и мразь! Будь ты проклят!» – «А ты?

Что ты там получил? Орден Красной Звезды?

Воевал – воевал, ну и что ты имеешь?

Ничего, кроме боли, страданий, нужды!»

8

«Дать по морде тебе? Жаль, теперь ты мулла…

Для чего же тебя мать на свет родила?

Чтобы людям ты лгал, прикрываясь Аллахом,

Но накажет тебя Он, поверь, Абдулла!

9

Ну, а ты, Файзулло! Что, язык проглотил?

Как ты? Счастлив с Гули?» – «Ты меня не простил?»

«Нет, предателей даже Аллах не прощает…

Зря ты думал: я счастье своё упустил!

10

С той «лягушкой противной» семью я создал!

Ты такого расклада, конечно, не ждал!

А тебе не узнать в жизни счастья, скотина! –

Я воскликнул. –…Кизим[8], я прилягу. Устал».

 

Глава шестая

I

1

«Как дела? Где отец?» Мать с работы пришла.

«На тахте. Отдыхает». – «А ты где была?»

«Я по парку гуляла, потом в деканате

Иностранных студентов работу нашла».

2

«Молодец! Всё идти начинает на лад!

Завтра выступит вновь на концерте твой брат.

Я купила рубашку. Надеюсь, что впору

Ему будет она, ведь взяла наугад!

3

А пока выпьем чаю», – сказала она.

Мы сидели на кухне. Луна из окна

Наблюдала за нами. Безмолвный свидетель!

И всё время молчишь ты, тиха и бледна!

4

Мать пирог нарезала. Вдруг папа вошёл.

«Я на сутки в музей на работу пошёл.

Не смогу побывать на концерте Бегзода

 Таня, мне очень жаль!» – он сказал и ушёл.

5

Брат прекрасно играл! Аплодировал зал.

«Жаль, что не было папы!» – Бегзод нам сказал.

«Ты же знаешь, братишка, отец на работе».

«Но я музыку ту для него написал!»

6

«Он с работы придёт, и ему ты сыграй –

Мать сказала. – Ты вещи свои собирай!

Мы тебя подождём у служебного входа.

Ничего не забудь! Ну, а завтра сыграй!»

7

У служебного входа я с мамой стою.

Мимо люди идут и идут. Узнаю

Я Матвея в толпе. Обнимает другую

И не смотрит он в сторону даже мою.

8

Вышел к нам мой братишка. «Ну всё! Я готов!»

И отдал он нам с мамой букеты цветов,

Но не рада была я подарку такому,

Ведь несчастной моя оказалась любовь!

 

 

 

 

9

Но не это волнует меня! Об отце

Беспокоюсь! Он часто менялся в лице,

И краснел, и бледнел он при том разговоре,

Отдавая тетрадь. Что же будет в конце?

10

Я боюсь за него! Слишком много взвалил

Он на плечи свои. Если б он разделил

Все печали со мной, а не с синей тетрадью!

Если б горе своё он со мной разделил!

II

1

Он уставшим вернулся, а мама ушла

На дежурство ночное. «Тебя я ждала! –

Подбежала к нему. – «Всё в порядке, Севара!

 Я бы чаю попил!» Я на кухню пошла.

2

Приготовила чай, подогрела самсу

И отправилась спать я в четвёртом часу.

Говорили всю ночь. Он рассказывал много

О погибших друзьях и смахнул вдруг слезу.

3

«Ночь в музее была, молодежи полно.

Я стоял у двери и вдруг понял одно:

Был таким же счастливым ещё до Афгана.

Время вспять повернуть нам, увы, не дано!»

4

«Ты несчастен?» – «Нет-нет! Понимаешь ли, дочь,

Просто стал я другим!» – «Если нужно помочь,

Ты скажи мне, отец, не страдай в одиночку,

А иначе не сможешь ты боль превозмочь!»

5

«Волновать не хотел! Ты, конечно, права!

Как твои согревают, Севара, слова!

 Хорошо, что семью подарил мне Всевышний!

Где была, о Всевышний, моя голова?

6

Да! Бегзода концерт я вчера пропустил!

Он обиделся?» – «Да! Но тебя он простил.

Он не маленький мальчик и все понимает,

И тебе он сонату свою посвятил!»

7

«Я так рад что есть ты, и Бегзод, и Ахмед!

Я Татьяну люблю! Вместе мы столько лет,

А мне кажется: только вчера поженились,

Хоть не мало с Татьяной мы видели бед!

 

 

8

Да! Богат Файзулло, и теперь он хоким[9],

Но как был подлецом, так остался таким

И не понял, что счастье совсем не в богатстве.

Об Аллахе в погоне забыл за мирским!»

9

«Самый лучший отец! Ты Всевышнего дар!

Ты держать за всю жизнь научился удар:

Не сломаешься ты, чтоб судьба ни послала.

Всё ещё впереди, ведь ещё ты не стар!»

10

«Я надеюсь, что много ещё впереди!

Иногда заболит и заколет в груди,

И отпустит потом, и опять повторится…»

«Ты б в больницу сходил!» – «Мне бы время найти!»

III

1

У отца был инфаркт, а потом и второй.

Что теряю его, мне казалось порой.

Мама вся извелась: «Как же я просмотрела,

Проработав в больницах всю жизнь медсестрой!»

2

И в палате часами сидела она.

«Алишер, не смогу без тебя я одна!

Что за жизнь без тебя? Если нас ты покинешь,

Для меня никогда не наступит весна!»

3

Улыбнулся отец. «Таня, Таня! Ты что?

Я ещё поживу, но не знает никто,

Сколько дней впереди, до того, как просеет

Смерть однажды меня сквозь своё решето!

4

Ты мне счастье дала: я мечтать и не смел,

Из Афгана вернувшись! Попав под обстрел,

Ты остаться могла в распроклятом ущелье

И меня не нашла бы средь мертвых ты тел.

5

Ты прости, что стихи посвящал я другой!

Это было давно!» – «Алишер, дорогой!

Ты живой! Ничего для меня нет важнее,

Чем семейное счастье, любовь и покой!

 

 

 

 

 

6

Если хочешь писать ты кому-то, пиши!

Ты в стихах оставляешь частичку души.

Что волнует тебя, доверяешь бумаге,

И луна за тобой наблюдает в тиши.

7

 Я в санчасти тетрадку тебе отдала…

У постели твоей столько дней провела…

Ты в бреду звал Гули…» – «О! Ишак я упрямый!

А невеста меня никогда не ждала!»

8

«Похоронка была?»  – «Нет, Гули солгала!

Через месяц неверная замуж пошла.

Воевать я ушёл и вернулся, а дети

Уж большие у них… вот такие дела!»

9

«В двадцать два одноруким вернулся с войны, –

Ты в тетради писал. – Ни детей, ни жены».

«Но тебя подарил мне Аллах милосердный,

Мне другие, поверь, не нужны! Не нужны!»

10

«Я тебе доверяю. К чему ревновать?

Счастья хочешь, любовь научись отдавать!

А Гули-то твоя отдавать не умела,

Но зато научилась она предавать!»

IV

1

Папа с мамой сидели в больничном дворе,

Провожали закат, и листва в сентябре

Золотистой парчою асфальт покрывала,

А над ними луна в серебристой чадре.

2

«Распрощаться с мечтами всегда тяжело…

Я был молод и глуп. Доверял Файзулло

И Гули доверял. Только в сорок иначе

Начинаешь на жизнь ты смотреть. Повезло,

3

Что тебя повстречал! Я в долгу пред тобой

И скорее не смог бы смириться с судьбой…

Так бы спился, пропал, в одиночестве сгинул
Или  умер от ран, не окончив тот бой…

4

Погибают солдаты, когда их не ждут,

Не узнав, что однажды друзья предадут,

А наряды и злато невестам дороже,

И за байских сынков они замуж идут…

 

 

5

Ну а я не богат, даже беден. Отец

Мой сапожник, не бай, не эмир, не купец.

