• Вдохновленные традициями Татарстана

НОВОГОДНЯЯ ПОЧТИ СКАЗКА: КАК УТКУ НА ГУСЯ СМЕНИЛИ

Червь сомнения точит изнутри капитально. Чем ближе свадьба, тем муторнее. Вчера было чистое небо, небольшой морозец, градусов 2-3 в минусе. Сегодня свинцовые тучи захватили небо целиком, жмут его к земле. Зреет буран, в душе штормит, срываюсь, перехожу на  ор, еле-еле притормаживаю, чтоб не закатить грандиозную истерику. Уже одиннадцать, никах в два, свадьба в шесть, езды от них до нас три часа по хорошей дороге, а Марат еще не выходил на связь. Может, передумал? Отец бурчит, мать изводит, позвони да позвони. Грубо огрызаюсь, на деле хочу зареветь в голос. Насильно выпила целый ковш холодной воды, чуть не подавилась, чтоб прилюдно не расплакаться. Забегает Булат, радостно сообщает: 

– В курсе? МЧС предупреждает, буран идет. Жених выехал?

 Головы собравшихся на кухне многочисленных помощников мамы дружно поворачиваются в мою сторону, однако задать вопрос вслух не осмеливаются. Я демонстративно медленно ушла в свою комнату, выгнала племянников, набрала Марата. Он вызов принял. Начать ритуально: «Как дела, как прошел мальчишник», нет времени, тараторю конкретно: «Где вы сейчас? У вас буран? Запас водки захватил? Деньги – невесту выкупать? Детям – конфеты раздавать?» Выпалила вопросы, перевела дыхание, жду. Марат глухо откашлялся, собрался с духом, начал информировать: 
– Привет. Думал, соскучилась. Ошибся. О деньгах и водке переживаешь, не обо мне. Вчера пацанам девушки постоянно звонили, ревновали, скандалы закатывали. А ты ни разу не набрала меня. Обидно перед пацанами. Пил всю ночь.

Ладно, проехали. Докладываю: мы возле Николаевки, водку захватили, сейчас начнем пить. Потому что мы разворачиваемся, едем обратно. Свадьба отменяется.

 Во всю мощь легких крикнула: «Чтооо?» Аж стекла затряслись. Звон до Марата вряд ли долетел, потому что он продолжил сонно выкладывать потрясающие новости: 

– У нас с тобой жизни не будет. Тебе приспичило замуж, ты разработала проект, организовала кампанию, тетку подключила. Подразнила, пощекотала, поманила пальчиком, я лег лапками кверху. Просчиталась. Я не щенок. Я тебя устраиваю, но ты меня не любишь.

 – А ты меня? 

Не было секретом, что Марат уступил напору родителей. Они уговорили сына жениться, так что он сделал предложение мне вовсе не по причине большой любви. Претензию, почему вчера не позвонила, пропустила. Если человек не оценил деликатность, тем хуже для него.

 – Хороший вопрос. Я тебя тоже. Шапоклякша, ты не в моем вкусе. Мне нравятся рыженькие, с пухлыми формами, которые видят меня таким, какой я есть. Ты сейчас разговариваешь со мной, будто я подчиненный, ты начальница, вызвала на ковер по селекторной связи, тумблеры переключаешь. Не собираюсь всю жизнь сбоку простоять.

 – С чьего бока?
 – С твоего. Я не бесплатное приложение к тебе. 
– Ты пьян? – Спросила, хотя и так ясно, что не просох от вчерашнего бодуна. Голова трещит, сушняк во рту нестерпимый, а мама спозаранку гонит жениться. Кому понравится?

 Марат не пьет, «выпивает по поводу» – тетка видит в этой градации принципиальную разницу. Первое – пить – не допускается, второе – выпивать – позволяется мужику за тридцать, по её мнению. Трезвым не обозвал бы меня Шапоклякшей: что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Самостоятельно дойти до идеи отправить меня в отставку он не мог, это факт. Чертова мужская солидарность помогла сформулировать идею. Замечательно! Вовремя! Замуж за этого козла? Детей от него рожать? Ни за что! Чего я переживаю?