Ветхий дом, старый сад – вот и всё, что имею,

Хоть мечтал для любимой построить дворец…»

6

«Мне с тобой хорошо без палат и дворцов,

Драгоценных каменьев, парчи. Мне любовь

Всех сокровищ Вселенной, Алёша, дороже!

Мы друг друга с тобой понимаем без слов!»

7

«Если смерть разлучит…» – « Алишер, замолчи!

Ведь прогноз нам хороший давали врачи.

Отдыхать тебе надо, да хоть в санаторий

Поезжай и душевные раны лечи!»

8

«Дочь работать пошла!» – «Ей на пользу пойдёт!

Может, боль от разлуки с Матвеем пройдёт.

Там общения много у них в деканате,

Может, новых друзей там Севара найдёт!»

9

«Слишком много страданий от этой любви,

Счастья нет от неё! Век учись, век живи,

Но предателей ты распознаешь не сразу,

Парень тот – негодяй, как его ни зови!

10

Он поступит в МГИМО. Есть у отчима блат!

Станет сам он таким, может, хуже стократ.

За него всё равно, я бы дочку не выдал:

Станет зятем лишь тот, кто духовно богат!»

V

1

На работу пришла. В деканате полно

Иностранных студентов. «Для вас есть одно

Поручение!» – «Да?» – «Помогите анкеты

Им заполнить, Севара!» – «Конечно!» Одно

2

Вижу отчество я. Холодеет душа.

Пишет парень один на листке не спеша:

«Файзуллоевич». Дальше – «Аброр Исмоилов».

И анкету я эту беру чуть дыша.

3

Старший сын Файзулло! И в моём кишлаке

Проживает. Анкету я сжала в руке.

Совпадение это иль воля Аллаха?

Он на русском со мной говорил языке:

 

 

4

«Я анкету отдал. И куда мне теперь?»

«Дальше в актовый зал. Справа первая дверь!

Ну спасибо, красотка! Как звать вас?» – «Севара».

«Я Аброр. Поищу эту самую дверь!»

5

Он ушёл и придёт в деканат наш не раз.

Не сводил он напрасно с меня своих глаз:

Сын врага, никогда ты не будешь мне другом!

Я ждала перемен и чего дождалась?

6

Из Ташкента сюда перевёлся зачем?

Без него в моей жизни хватает проблем.

Он похож на отца своего, потому он

Мне противен, хотя не обидел ничем…

7

«Вы узбечка? – услышала я за спиной.

 Ваше имя Севара…» – «Следили за мной?

Разве я провожать вам себя разрешала?» –

«Нет, конечно. Всему любопытство виной!

8

Где живёте? Быть может, мне вас подвезти?»

«Мне попутчик не нужен! До дома дойти

Я могу и без вас. Провожатых не надо!»

«Что ж …до завтра. Я знаю, где вас мне найти!»

9

Засмеялся Аброр, а я дальше пошла.

На автобус успела и снова сошла

Через три остановки, а рядом машина.

В ней тот парень сидел. Я в подъезд свой зашла.

10

А на кухне – мой папа. «Ты бледная, дочь!

Что случилось с тобой? Чем могу я помочь?»

«Ничего не случилось. Я просто устала.

Слишком много работы. Бессонная ночь…» –

VI

1

Солгала я отцу. Не хочу волновать!

Знаю, будет болеть его сердце опять

Оттого, что так часто из прошлого гости

Возникают. Здоровьем его рисковать

2

Не хочу. Не проходит инфаркт без следа!

Ну а их целых два. Никогда-никогда

Я себе не прощу, если чем-то расстрою

Вдруг отца, и опять с ним случится беда!

 

 

3

Вышла утром из дома. Под окнами джип.

Кто сидит за рулём? Ах, опять этот тип!

Я дворами прошла. Он меня не заметил,

А иначе кричал бы, пока не охрип…

4

Ненавижу его! Знать его не хочу!

Всё дозволено было ему, богачу,

Вот и думает он, что и здесь преуспеет.

Быть добычей его не могу, не хочу!

5

Взял измором Гули этот гад Файзулло,

И сынок их такой же, и не повезло,

Что в мой ВУЗ он попал, хоть в России немало

Институтов таких…Тут меня затрясло:

6

Не отстанет! Он знает теперь, где живу.

Я проснуться хочу, но кошмар наяву

Этот вижу, что делать теперь, я не знаю.

Может, всё же на помощь отца позову?

7

В деканате сижу. Рядом кипа бумаг.

Незнакомец вошёл. «В коридоре рюкзак

Я нашёл. Это кто-то забыл из студентов!

Постучаться забыл, ну какой я дурак!»

8

«Проходите! Поставьте его вы на стол.

Сразу видно, рюкзак этот слишком тяжёл!»

«Да! Спасибо! Зовут меня, кстати, Анилом.

Я из Индии. Ладно, ну всё, я пошёл…»

9

«Погодите, Анил! Объявление вот…

Отнесёте ли вниз? Может, кто-то прочтёт

И зайдёт в деканат, и рюкзак тот узнает…»

«И пропажу свою, наконец, заберёт!»

10

Улыбнулся Анил и мне руку пожал,

И с четвёртого вниз этажа побежал.

Вслед смотрела ему. «До чего же приятно

Было встретить его! Жаль, что он убежал…»

 

Глава седьмая

1

Вечерами читала тетрадку отца,

В ней от первого он рассказал нам лица

Всё, что было тогда с ним, Гули и Татьяной,

И истории этой не видно конца:

2

 «Я роптал: у меня не останется сил

Эти муки снести, и Аллаха просил

Я о смерти не раз, но меня Он не слышал,

Если Душу из пепла мою воскресил!»

3

«Не пошлёт Он нам больше, чем можем снести.

Ты доверься Ему, чтобы смог Он вести

За собою тебя, – мать моя говорила. –

Чтобы Путь свой однажды сумел ты найти!»

4

«И его я нашёл, но не там, где искал.

Появилась Татьяна в тот миг, и со скал

Не пришлось мне бросаться. Она удержала

На краю, где стоял и погибель искал.

5

Я счастливый отец, верный муж, а она

И прекрасная мать, и такая жена,

О которой мечтает любой новобрачный.

И поверил я с ней: жизнь для счастья дана!

6

Но на кладбище я повстречал Файзулло,

И подумал: не зря же рифмуется «зло»

С его имением: столько вреда он приносит

Окружающим! Разве Гули повезло,

7

Что ему отдалась, на наряды польстясь?

Ну и пусть я бедняк, не сиятельный князь

Камильбек, что с чужою женой миловался,

И спасенья искал, в сундуке схоронясь.

 8

Не умею скрываться, обманывать. Ложь

Мне противна! И если с пути ты свернёшь,

То настанет вдруг день, и себя потеряешь,

И обратной дороги уже не найдёшь!

 

 

 

9

У меня сыновья и красавица-дочь.

Знаю, пишет стихи она каждую ночь,

И отцу показать их пока не стремится.

А прочёл бы я их, то сумел бы помочь…

10

Не нашёл бы лежащей её на полу!

С телефонною трубкою в тёмном углу.

Знаю, всё бы отдал, чтоб она не страдала,

Не доверилась вновь подлецу и треплу!»

II

1

Но как в воду глядел мой любимый отец,

И возник на пути моём новый подлец!

Но Матвей-то меня из-за слабости предал:

Стержня нет у него, а счастливый конец

2

Нас обоих не ждал. Я давно поняла,

Но заставить поверить себя не могла,

Что слова его часто расходятся с делом.

Ослепляет любовь? Что ж слепой я была!

3

Но Аброр не Матвей! Он привык своего

Добиваться! Бояться мне нужно его:

  Провожает везде, за деревьями прячась.

Как избавиться мне, не пойму, от него!

4

В понедельник сижу в деканате одна.

Из окна в кабинете дорога видна,

И по ней пробегают студенты-индусы,

А Анила всё нет. Я о нём не должна

5

Беспокоиться: мне он почти не знаком.

Своё сердце теперь я держу под замком.

Боль ещё не прошла, хоть давно о Матвее

Нет вестей у меня. «Замечталась о ком,

6

Ты, красотка?» – «Опять Вы без стука вошли!