 – Не важно, пьяный, не пьяный. Никаких желаний ты у меня не вызываешь. 
Не дошло сразу, о чем он. Как дошло, захотелось убить. Потому что он первый меня убил, омерзительнее оскорбления не существует. Захотелось его убить, затоптать, задушить, кислотой облить; смотреть, как мясо отделяется от костей, резиной сползает к моим ногам и уходит вонючей жидкостью в землю. От видения полегчало. Нашлись слова послать Марата куда подальше. Пообещала облить помоями, спустить собаку, если передумает, приедет:

 – Як, в отличие от тебя, меня любит, за меня любому глотку перегрызет. Бывай, не чихай. 

На том конце притихли. Я забыла отключиться, держу трубку в руке, слышу: «Вася, разворачивайся, домой, гулять». Я нажала на отбой. Ну и дела! Полгода готовились пожениться, поссорились за пятнадцать минут. На кухне объявила, что все нормально, и, не дав никому расспросить подробнее, спешно, с деловым выражением на лице ушла в баню. 

Накануне попросила отца затопить старенькую черную баньку, её еще не разобрали, хотя построили новую. Новую баню соединили с домом теплым коридором, воду провели, к газу подключили. Но мне ближе старая баня, низенькая, черная от сажи, дверь, пол скрипят, малюсенькое оконце едва пропускает свет, тепло горчит чуть-чуть. Из благ цивилизации тусклая лампочка и шланг, которым наполняем баки. Укрыться, обдумать ситуацию, принять решение – черная баня подходит идеально. Люблю уединяться в полутьме, пожалеть себя. Вдоволь наплакавшись, попариться с травами, с остервенением похлестать себя веником, натереться жесткой мочалкой, обмазаться пахучим гелем. Напоследок окатить себя с головы холодной водой. Выходишь в свет обновленной, чистой душой и телом. 

Войдя в предбанник, сразу же разревелась. Черт с ним, что сбежал. Зачем обзывать противным «Шапокляк»? Да, нос у меня длинный, зато тонкий, в смысле, не расплющенный, и ноздри не раздуваются, как крылья летучей мыши, как у некоторых; в профиль, правда, нос нависает над губой крючком, но в анфас смотрюсь ничего. Когда он успел рассмотреть мой профиль? И всю меня? Мои узкие плечи, узкие бедра, плоские груди, плоская попа – вылитая Шапокляк в молодости… или Анна Ахматова на портрете Альтмана, кто что видит. Давным-давно вырезала портрет Альтмана, скотчем пригвоздила на дверь спальни с внутренней стороны. Пусть мои посетители определяются, на кого я похожа. Подспудно намекаю, на кого я похожа не только внешне, но и душевной организацией. 

Представила величественную осанку поэтессы, гордую посадку головы. Невольно поднялся подбородок, распрямились плечи, королевской поступью вошла в парную. Парная дыхнула горьковатым жаром, вмиг перестала плакать, в парной невозможно плакать. Плеснула запаренной травками водой на камни, горячее пахучее облако окутало с головы до ног. Баня заполнилась белым туманом, в котором по взмаху волшебной палочки растворились неприятности получасовой давности. Надраила тело, сполоснулась, вместе с клубом густого пара вышла в предбанник. Там стоит цинковая ванна с запасом воды. Взяла ведро, зачерпнула студеной воды, приготовилась вылить на себя. Несколько капель брызнули на ноги, обожгли ступни. Знаю, как справиться с предстоящей экзекуцией – надо кричать. Кричишь, дыхание прерывается, не хватает воздуха, втягиваешь открытым ртом воздух, где-то внутри рождаются и вырываются на свободу сексуальные звуки. 