Вас сюда не звала! Почему Вы пришли?

Вас стучаться, Аброр, никогда не учили?» –

«Я хочу, чтоб в кино вы со мною пошли!»

7

«Разрешения надо просить у отца!» –

Я сказала ему. На лице наглеца

Появилась улыбка. – «В субботу приеду,

Разрешенья просить я готов без конца!»

 

 

8

Он ушёл. До субботы осталось три дня.

Если б только отстал этот тип от меня!

А отец ему точно откажет, но это

Не спасёт от его посягательств меня…

9

На пороге в четверг появился Анил.

«Я в больнице лежал, и вчера позвонил

В деканат, а вы трубку, Севара, не брали…» –

«У декана была». – «И зачем я звонил?»

10

«Расписание, может, хотели узнать?» –

«Проницательны Вы! Это нужно признать!

Что ещё за дела у студентов бывают

В деканате? Вот всё, что хотел я узнать!» –

III

1

«Распечатку возьмите!» – «Ну всё, я пошёл!

Отвлекать не хочу! Что искал, то нашёл…

Только что-то не так… Вы опять побледнели!» –

«Эй, ты, как там тебя? Ну иди, куда шёл!»

2

Это сын Файзулло, вездесущий Аброр.

В коридоре услышал он наш разговор.

«Понимаю, в чём бледности Вашей причина!» –

Мне сказал Анил Радж. «Может, выйдем во двор

3

И продолжим? – Аброра спросил вдруг индус. –

И не думай… тебя я совсем не боюсь!

За тобой и за ней я давно наблюдаю.

Коль обидишь её, знай, что я заступлюсь!»

4

«Ты откуда, защитник?» – «Из Дели, а что?» –

«Из тебя бы я сделал давно решето,

Но сейчас тороплюсь! До свиданья, красотка!

Убежать от Аброра не сможет никто! –

5

Он сказал, ухмыльнувшись, когда уходил. –

Мы узнаем ещё, кто из нас победил…

Пожалеешь, индус, что на свет ты родился,

Зря дорогу сегодня ты мне преградил!»

6

Мой обидчик ушёл, а меня затрясло:

«Это сын Файзулло…»  – «Кто такой Файзулло?»

«Это… тот негодяй… и однажды у папы…

Он невесту украл… и теперь, как назло…

 

 

7

Его сын не даёт мне покоя теперь …

Он без стука заходит всегда в эту дверь.

Видно, дома ни в чём он отказа не знает,

Вот и думает, что …»  – «Всё понятно теперь!»

8

«Вы простите, Анил, что я Вам говорю

О проблемах своих. От стыда я сгорю,

Что ужасную сцену пришлось Вам увидеть!» –

«Ничего… я за Вами теперь присмотрю!

9

Если помощь нужна, вот Вам мой телефон,

Позвоните! Напрасно преследует он!

Обещаю, найду его способ отвадить!»

Записала в блокнот я его телефон

10

И дала ему свой. Улыбнулся Анил:

«Я твой номер, Севара, в душе сохранил…

Ой! Опять опоздал я сегодня на пару…

В общем, я побежал…» – «До свиданья, Анил!»

IV

1

А наутро звонок в деканат поступил

Из полиции: «Некто Аброр Исмаил

На машине разбился…» – «Он жив? Говорите!»

«Жив! Меня он просил, чтоб я Вам позвонил.

2

Он сказал: вы знакомы…» – «Да, он приходил

Как другие студенты…но как угодил…

Нет, не то! Как попал он в аварию эту?» –

«За дорогой несчастный совсем не следил

3

Слякоть, дождь, темнота, а навстречу – «Рено».

Столкновение в лоб…видно, так суждено:

Люди дома сидят ведь в такую погоду

И собаку на улицу выгнать грешно!

4

Я родне сообщил. Вылетают они

Из Ташкента в Москву. Ох! Тяжёлые дни

Настают для семьи, если сын инвалидом

На всю жизнь остаётся… Господь сохрани!

5

Этот парень хотел Вас увидеть.» – «Да-да!

Я приду непременно. Скажите, куда

Отвезли его? Где он?» – «В шестую больницу!»

«Хорошо! Поняла! Я подъеду туда!»

 

 

6

В этот день собрались мы с Анилом в кино.

Голос в трубке: «Тебя я заждался давно…»

«Полицейский сказал, что Аброр покалечен.

Хочет видеть меня…» – «Ты поедешь?» «Да , но

7

Я не знаю, что хочет сказать мне Аброр

Неприятным последний был наш разговор,

А потом он уехал…и это несчастье

С ним случилось, и стал он калекой с тех пор…»

8

«Не твоя в том вина! Так случилось, пойми!

Если хочешь, меня ты с собою возьми:

Будет легче вдвоём!» – «Я просить постеснялась».

«Значит, завтра к тебе я подъеду к восьми!»

9

Положила я трубку и вижу отца.

«Что случилось, родная? Такого лица

Я не видел ещё. Расскажи без утайки!»

«Началось всё давно, но не видно конца…

10

 Видно, время расплаты сегодня пришло:

Стал калекой Аброр, старший сын Файзулло…

Он меня у подъезда всегда караулил:

«Я, красотка, тебя разыскал. Повезло!»

V

1

Каждый день в деканат он без стука входил,

Каждый день он искал и меня находил,

И житья от него мне, поверишь, не стало…

А потом от него меня друг защитил».

2

«Я последним об этом узнал… почему?

Разве мы не родня? Одного не пойму,

Почему от отца начала ты таиться?

Что случилось с тобою, я в толк не возьму!»

3

«Волновать не хотела, боялась: опять

Станет плохо тебе… постарайся понять:

Я тебя берегла и как лучше хотела,

Потому что боялась тебя потерять!

4

Видел смерть ты в лицо, чуть не умер от ран,

И кошмары ночные твои про Афган

Мне известны. Не правда, что боль притупилась,

Ведь душевных никак не излечишь ты ран!

 

 

5

Не спасают стихи, что в тетради прочла!

Ты измучен совсем… я бы всё отдала,

Чтоб помочь тебе, папа, а как? Неизвестно,

Я искала пути, но, увы, не нашла».

6

«И опять ты права, о любимая дочь,

Ты любовью своей мне пыталась помочь,

И почти помогла, ведь казаться мне стало,

Что сумел эту боль, наконец, превозмочь…

7

Только прошлое наше, как гончие псы,

Загоняет в капкан, шансов нет у лисы

Убежать до того, как они появились,

Чтоб её разодрать после слова «куси!»

8

Я от прошлого смысла не вижу бежать,

Что Аллах ниспошлёт, не смогу избежать…» –

«Полицейский сказал, что меня он в больнице

Ждёт сегодня. Не нужно меня провожать…»

9

«В дверь звонят. Я открою!» – «Не нужно, отец!

Я открою сама. «Ты пришёл, наконец…

Это папа! А это Анил. Он из Дели».

«Он тебя защитил? Молодец-молодец…

10

Но в больницу я с вами, ребята, пойду,

Может быть, избавление в этом найду.

С Файзулло и Гули мне пора объясниться,

И тогда, наконец, я покой обрету!»

 

Глава восьмая.

I

1

И втроём мы в больницу к Аброру пошли.

В коридоре сидела на стуле Гули.

«Алишер? Это ты? Я тебя не узнала…

Столько лет друг от друга мы были вдали!

2

Мой сынок…Мой Аброр…он в палате лежит…

Из-за девки одной…он теперь инвалид…» –

«Нет, прилюдно я дочь оскорблять не позволю!

Не тобой ли, Гули, я растоптан, убит?!

3

Как ушёл я в Афган, ты другому женой

Через месяц была. Что творилось со мной!

В двадцать два я вернулся домой одноруким,

Искалечен тобой, а не только войной!

4

Ты ль не «девка» сама? Продалась за «бабло»,

На наряды польстясь, предпочла Файзулло!

А свиданье у речки не ты назначала?» –

«Слишком много воды, Алишер, утекло!»

5

«Зря, Гули, здесь возводишь напраслину ты!

Не Севара его довела до беды!

Не польстилась она на его побрякушки,

Потому что она не такая, как ты!

6

Извинилась бы лучше, Гули, за слова,

Что сказала о ней!» – «Я была не права!

Только с поезда я… не спала ни минуты,

И от стонов Аброра болит голова!»

7

«Ты забыла, я так же от боли стонал?!

Ты меня предала! Я, вернувшись, узнал:

Обещания ждать ты, Гули, не сдержала.

Мог печальным вполне оказаться финал,

8

Но Татьяна спасла. Нет, тебе не понять!

Всё, что можешь – стенать и других обвинять,

А спасти никого ты, увы, не способна!

Всё равно не поймешь! Так к чему объяснять?

9

Раз Севара пришла, значит, сын твой позвал!

Значит, что-то парнишка теперь осознал…

Не прогнил до конца он ещё, как папаша!

Я поверить могу: он ошибки признал,

 

 

 

 

10

Но признала ли ты? Осознала всё зло,

Что тогда причинили вдвоём с Файзулло?

Ты забыла, как он надо мной издевался?

Не сломался я, нет, всем несчастьям назло!

II

1

Воздаёт всем Аллах, по заслугам, всегда…

Потому с твоим сыном случилась беда!

Бумеранг запустив, ожидай возвращенья!

Ничего не проходит, Гули, без следа!»

2

В ту минуту воззвал из палаты Аброр:

«Где Севара? Пришла?» – «Прекратим разговор

Наш о прошлом, Гули, лучше думай о сыне!»

«Да, Севара пришла. Успокойся, Аброр!»

3

Я в палату вошла. Он лежал у окна.

Сквозь окно наблюдала за нами луна.

«Слышу голос отца твоего в коридоре,

И Анил тоже здесь? Ты пришла не одна!

4

Для чего тебя звал? Извиниться хочу,

Ведь одна отказать ты смогла богачу!

А другие за деньги в любовь поиграют,

И от них я в обмен лишь обман получу!

5

Я, Севара, пытался тебя испытать…

А потом и сватов к Алишеру послать

Я хотел. Ты меня испугалась напрасно:

Не за тем я пришёл, чтоб заставить страдать!

6

Я сегодня услышал, что мать предала

Жениха своего, а другая спасла…

Мне понятно, зачем ты меня избегала,

И любая б на месте твоём прогнала

7

И к чертям, и подальше! Ты в этом права,

Хоть обидные мне говорила слова.

Знай, я их заслужил только тем, что однажды

Меня мать от отца моего родила!

 

 

 

 

8

Всё сказал, а теперь ты к нему уходи!

К «королю» своему и сюда не ходи!

От калеки ведь проку теперь никакого.

Что ты смотришь стоишь? Я сказал: «Уходи!»

9

Только я не ушла: «И меня ты прости!

Для чего повстречали друг друга в пути,

Для чего это всё, знает только Всевышний!

Знай, наладится всё, потому не грусти!

10

 Здесь хороших врачей очень много, держись!

Встанешь на ноги ты, и изменится жизнь!

Мой отец – вот пример, подражанья достойный.

Разве он побеждён? И ты тоже борись!

III

1

 Ты теперь не один! У тебя есть друзья:

Мои братья, Анил, и, конечно же, я.

Замыкаться в себе – роковая ошибка!

И к чему горевать, если рядом семья?»

2

«Это видимость только счастливой семьи!

Для чужих – идеал, но проблемы свои

Обсудил бы с отцом так, как ты с Алишером,

Но не слушает он, будто где-то вдали

3

От меня, а он рядом, Севара, сидит!

Не понятно, за что он на маму сердит.

А меня каждый день он за что-то ругает,

Будто я хулиган, безобразник, бандит.

4

Не приехал сюда! Бизнес делает? Да!

Сколько помню его, он таким был всегда:

Золотому тельцу поклоняется вечно,

И от этого наша, Севара, беда!»

5

«Не приехал к тебе? Разве это отец!

Не встречала настолько жестоких сердец!

Мой отец не такой, он всех нас обожает.

Ты прости, но … Аброр, твой папаша – подлец!»

6

«Извиняться, Севара, не стоит! Права

Ты во всём, и твои справедливы слова…

Если б создал семью, я бы жил по-другому…

Ой!» – «Аброр, что с тобой?» – «Так болит голова!»

 

 

7

Я врача позвала, из палаты ушла.

В коридоре Гули и отца я нашла.

«Файзулло даже к сыну, подлец, не приехал!

Ты по воле своей за такого пошла!

8

Жалко парня, тебя и не стоит жалеть!

Дети могут, к несчастью, Гули заболеть,

Но такого нигде негодяя не сыщешь,

Как твой муж Файзулло, и с таким-вот стареть

9

Будешь ты, не поможет тебе он ничем!

Эгоистом он был и остался. Зачем

О других ему думать, когда он не видит

Ничего, кроме денег своих, да и чем

10

Провинился твой сын? Что не стал как отец?

Что прозрел и узнал, что папаша – подлец?

Что Аброр о семье настоящей подумал,

Осознав, что не нужен для счастья дворец?

IV

1

Что в мою он влюбился красавицу-дочь,

В ту, что сердцем чиста? Если нужно помочь,

Мы с Севарой мальчишку в беде не оставим,

Знаю я, нелегко эту боль превозмочь!

2

На тебя мне обиду держать ни к чему!

Сын заждался тебя, так иди же к нему!

Мы пойдём, близнецы возвратятся из школы,

Спросит кто-то из них: « Где отец? Не пойму!»

3

На работе Татьяна сегодня с утра!

Ладно, дочка, пойдём, нам давно уж пора!

Телефон мой, Гули, я тебе оставляю.

Если нужно, звони! Извини, мне пора!»

4

Мы ушли, а Гули в коридоре одна.

И бледнее она, чем на небе луна.

Ей осталось одно – нужно думать о сыне,

Ведь ему-то она, несомненно, нужна!

5

На больничном крыльце ожидал нас Анил.

«Не хотел вам мешать, потому не звонил

Я, Севара, тебе, и мне жалко Аброра,

Хоть со мной никогда он не будет так мил,

 

 

6

Как с тобой! Если нужно, то я помогу!

Хоть к нему относился вчера, как к врагу,

Но, узнав, что папаша к нему не приехал,

Ненавидеть Аброра уже не смогу!

7

Вы идите, а я позвоню вам потом!»

Он в больницу зашёл. Мы узнали о том,

Что Анил заплатил за леченье Аброра:

«Мой отец – депутат. Только я не о том…

8

На машину мне денег он дал. Я решил:

Нужно парня спасать! Чем же он согрешил,

Чтоб погибнуть вот так? За грехи он ответил,

Те, что папа его, негодяй, совершил!»

9

«Ты – мужчина, Анил! Не мальчишка-мажор!

Чтоб у дочки моей был такой ухажёр,

Я мечтать и не смел, но мешать вам не стану!» –

«Ну спасибо! Севара! Я твой ухажёр!

10

Прежде слова такого на русском не знал,

И сейчас только смысл я его осознал,

А со мною в кино ты сходить обещала…

Есть билеты на шесть. Я сегодня узнал…»

V

1

«Я согласна! Пойдём, раз не против отец!

В мелодрамах бывает счастливый конец.

Слишком боли на свете встречается много,

Слишком много на свете разбитых сердец!»

2

Мы сидели в кино. Мою руку держал

Он почти два часа. Он меня обожал.

Я забыла давно о неверном Матвее,

Что когда-то в МГИМО поступать уезжал.

3

Говорят, не прошёл: кошелёк не помог!

Отчим сразу сказал: «Не пущу на порог!»

Он уехал куда-то…подальше… на Север,

И начать всё с нуля там, наверное, смог.

4

Я же счастлива здесь, даже хинди учу,

Потому что с любимым однажды хочу

На его языке говорить научиться.

Это трудный язык, но я всё изучу!

 

 

5

А сегодня отцу позвонила Гули.