Повторила схему: подняла ведро над головой, набрала воздуха в легкие, открыла рот, заорала и опрокинула ведро ледяной воды на себя. Стою в потоке воды, ору, визжу, ловлю кайф. Восторг! Вот что такое баня по-черному. Опустила ведро, приятно накрыло слабостью, прилегла на скамью, прикрылась полотенцем, полежала. Открыла входную дверь настежь, она открывается с видом на огород, никто не увидит, встала в проеме подсыхать на холоде. Пока натиралась молочком и одевалась, пришло понимание, что надо признаться отцу и, вместо свадьбы, праздновать побег жениха. 

Марат парень неплохой, сгодится в мужья для девушки не первой свежести, тридцатник мне стукнул. Часто снится: рожаю, акушерки рядом копошатся, последние потуги и, наконец, облегчаюсь, слышу пискливый крик младенца. Проснусь, обнаруживаю, цикл наступил. Организм настойчиво требует ребенка, жаждет токсикоза, девятимесячного ощущения подвижного комочка внутри. Мечта прижать к груди ляльку потихоньку превращается в манию. Засыпаю, мерещится туго спеленатый кокон возле меня в постели. Утром первая мысль: «Где лялька?» Лялька мне нужна не ради спокойной старости, ради воспроизведения лучшего от меня. Кое-что ценное есть, должно быть, и во мне. 

Пафосный самообман, голое название которому человеческое тщеславие. Хотят детей, чтобы сохранить кусочек себя, некоторые – плюс наследство; через гены и воспитание хотят передать кусочек себя будущему, то есть жить неизмеримо долго. Нам не хватает одной жизни, хотим жить еще и еще, заодно с кусочком от себя стараемся сохранить и память, какими мы были хорошими-прехорошими. Лишь ранняя смерть нетщеславна. Незапланированное рождение детей честнее. Незапланированные не значит – не любимые. Любимые – все. Своих заранее люблю. Пока не родились. До сегодняшнего утра была уверена, создам крепкую семью, воспитаю талантливых детей, муж попадется наидостойнейший. Попался жених ни хороший, ни плохой – неплохой. Денег не умеет копить, что терпимо, не самая опасная для совместной жизни черта. Не злоупотребляет, травкой не балуется, не гуляет, не бездельник, не безобразен.

 – Положительные характеристики с «не» начинаются, – сказала я тетке, когда она начала агитировать в пользу Марата. – Не спорю, кандидат подходящий, но... Давай про его «но» рассказывай. Запустила в обиход родных и соседей это крылатое выражение – «теперь про «но» рассказывай» – моя мама. Усядутся женщины обсудить женихов, невест, мама обрывает словоохотливых женщин: «поняли, жених хорош. Теперь про его «но» рассказывай». Не бывает людей без «но». 

– У него нет «но», – безапелляционно заявила Муниса апа.

 Мистер «Не без Но». Лично у меня завались «но». Правдорубка, режу правду-матку в глаза. Но кому она нужна? Вкусно пеку, но редко. Не крашусь, седые волосы нагло лезут, в перспективе мадонна с младенцем на руках и с сединою на висках. Мадонны на картинах не просто молодые, они юные. Гениев рожают молоденькие мамаши. Меня в роддоме будут старой первородкой обзывать. Не уродина, стерва в меру, аккуратистка в быту, но замуж не берут.

 Первая большая любовь, сокурсник, не созрел до предложения руки и сердца, потому что тормозил. Я же еще не умела провоцировать мужчин на серьезные отношения. На банкете, после вручения диплома, рассталась с ним молча. Глазами высказала в его бесстыжие синие глаза несказанное «ты мне нравился всегда». Сколько я потом вспоминала его?! С парнями по работе не заладилось, тупые попадались. Первая моя любовь тоже тупой был, но ему тупость прощалась. Он обаятельный, ладный и фактурный. Правдоподобно врет не ради выгоды, ради самого процесса лжи, воображение у него богатое. Артист, словом. Позже узнала, не срослось у него ни с работой, ни с семьей. Может, и надо было мне сойтись с ним... 

На работе перманентные сокращения, попала недавно под увольнение. Теперь – кому на Руси жить хорошо – от безделья размножаю сомнения. Сомнения – полбеды. У меня бзик на представлении, что ребенок должен родиться в полноценной семье, где у него единственная мама и законный папа. Мама сдалась, давно предлагает: «Роди, пока хожу, помогу поднять». Подруги хохочут, издеваются: «Сначала загс, потом дети – в прошлом, сейчас сначала беременность, потом статус жены. Так надежнее, не надо от бесплодия лечиться». Парни, которых отец нанял отремонтировать кое-что в доме перед свадьбой, в упор доказывали, что официальная регистрация – опасная штука для мужчин: «У меня друг вкалывал, вкалывал, купил квартиру, оформил на жену, дачу на тещу. Решил развестись, ему сообщают, у него ничего нет. Пошел в загс, пиши «пропали» твои квадратные метры, нажитые непосильным трудом. А алименты? Вдруг ребенок не твой? Вдруг потерял работу, а судебные приставы без приглашения нагрянут?» Парни боятся официального брака. Но у меня, повторяю, бзик выйти замуж по старинке. Я против доводов против. Ждала-ждала суженного до прошлого лета, поняла, надо действовать. Не просто решила действовать, начала действовать. «Действовать» стало девизом с недавних пор во всем. Увижу накидку, размечтаюсь вслух: «Вот бы связать». Мать рядом: «Свяжи». Хочу пальто с настоящим мехом, мать: «Купи». «Зачем только народ ездит в Египет?» Мать: «Съезди». В ответ на мои утопии звучат короткие глаголы повелительного наклонения. Только однажды мама длинно оборвала мои волеизъявления: «Полгода слышу про изумруды, говоришь, говоришь, не покупаешь; нет денег, возьми кредит, кредит выплатишь, серьги останутся».

 Достала! На следующее утро заняла денег у знакомой, купила в магазине комплект, который давно хотела. Несколько дней любовалась покупкой. Иначе никак. Точнее, именно так в течение некоторого времени шаг за шагом реализовывала накопившиеся желания типа поездки на курорт или покупки шубы. Возникли небольшие отклонения от оригинала в голове: голубая норка превратилась в серый мутон, натуральные изумруды в хризопраз, а курорт – озеро у тетки в деревне. Зато креативно, и подмену никто не заметил, никто ведь не знает, о чем мне мечтается.

Летом гостила у Муниса апы. Родичи негласно и единогласно вручили миссию опеки над пожилой женщиной мне, незамужней и бездетной, поэтому беззаботной с их точки зрения. 

Тетка моя подопечная или я ее? Тетя привыкла вмешиваться в личную жизнь племянников. Я ее особая головная боль. Стыдно, по мнению тетки, если в тридцать лет ни детей, ни плетей, ни воза. Да, машины собственной тоже нет, хотя отцовскую вожу с 13-ти лет. 

В очередной визит не успели выпить чаю с дороги, как Муниса апа выпалила план выдачи меня замуж. От нетерпения даже обожглась чаем, когда сообщила животрепещущую новость: «У Назаровых сын бросил вахтовать, родители хотят женить, чтобы крепче удержать. Пора, мотался среди белых медведей. Что нажил? Говорят, позвоночную грыжу. Ни денег, ни дома, ни жены. Ты с Маратом – идеальная пара. Мать его приходила на днях советоваться, кого из наших рекомендовать сыну. Я тебя в список внесла». 