Объясниться они, наконец-то, смогли:

«Помнишь, Марк Бороздин силой взял Веронику,

В черно-белом кино?!» – «Да! «Летят журавли».

6

«Ты напрасно считал, я тебя предала!

В общем, я, как она…за другого пошла.

Мать моя не снесла бы такого позора,

А потом похоронка с Афгана пришла…

7

Не смогла я признаться во всём у реки!

О тебе каждый день горевала. С тоски

Я могла умереть, но сынишка родился,

А потом и второй… и в кишлак без руки

8

Ты вернулся, но что я могла изменить?

Он увёз бы детей и семью сохранить

Ради них с негодяем я этим решила,

А состарившись, сына мечтала женить.

9

Он звонил нам: «Я встретил в Казани судьбу!

Это дочь Алишера!» – «Видал я в гробу

И её, и тебя, недоносок проклятый! –

Закричал Файзулло. – Всех видал я в гробу!»

10

И накаркал, подлец! Мог погибнуть Аброр!

Нам с тобою давно завести разговор

Нужно было, но я … рассказать не решилась,

Ты прости, Алишер, что лгала 

Глава девятая

I

1

Трубку он положил, изменился в лице.

«Жизнь прошла, и узнал я всю правду в конце…

Я Гули обвинял и тогда не дослушал.

Думал, что предпочла она жизнь во дворце!

2

Накричал на Гули и прогнал её прочь,

       А, наверное, мог ей хоть как-то помочь…

Зря обиду таил, не искал оправданья

И не знал: Файзулло в эту звёздную ночь

3

Проследил за женой. С ней меня увидал,

А потом избивать он «неверную» стал.

Синяки рукавами она прикрывала,

И не ясно, кто больше из нас пострадал…

4

Я уехал, Севара, покинул кишлак,

Как Ходжа Насреддин, только сдох тот ишак,

Что в дороге спасал от разбойника, вора,

И на полном ходу я свалился в овраг.

5

Только выбраться сам без Татьяны не смог.

Я остался в живых. Мне Всевышний помог,

А Гули оставалась во власти тирана,

Не дворец, а тюрьма! Не палаты, острог!

6

Я счастливым здесь стал. Ты, Бегзод и Ахмед –

                                                                                                                                                                 Это счастье моё и дороже вас нет!

Эта новая жизнь – драгоценный подарок,

Я под утро счастливым встречаю рассвет…

7

Завтра рано вставать! Мне на сутки в музей…

Завтра… Значит, опять не увидимся с ней.

Возвращаюсь домой, а Татьяна уходит,

И влюблённым, увы, не споёт соловей…»

8

Вот он в спальню зашёл. Вот плечами пожал.

Дверь свою затворил, но без сна пролежал

Он всю ночь. А с утра на работу весь бледный

Он, казалось, из дома не шёл, а бежал…

 

 

 

 

9

Сумку я собрала и пошла в институт.

В деканате студенты прибывшие ждут.

Им анкеты даю, а сама вспоминаю

Наш с отцом разговор. «Где подписывать?» – «Тут»,

10

Машинально ответив, беру телефон.

Набираю его. Не ответил мне он!

Набираю ещё. Только в трубке молчанье.

И воскликнула я: «Боже! Только не он!»

II

1

Я коллеге сказала: «Бежать нужно мне!

Может, что-то с отцом. Остановочки две

До музея. Я быстро!» – «Скорее, Севара!

Не вернётся декан до пяти!» Как во сне,

2

Я бреду, а в автобус садится народ.

Я с трудом пробиваюсь от двери вперёд.

Поместились, и дверь, наконец-то, закрылась.

Впереди мотоцикл какой-то ревёт…

3

Еле-еле я вышла. К музею бегу.

Опоздать я позволить себе не могу.

В дверь стучусь, и её мне отец открывает.

«Что случилось, Севара? Чем я помогу?»

4

«Ничего не случилось! Ты трубку не взял».

«Телефон разрядился. Отнёс его в зал.

Там розетка, а сам, как всегда, я у двери,

И никто о звонках мне твоих не сказал…»

5

«Ты о смерти с утра говорил, о конце,

Ты краснел и бледнел, и менялся в лице.

И из дома ушёл ты не так, как обычно.

Беспокоюсь как дочь о любимом отце!»

6

«Всё в порядке, кизим[10], не волнуйся иди!

Скажешь маме, я завтра вернусь к девяти,

И привет передай своим братьям!» - «Конечно».

«Волноваться заставил. За это прости!»

7

Улыбнулся отец. Помахал мне рукой,

А в душе, наконец, воцарился покой.

В деканате Гули я с Аброром застала.

Опирался на трость. «Нет! Я врач никакой!

 

 

8

Уезжаем мы с мамой сегодня в кишлак.

Там мой дом, и тандыр, и арык, и ишак.

Может, в гости приедешь ко мне ты однажды?»

«Я не знаю...» - «Ах да! Ну какой я дурак!

9

Приезжайте с Анилом, теперь он мой брат,

И прости, если в чём-то я был виноват!

В кишлаке проживём, а отец пусть в Ташкенте,

И такому раскладу я искренне рад!

10

Алишеру скажи: это честь для меня,

Что я был с ним знаком… Нам в дороге два дня

Провести, а потом окажусь я на месте.

Если что-то не так, не сердись на меня!»

III

1

Ночью поезд унёс их обоих с Гули.

Силуэт его скоро растает вдали.

Алишеру с Гули вновь пришлось расставаться,

Чтоб друг друга вовеки они не нашли.

2

Он вернулся домой. С мамой чаю попил.

Сделал вид, что о встречи с Гули позабыл.

Он шутил, мы смеялись. Казалось, он весел.

Он, задев рукавом, свою чашку разбил.

3

«Таня, к счастью! Всё в прошлом: обиды и злость.

В жизни счастья искал. Лишь с тобой удалось

Мне найти его. Пусть же устроит Всевышний,

Чтоб любовь потерять никому не пришлось!»

4

Если счастлив отец, значит, счастлива я,

И уходит из сердца тревога моя.

В сорок два умереть – это внуков не видеть

И не знать, с кем остались твои сыновья.

5

В сорок два умереть – если третий инфаркт…

В пьесе жизни последний дописывать акт

Пусть отцу моему не так скоро придётся!

Между жизнью и смертью нам нужен антракт.

6

Да! Отец мой страдал и держал всё в себе,

Он бы мог покориться злодейке-судьбе:

Спиться, сгинуть, сгореть, отравиться, разбиться,

Но отец побеждал в каждодневной борьбе…

 

 

7

И стихи он писал. При музее ЛИТО

Посещал, и о том из домашних никто

Знать не знал. Раз в неделю стихи он читает

Там свои и давно уж своим стал в ЛИТО.

8

Скоро выйдет в журнале подборка стихов

Про него и Гули, и о том, как любовь

Потерял, о войне, о Толяне, о маме…

Наконец, он открыть своё сердце готов!

9

Улыбаться стал чаще. Спокойнее стал.

Он страдать в одиночку, конечно, устал.

В школе дали часы. Он ушёл из охраны.

И несчастным он больше себя не считал.

10

Нет, кошмары не снятся ему про Афган,

Как с Толяном попал он к душманам в капкан.

Файзулло и Гули – это призраки только,

Не забыты отцом ни Толян, ни Иван.

IV

1

Поступаю я в Мед этим летом. Хочу

Стать хирургом, сама я пока что учу

Анатомию, чтобы не трудно мне было.

Это сложный предмет, но я всё изучу!

2

«Буду сердце лечить!» – я решила, когда

У отца был инфаркт, и такая беда

Может с каждым случиться: не важно, ты молод

Или стар. Не минует такая беда!

3

Жертву выберет смерть, но начну я борьбу.

Изменить не одну я сумею судьбу!

Назовут пациенты «Наш доктор с тетрадкой»,

Как Тушнову[11] когда-то. На эту тропу

4

Я ступлю и с неё никогда не сверну,

Потерявшим здоровье надежду верну,

А стихи сочинять я, конечно, не брошу,

И поэму в журнал отослала одну

 

 

 

5

Я недавно и скоро узнаю ответ:

Напечатать её они смогут, а нет…

Не расстроюсь, над текстом работать продолжу,

Ведь смогла написать я когда-то сонет!

6

Поэтессой себя слишком рано мне звать,

Хоть стихами давно исписала тетрадь.

Иногда я поэму Анилу читаю,

И к работе своей возвращаюсь опять.

7

Третий курс он закончит, попросит руки

Он моей у отца. А пока на звонки

Отвечаю его, по Кремлю с ним гуляю,

Провожаю закат у Казанки-реки.

8

Так что внуков однажды увидит отец,

И для сказки счастливой напишем конец.

Смерть, тебя мы на свадебный пир и не звали

Зря готовишь для мамы ты вдовий чепец!

9

Дай спокойно ей жить! Ты уже забрала

Мужа первого. Жертву опять избрала?

Коль придётся, с тобою за папу бороться,

Вызов твой я приму! Я не так уж мала

10

И слаба! Только с виду я хрупкой кажусь,

Если надо, с тобою не раз я сражусь,

Ведь профессию эту не зря выбирала,

С детства трудностей я никаких не боюсь!

V

1

В конце августа списки пошла проверять

И нашла в них себя. Ни минуты терять

Я не буду. Отцу расскажу непременно.

Набираю я номер, но трубку опять

2

Он не взял. На уроке?  Домой побегу.

В своё счастье поверить пока не могу.

В магазине ближайшем я торт покупаю,

А на встречу Бегзод. «Дай, сестра, помогу!»

3

«Мама дома?» – «С работы пока не пришла».

«А Ахмед?» – «У друзей. Ты зачем принесла

Этот торт?» – «Наконец-то я в мед поступила,

Занималась я много, и конкурс смогла

 

 

4

Я пройти на бюджет. Не придётся платить!

Не могла я, Бегзод, этот шанс упустить!»

«Что за праздник у нас?» – Мой отец на пороге. –

«И зачем этот торт, я хотел бы спросить!»

5

«Поступила! Студенческий скоро дадут!

В деканате замену мне быстро найдут».

Мне казалось, мечты начинают сбываться:

Скоро замуж пойду за Анила. Но тут

6

Вновь вмешалась судьба. Он позвал меня в сад.

 «Поступила, Анил!» – «За тебя очень рад…»

«Что случилось?» – «Севара, возникла проблема.

Мне придётся, увы, возвратиться назад…»

7

«Почему?» – «Вызывает зачем-то отец».

«Ты надолго? – «Не знаю». Всё, это конец!

В голове пронеслось: «Он сюда не вернётся.

Стало больше на свете разбитых сердец!»

8

Он уехал в четверг и три дня не звонил.

Он решенье жениться своё изменил:

«Иноземной снохе они будут не рады».

Через месяц отец на соседке женил.

9

Общий бизнес у них или что-то ещё.

Мой отец, как всегда, мне подставил плечо.

Без него не смогла бы я справиться с болью,

Но щекам моим снова от слёз горячо.

10

Я спасалась, в учёбу уйдя с головой.

Меня радует то, что отец мой живой.

Остальное не важно: разлуки, потери.

Мне справляться с бедою своей не впервой!

 

Глава десятая

I

1

Я учусь на врача. Курс четвёртый к концу.

Иногда захожу на работу к отцу,

И идём мы домой. Уж не ходят трамваи.

Всё меняется. Слёзы, увы, по лицу,

2

Как катились тогда, так и катятся вновь.

По ночам я свою вспоминаю любовь.

Не спасают стихи, ни друзья, ни подруги.

Лишь с отцом понимаем друг друга без слов.

3

А вчера он в очках, опираясь на трость,

На работу ушёл. Что писал, то сбылось,

Ведь начало конца он задолго предвидел,

Если б мне изменить что-нибудь удалось!

4

Перед третьим уроком звонок прозвенел.

В класс ребята вошли. За столом он сидел.

Показалось, уснул, но его не разбудишь.

За врачом побежали, а тот улетел

5

На симпозиум. Скорую вызвали, но

Было поздно уже. Оживить не дано.

«Может быть, ВСС[12] . При инфарктах бывает», –

Так сказали врачи. Оставалось одно:

6

Он давно говорил: «Прах развеете мой

Вы в родном кишлаке над той горной рекой,

Где с любовью своей я расстался когда-то.

В том краю тишина, благодать и покой…»

7

Мама чёрная вся. Просто больно смотреть!

«Почему Алишер должен был умереть?

  В сорок пять уходить на тот свет слишком рано!

Он покинул меня. Вместе нам не стареть!»

8

Братья плачут, а я …я пока что держусь…

И кому-то я чёрствой опять покажусь.

Почему-то никак не могла я заплакать.

Мне казалось, что в камень сама превращусь…

9

Приходил к нам физрук. «Ты же знаешь, Рустем…

Крематориев нет здесь в Казани совсем…

Нужно в Нижний везти!» – «Не волнуйся, Татьяна!

С этим я помогу. Здесь не будет проблем!

10

С Алишером в Афгане мы были дружны.

Помогать мы друг другу, Татьяна, должны!

Помню, в плен я едва не попал к моджахедам,

А Алёшка с Толяном спасли. Мы верны

II

1

Нашей дружбе… Теперь я один из троих…

По земле я хожу, а ребят нет в живых…

Толик пулей сражен, а Алёшка внезапно…

И не знаю, как жить теперь буду без них…»

2

Прах в Казань привезли. Я звонила Гули,

Чтобы встретить с Аброром они нас смогли.

Прилетели в Ташкент. С мамой сходим по трапу

И встречающих видим фигуры вдали.

3

К нам подходит Аброр: «Звал вас в гости тогда,

А теперь нас свела снова вместе беда.

Возвращенье домой – вот мечта Алишера.

Он вернулся домой навсегда. Навсегда!»

4

Обе плакали: мама моя и Гули,

Когда прах его вместе в кишлак отвезли.

И, развеяв его, над рекою стояли,

Ни единого слова сказать не смогли.

5

И кого им делить? И кого ревновать?

Остаётся обеим о нём горевать.

Он обеих любил, и они его тоже,

Так любили, что будут о нём горевать.

6

У Гули ночевать мы остались. Без сна

Были все вчетвером, а над нами луна

То и дело печально в окошко смотрела,

Будто горе моё разделяла она.

7

Задыхаясь от слёз вышла я на крыльцо.

«Не могу я забыть Алишера лицо! –

Это голос Гули до меня доносился. –

В день отъезда оставил мне это кольцо.

8

Обручальным когда-то оно быть могло,

Но вмешался тогда негодяй Файзулло.

Силой взял и угрозами замуж заставил.

Обещал причинить моей маме он зло.

9

Знал: болела она, не снесёт тот позор…

А в положенный срок появился Аброр,

А потом Улугбек, но семьёй мы не стали…»

Доносил до меня ветер их разговор.

10

«Я, Татьяна, тебе благодарна, поверь!

Знаю, счастливо прожил с тобой Алишер.

Ты спасала его…» – «Но сберечь не сумела,

И остались с детьми без него мы теперь…»

III

1

Я стою на крыльце. Слёзы душат меня.

Так боялась, поверьте, я этого дня!

Прах развеяв отца, смысл я потеряла.

«Для кого мне писать?» – «Для себя, для меня!»

2

Так сказал мне Аброр, выйдя следом за мной.

«Я хочу, чтобы стала моей ты женой.

Знаю я, что с Анилом пришлось вам расстаться…»

«Дай мне время, Аброр!» – «Подожду, и со мной

3

Будешь счастлива ты!» – «Я поверить боюсь:

Слишком часто с любимыми я расстаюсь…

Ты же знаешь, Аброр, доучиться мне нужно,

А потом я сюда непременно вернусь!»

4

Мы спустились к реке. Там встречали рассвет.

Всё ещё впереди. Дал Всевышний ответ.

Нет, недаром Его я о счастье просила,

Мне немало счастливых отпущено лет.

5

Жаль, что свадьбы моей не увидит отец!