Тетка отошла залить новую порцию кипятка в заварник, между делом взглянула на меня, проверяя, адекватно ли я отнеслась к новости. Я спокойно отнеслась к известию, что из уникальной невесты переведена родной теткой в разряд потенциальных кандидаток. Кастинг – так кастинг. Диагноз выставлен, нечего нос воротить, до сих пор самостоятельно определиться с выбором не смогла. Сплоховала, мух ловила вместо того, чтоб в омут головой. Кто не рискует, тот в невезучих ходит. Активным удача чаще улыбается. Кастинг готовился основательно. У Назаровых овца принесла двух ягнят, беленького и черненького, девочку и мальчика. Назвали их «Пугачева» и «Галкин». Надо было Лиза и Гарри, но меня не спросили. Глава семейства определил судьбу ягнят в момент их появления на свет: «Вернется Марат, на шашлыки отдам». Сын вернулся, на субботу назначили куръан – чай для стариков и молодежный пикник на берегу озера. Тетка попросила испечь мой фирменный маковый рулет и пахлаву. Провозилась полдня, но стоило: рулет и пахлава получились выставочными по красоте и вкусу. В обед пошли к Назаровым, разрезали пироги, помогли с сервировкой стола. Муниса апа предусмотрела, как убедительно продемонстрировать мои выдающиеся способности в кулинарном деле. 

Кулинарный тур я прошла успешнее других кандидаток. Их не попросили испечь что-либо. В  обед старшее поколение уселось за угощение. Молодежь, погрузив провизию и гостей на четыре машины, выехала на озеро. На берегу мужчины разложили одеяла, распаковали еду, разожгли шашлычный мангал и костер, запечь в нем картошку.

 Второй тур кастинга – обнаженка, в бикини. Девушки вошли в озеро. Через минуту я выползла из воды, тряслась, как папуаска в экзотическом танце. Я не папуаска, поэтому чихала я на обнаженку, смело выдрала из-под Марата плед, укуталась в него, уселась возле мангала наблюдать за происходящим. Мужчины колдовали над мясом: нежнейшее филе, ароматные пряности, румяные овощи, сосновый дымок. Девушки, по пояс в воде, визжали. 

Реклама

Марат сел рядом. Первыми его словами были: «Ты что такая худая, ребра можно пересчитать?» Не поняла, достоинство или недостаток моя худоба, но поддержала диалог искренне, иначе не умею. Знакомство состоялось. Позже встречались с ним несколько раз на нейтральной территории, часами болтали по ватсапу. Осенью его родители приезжали свататься. Сообща назначили день свадьбы на самый конец декабря, желая совместить свадебное торжество с новогодними каникулами, чтобы погулять на славу: первый день у невесты; второй у жениха; третий день прийти в себя и проводить дальних родственников. И вдруг сегодня - разворот на 360 градусов. Обалдеть! Сшить платье, наготовить тонны еды, составить культурную программу, пригласить родных, знакомых, а свадьбе не бывать?! 

Вышла из бани, небо разродилось густым снегопадом, ткёт мелкими, наискосок стежками плотную белую пелену, сухие кристаллики снега больно колют лицо. Вижу Яка. Як – не буйвол, кавказская овчарка, большой кобель, заросший шерстью, поэтому кличем Яком. Як купается в снегу: зарывается, ерзает на спине, вскакивает, бросается в короткие пробежки, опять валится в снег. Пару минут медитировала, созерцая, как радуется снегу собака. 

Едва заметив, псина примчалась ко мне, приготовилась запрыгнуть на плечи, зацеловать. Всегда норовит лизнуть, стоит мне появиться во дворе. Отпрянула в сторону, некогда ласкаться, лишь пожала лапу верному мне рыцарю. 

Оба любим снегопад. Я раньше огорчалась, если в чью-то свадьбу выпадали осадки, бабушка утешала: «Девочка моя, дождь и снег – хорошая примета, брак сложится». В день моей свадьбы идет обильный снег. Значит, у меня все сложится. Осталось найти того, пока не знаю как, за кого я выхожу замуж. Прошла в дом, вызвала отца на тет-а-тет разговор в новый предбанник, подальше от любопытных ушей: 

– Марат не приедет, он развернулся, поехал назад.

 Отец выразительно молчал, требуя объяснений. Пришлось добавить ярких красок в защиту себя. У отца привычка обвинять собственных детей, никак не вторую сторону конфликта.

 – Сказал, что я им командую. – Отец без комментариев. Решилась произнести самую нелицеприятную причину. – Сказал, у него на меня не встанет, потому что я похожа на Шапокляк. 

Для него это был удар ниже пояса. Он вывел отца из ступора. Отец заговорил внешне безразлично: 

– Спала с ним?

 Родному отцу смертельно неудобно отвечать на подобный вопрос, каким бы, утвердительным или отрицательным, ответ не был. Отец понял, вопрос не повторил.

 – Объявим гостям, Марат в аварию попал, бровь рассек, рвота открылась, в больницу поехали зашивать. Будем гулять без него, столы же накрыты. –  Это был мой план спасения торжества. А там – видно будет. 

– Плясать на костях предлагаешь? Радоваться аварии? – Отец взял небольшую паузу. После – изложил свой план. – Срочно ищем замен. Иначе соседи годами будут рассказывать наш позор. Сплетни развеются по всему району. Стыд и срам: жених сбежал. Не допущу, чтобы моя семья стала посмешищем. Это даже к лучшему, что Марат сбежал. Выйдешь за местного парня. Нечего далеко замуж идти, живи рядом. Ты нам, мы тебе прибежим быстро на помощь. 

Кажется, он уговаривал себя. Отец курил, я молчала, время бежало. 
– Слушай внимательно: раньше приводили невесту к жениху, читали никах, и молодые начинали жить. Твою прабабушку так привели к вдовцу, их поженили, мой папа родился. Приведу парня, выйдешь за него. 

– За первого встречного? Как в сказке? За Ивана-дурачка? – Меня предложение папы рассмешило. 

– Сказки умные люди пишут. От хороших невест женихи не сбегают. Капризничать меньше будешь. Муж – не папа, терпеть не будет. Это было, есть и будет. В крайнем случае разведетесь. – Я не вдова за первого встречного замуж выходить. 

– Как у вас там говорится? – Отец напряженно вспоминал, вспомнил. – Слабо выйти замуж…

 Не успел папа договорить, открывается дверь, входит Булат Юлаев, сменщик папы на фуре. Я непроизвольно прыснула. Он вырос в Таджикистане, переехал к родственникам, здесь его мать родилась, на работу к отцу устроился, гражданство оформляет. Булат отчитался отцу, что поручение выполнил, протянул чеки. Отец взял чеки, усадил Булата на лавку, сел напротив: 

– Булат, тут такое дело. Марат не приедет, сейчас позвонил. Выручи по-мужски, сядь на место жениха на никахе и свадьбе. Марата не видели в поселке, не заметят подмену. Гостям, в принципе, все равно, им только отгулять. 

– Зия абый, сыграть жениха на свадьбе – без проблем, но без никаха.

 – Чё, боишься никаха? Не бойся. Мулла почитает молитву и все. Хочешь – верь, хочешь – не верь. Просто традиция предков. 

– Я думал, если буду по-настоящему жениться, то с никахом. А так, не знаю даже… 
– Я не против, что мешает всерьез жениться, с никахом? – задал отец вопрос на засыпку. 

Что касается лично меня, я не верю, что никах скрепляет брак. Прочность брака зависит от желания обоих сохранить брак, не от премудростей веры. Но выходцы из Средней Азии больше, чем мы, верят в подобное. Переубеждать Булата было некогда. Думает он, что никах скрепляет брак, пусть думает. У каждого свои «но». Надо было спасать репутацию родителей, поучаствовать в спектакле, в противном случае мама сляжет, отец вечно пилить будет. Легко отделаюсь, если сыграем в свадьбу. А то действительно стану притчей в языцех, местной достопримечательностью, на которую бабы указывают пальцем. Тогда точно уже никто не возьмет замуж. В город перебираться неохота, поздно по съемным квартирам мотаться. 