Я теряла любовь и нашла, наконец.

Детский смех будет слышен однажды повсюду.

Будем слышать биенье счастливых сердец!

 

 

6

 А под утро нам время уехать пришло.

«Кто стучится в окно?» – «Это я! Файзулло!

Открывай же, Гули!» – «Не подумаю даже!

Места нет здесь давно причинившему зло!

 

7

Отвечай же, подлец, ты доволен теперь?

Что в могилу сошёл, наконец, Алишер?

Прах развеян его над рекой, где когда-то

С ним расстались, увы! Ты доволен теперь?

8

Благороден, красив… Он таким был всегда.

 Али-шер-э-хода! Али-шер-э-хода! [13]

Зря ты кричишь «отвори»! Не дано быть шакалу,

Падишахом зверей никогда, никогда!

9

Я терпела тебя только ради детей:

Все побои твои и попойки, гостей,

А сейчас сыновья сами всё понимают.

Убирайся, шакал! От тебя новостей

10

Я давно уж не жду. От тебя, подлеца,

Мне не нужно шелков, изумрудов, кольца.

Уходи, Файзулло, и оставь нас в покое,

Твоего чтоб не видеть вовеки лица!»

IV

1

Файзулло закричал: «Ты пока мне жена…»

«Это только пока… Я тебе не должна

Ничего! Убирайся отсюда, презренный!

Мы давно не семья. В том твоя лишь вина!»

2

«Ты забыла, что это мой дом и мой двор!

Убирайся сама!» Появился Аброр

На крыльце в этот миг и ружьё он направил

На отца: «Бесполезен давно разговор…

3

Убирайся! Отцом звать противно тебя!

А останешься здесь, то пеняй на себя…

Я считаю до трёх. Я отлично стреляю,

И в секунду одну здесь решится судьба!»

 

4

«Как посмел ты с ружьём? Да ещё на отца!

Задушил бы я в детстве тебя, стервеца!

Выстрел в воздух. Второй. След простыл негодяя,

Что годами жену изводил без конца.

5

«Мама! Мама, не плачь! На меня обопрись!

Не вернётся отец. Ждёт счастливая жизнь.

Года два пролетят, и введёшь в дом невестку…

Я Севару люблю и женюсь!» – «Да, женись!

6

Будьте счастливы, дети!» – сказала Гули.

Так, как мы с Алишером, увы, не смогли!

«А Татьяна?» – «Аброр, я, конечно, не против,

Лишь бы только вы счастье своё сберегли!»

7

Нас Аброр провожал в этот день на вокзал.

«Буду ждать каждый день я, Севара!» – сказал.

Поезд тронулся. Я помахала Аброру,

И в туманной дали растворился вокзал.

8

Я вернулась в Казань. Мне не мил этот дом,

Потому что отца не увижу я в нём.

Был он всем для меня, и его не заменят

Ни любовь, ни друзья ни сейчас, ни потом.

9

Если раньше случалась со мною беда,

То на помощь спешил Али-шер-э-хода.

«Тигр Бога – Али» те слова означают.

Прах развеян его, и уже никогда

10

Мне ему не сказать: «Папа, чаю попьём».

Не сидеть нам на кухне, как прежде, вдвоём,

И стихи он свои не прочтёт из тетради:

«За горами – Афган». Поглотил водоём

V

1

И в реке растворил дорогой сердцу прах.

Может быть, он в раю тебя встретит, Аллах,

И ты примешь его, точно сына родного.

Все мы дети твои. Наши судьбы в руках

2

У Тебя, о Всевышний, и в райском саду

Я однажды его после смерти найду

И скажу ему всё, что тогда не сказала,

А сейчас без него я живу, как в аду!

 

3

Мама плачет ночами и имя его

Часто шепчет во сне, но, увы, ничего

Не изменишь уже! Пережить это горе

Вдруг не сможет она, ведь его одного

4

С детства образ носила в сердечке своём.

«Мы не сразу друг друга в пути узнаем, –

Говорила она. – Это после Афгана

Он всё понял, когда мы стояли вдвоём

5

Под чинарой и сердца услышал он стук

Моего и сказал: «Вот божественный звук!

Ты же рядом была. Как его не расслышать

Столько времени мог – тот божественный звук?

6

Я стоял на краю. В бездну смерти шагнуть

Ты тогда не дала. Если б можно вернуть

Годы те, что когда-то бесцельно растратил!

Если б мог я однажды судьбу обмануть!»

7

«Ты запомни, Алёша, мне жизнь не мила

Без тебя и, когда среди мёртвых нашла,

Поняла, что живой, то впервые от счастья

В своей жизни сиротской заплакать смогла…»

8

«Ты прости, что не понял, не видел, не знал,

Хоть слепым не рожден. Я теперь осознал,

Что спасенье в тебе мне дарует Всевышний,

Чтобы счастье с тобой в этой жизни узнал.

9

Обращаются в прах и дворцы, и парча,

Тлеют кости в земле бедняка, богача,

Не истлеет любовь, что послал нам Всевышний.

Пусть работать всю жизнь засучив рукава

10

Мне придётся, но счастлива будет семья!

Наши дети и ты, и, конечно же, я.

Смысла жизни не видел, роптал, оступался,

Но я знаю: Любовь сохранила твоя».

Глава одиннадцатая

I

1

Вот полгода прошло, и теперь мамы нет.

Я теперь сирота, и не мил белый свет,

Но держусь, потому что письмо от Аброра,

Получила. Из тьмы выползаю на свет.

2

Вуз закончила я. Этот красный диплом

Мне не в радость, не мил мне родительский дом.

На гастролях Бегзод, а Ахмед на пленэре

Был в марийских лесах. Я жалею о том,

3

Что родителей нет, и теперь я одна,

А на небе всё та же подруга луна

Наблюдает за мной, только слова не скажет,

Убивает меня тишина… тишина…

4

Зазвонил телефон: «Выезжаю!» – «Аброр?»

«Мать болела моя. Я не мог до сих пор,

Ты прости!» – «А я маму свою потеряла…»

«Завтра в полдень встречай!» Вот и весь разговор.

5

Заказала такси. Отвезут на вокзал,

А в моей голове, что Аброр мне сказал:

«Никогда я в беде не оставлю, Севара!»

Он приехал. Любовь он свою доказал.

6

Он ко мне подбежал, обнял. «Как ты бледна!»

«Братьев нет, и по дому брожу я одна.

В опустевшем дому поселилось молчанье,

И все ночи, увы, провожу я без сна.

7

До отъезда три дня репетировал брат.

Дом пустой оживал, и, казалось, на лад

Всё пойдёт, а потом ты опять понимаешь,

Что опять жизнь твоя превращается в ад».

8

«Понимаю, Севара! Я сам жил в аду

После той катастрофы. Попал я в беду,

Но вы были со мной, потому и не сгинул.

Я останусь с тобой! Никуда не уйду!»

9

Он остался со мной. Он иначе не мог!

Я б одна умерла, но Всевышний помог.

За соломинку я постоянно хватаюсь,

И стихи я пишу, только беден мой слог.

10

И, заплакав порой над тетрадью отца,

Тот читаю роман, что теперь без конца.

«Смерть закончить работу отцу помешала»,

Говорю, вытирая слезинки с лица.

II

1

Позвонили вчера мне домой из ЛИТО.

Предложили прийти. Что там делать мне? Что?

Прихожу и поэтов в том зале я вижу,

И из них не знаком мне, конечно, никто.

2

«Это дочь Алишера! –мужчина в очках

Всем представил меня и с тетрадью в руках

Подошёл и сказал: «Вот сюда запишитесь!

Здесь порядок такой: мы на двух языках

3

Здесь читаем стихи, прозу, пьесы, статьи.

Алишер говорил про успехи твои.

Если хочешь, сюда приходи! В воскресенье

Собираемся мы, и сонеты свои

4

Прочитай! Не захочешь, послушай других!»

«Захочу! В другой раз. Написала я стих,

Но пока что на суд выносить не готова!»

«Здесь не судьи сидят! О талантах твоих

5

Много раз говорил твой покойный отец:

Ты всё держишь в себе, и пора, наконец,

Своё сердце открыть, а иначе не сможешь

Пережить эту боль, и наступит конец!»

6

«Да, вы правы! Отцу говорила не раз:

Ты в себе не держи! Только трудно сейчас

Мне своё прочитать, а в отцовской тетрадке

Не дописан роман, и мечта не сбылась,

7

Что со школы лелеял. «Отдать бы в печать

Мне его, – говорил, – да и пьесу начать…»

Но, увы, не успел! Умер он на уроке,

И уже без него мне рассветы встречать

8

И без мамы. Живые – Гули с Файзулло.

Всё живёт, хоть творил в этой жизни он зло,

А Иван бы врачом и погиб на Балканах,

И о них рассказать, видно, время пришло.

 

 

9

В воскресенье в ЛИТО мы с Аброром пришли,

А в субботу звонила Аброру Гули.

Я сказала: «Роман я отца прочитаю».

«Бедный мой Алишер! Если б только могли

10

От него отвести мы с Татьяной беду!

В моём доме, поверь, тебе место найду.

Будешь дочерью мне, а не просто невесткой:

Сын мой любит тебя. Приезжайте! Я жду!»

III

1

В воскресенье впервые читала роман:

«Над горами – туман. За горами – Афган.

Заманили душманы…», а слёзы всё льются.

«Заманили душманы отряд наш в капкан…»

2

Продолжаю читать в гробовой тишине,

А мужчина в очках улыбается мне.

По глазам его вижу: он всё понимает.

Кто-то плачет, и это ценнее вдвойне!

3

«Над рекой у чинары решилась судьба.

Как же долго, Татьяна, искал я тебя!»

«Нет, Алёша! Меня ты в Москве не заметил!»

«Что ж! Дурак я вдвойне и виню лишь себя!»

4

Прочитала. «Простите, но больше нет сил!» –

«В другой раз прочитаешь? » – мужчина спросил

Самый главный в ЛИТО. Не запомнила имя.

«Да, ещё раз приду!» Он меня попросил:

5

«Распечатку стихов Алишера мне сдай.

Альманах сформируем мы скоро за май!»

«Принесу непременно, большое спасибо!»

«Буду ждать здесь тебя, а пока что давай…

6

Отучайся грустить! Не на пользу тебе!

Ты должна быть за то благодарна судьбе,

Что отец был такой у тебя, понимаешь!

Только жаль, что держал боль свою он в себе!

7

Вот отсюда инфаркты и ранняя смерть.

Лучше б вовремя другу открыться успеть,

А иначе судьбу повторишь ты, Севара!

Что хорошего в том, чтоб до срока сгореть?»

 

 

8

«Да! Вы правы! Ему говорила не раз!»

«Не хотел волновать и расстраивать вас!»

Он всегда отвечал, пожимая плечами,

И его очень мне не хватает сейчас!»

9

Мы с Аброром под вечер вернулись домой.

«Напечатать роман мне придётся самой.

Не хочу уезжать, не издав эту книгу!

Это долг пред отцом!» Книга вышла зимой.

10

Презентация. Гости. Поэты. Бегзод

Нам на скрипке сыграл. Вновь достиг он высот:

Концертмейстером стал брат мой в струнном оркестре.

Это годы труда, и не всем так везёт!

IV

1

В мае сели мы в поезд, и скоро Гули

Нас встречала. Родной мне узбекской земли

Я не видела с детства, как все изменилось!

А знакомая речка блестела вдали.

2

«Мы над ней Алишера развеяли прах,

А теперь он живёт и в сердцах, и в стихах.

Вот поженитесь вы, и появятся внуки,

Буду в старости нянчить я их на руках.

3

Сын мой любит тебя. Он достоин любви!

Я желаю тебе: в счастье с ним проживи

Жизнь, Севара, свою. Берегите друг друга!

Если помощь нужна, не стесняйся, зови!»

4

Я стою над рекой. Облака надо мной

Уплывают куда-то. Остаться одной

Ненадолго хотела. Гули понимала,

Оттого и ушла она сразу домой.

5

«Папа, папа, я здесь! Может, видишь меня

Ты теперь с высоты? Не могла я ни дня,

О тебе не подумав, прожить и не вспомнить!

А Гули приняла, будто я ей родня.

6

И со мною Аброр. Будет мужем моим!

Мне сказала Гули: «Дай Аллах вам двоим

Счастья большего, чем Он нам дал с Алишером.

Берегите любовь!» – «Мы её сохраним!» –

7

Я ответила ей. Что ещё я могу?

«Вы любовь не спасли, я свою сберегу

И семью сохраню. Назову Алишером

Сына я в честь отца». На другом берегу

8

Провожали закат парень с девушкой. Там

На скамейке вдвоём, предавались мечтам,

Как когда-то отец и Гули молодые.

А отец тосковал так по этим местам,

9

Что стихов написал он немало, но «в стол».

Не увидев он книги, из жизни ушёл.

Вот на полках она в кишлаке и в Казани,

И читателей новых роман тот нашёл.

10

Даже если остался роман без конца,

Даже если не издан при жизни отца,

Сохранить для потомков историю эту

Я сумею, будь воля на это Творца.

V

1

Вот и к свадьбе готовиться время пришло,

Пригласили гостей, окромя Файзулло.

Ни Гули, ни Аброр не желают с ним встречи,

Ведь простить не смогли причинённое зло,

2

Но явился он сам. «Я Аброру отец!

Этот дом я построил для вас, наконец,

Почему мне на свадьбу прийти запрещаешь?»

«Не встречала настолько жестоких сердец!»

3

Восклицает Гули.«С Алишером меня

Ты сумел разлучить, и до этого дня

Не дожил тот, кто лучшим являлся на свете!

Уходи, Файзулло, отвяжись от меня!»

4

«Но хозяин здесь я!» – спор услышал Аброр.

«Если хочешь на свадьбу, начни разговор

С извинений, отец! Ты для нас посторонний!

Что я детям скажу: дед – предатель и вор?

5

Всё непрочно, что строил годами на лжи!

И кого же ты сделал счастливым, скажи?

Маму? Брата? Меня? Хоть богатство ты нажил,

Одному умирать…» – «Ты, сынок, не спеши!

6

Я прощенья просить не привык, но пришёл

Извиниться за всё, и момент я нашёл,

Мне казалось, удачный, но я ошибался!»

«Лучше б ты, Файзулло, никогда не пришёл!»

7

Закричала Гули. «Ты меня прокляла,

И болезни моей ты начало дала.

Ненадолго смогу пережить Алишера,

И виной тому рак. Вот такие дела!»

8

Тут смягчилась Гули. «Файзулло, проходи!»

«Только месяц остался! Что там впереди?

В ад потом попаду. Дорогая Севара,

За отца своего и за боль ты прости!»

9

После свадьбы остался у нас Файзулло.

На руках у меня умирал. «Повезло

Мне с невесткой-врачом!» – вновь шутить он пытался,

А потом время землю покинуть пришло.

10

Пролетели два года, и внуков Гули

Дождалась, и они радость ей принесли,

А историю эту в журнал отправляю,

Чтоб однажды её прочитать вы смогли.

 

 

 

 

[1] Сад (узб.)

[2] Добро пожаловать ( узб.)

[3] Спасибо ( узб.)

[4] Гостем ( узб.)

[5] Поэт

 

[6] певец

[7] отец

[8] Дочка (узб.)

[9] глава местного исполнительного органа власти в Узбекистане

[10] дочка

[11] Вероника Тушнова. Поэтесса, врач по образованию.

[12] Внезапная сердечная смерть

[13] Али-тигр Аллаха

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Омикрон
  • Гороскоп на октябрь
  • Необычные предметы. Октябрь.
  • Необычные предметы. Сентябрь.
  • Время лучших!
  • Необычные предметы. Август.
  • Гороскоп на июнь 2022
  • Необычные предметы. Июнь.
  • Гороскоп на май 2022
  • IDEL community: творчество «наружуизнутри»