Отец стал ходить из угла в угол, предбанник просторный. Я молчала. Булат задумался, уставившись в пол. Прошло несколько томительных минут. Наконец встает Булат, отец останавливается, он протягивает руку отцу со словами «согласен». Оба поворачиваются ко мне с довольными рожами, как коты, которым перепало свежих сливок. Вместо восхищения, как быстро мужчины договорились, я порчу момент мужского триумфа: «А меня спросили? Может, я его не люблю». Булат вытаращил глаза на меня. Отец отреагировал мгновенно: «Соображаешь, что говоришь? Урдак берип, коз олдын*. Надежный парень берет замуж. Я его знаю, Марата нет. Репутацию семьи спасает. Радуйся, что все обошлось. Выпендриваешься. Стыдно за тебя. Мужчине любовь не нужна; не изменяет, семью обеспечивает, хороший папа, – вот и вся любовь. Любви не хватает? Люби, никто не запрещает, люби мужа, я только «за». У всех на свадьбе любовь кончается, у тебя со свадьбы начнется. Разговор окончен, дочку выдашь замуж, как захочешь. Пока я твой папа, я решаю, как выдам дочь замуж». 

Мужчина стали перешептываться. Я из предбанника пошла в свою комнату, вытащила из гардероба пакет с приданным для жениха, собранный из непонятно каких побуждений, при
несла в предбанник, вручила Булату. Он заглянул внутрь, смущенно улыбнулся. Там лежали шелковые носки, нижнее белье из тонкого трикотажа, кипельно белая хрустящая рубашка, однотонный серо-голубой галстук, туалетная вода с мускусом. Неравнодушная я к этому аромату. 

– У меня есть ненадеванные классические брюки, мама заставила купить перед отъездом, сказала, пригодятся. Их надену, костюма нет. Женихи без костюма бывают? 

– Бывают, главное для жениха галстук и букет. Букет сейчас принесу, – я собралась идти в дом, отец опередил, прошел в дом раньше меня. 

– Стой, подожди. Не переживай, все будет окей. – Булат подошел ближе, схватил за запястья рук, обесточил, чтобы я оттолкнуть не смогла, наклонился, прошептал. – Не бойся, насильно брать не буду. Ничего не бойся, я рядом, – он смотрел мне не в глаза, куда-то дальше. – Неужели не поняла, я согласился жениться, потому что ты мне нравишься. Помнишь, как мы в первый раз встретились? Летом, ты в шортах и в майке, в модных очках, загорелая, ножки стройные, возилась в огороде? Прошла мимо, сняла очки, поздоровалась. У тебя неожиданные глаза. Не встречал смуглянок с зелеными глазами. Наверное, колдунья. Долго ты меня игнором изводила. 

Я потеряла дар речи, кажется, влюбилась, услышав про свои неожиданные глаза. Говорил он:

 – Повторяю, не переживай, ничего не бойся, – и чуть-чуть коснулся губами моей щеки. – Пора бежать, свидетеля найти. Во сколько придет мулла?

 Сказали бы раньше, что можно потерять жениха, обрести другого в течение полутора часов, не поверила бы. Свадьбу помню смутно, суета и шум на голодный желудок – с утра не присела поесть – мешали внимать калейдоскопу поздравлений. Помню хорошо лишь одно: мы, нарядные, сели за стол, Булат взял мою руку, прижал своей ладонью к себе на бедро, не отпускал ни на минуту все торжество. Как тут покушаешь?

автор: Фарида ИБРАЕВА

рисуноки Лилии Косолаповой

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • До 1 декабря необходимо заплатить имущественные налоги
  • ВИЧ-инфекция: Важно знать!
  • Получите квалифицированную электронную подпись
  • ФИНАНСОВАЯ КУЛЬТУРА
  • Выбираем вместе!
  • "Свеча памяти"
  • Играем за вас!
  • Жизнь без наркотиков
  • "Содействие занятости"
  • Национальные проекты