Новости/Эксклюзив
  • Покровская: синхрон под татарскую музыку Представители Татарстана обсуждают с главным тренером сборной России по синхронному плаванию Татьяной Покровской возможность постановки одной из программ синхронисток на татарскую музыку.
    6
    0
    0
  • Сальников: «Татарстан- спортивная столица России» Президент Всероссийской федерации плавания (ВФП), четырехкратный олимпийский чемпион по этому виду спорта Владимир Сальников заявил о том, что считает Республику Татарстан ведущим мировым регионом в развитии плавания.
    32
    0
    0
  • «Остазбикә» - лучший мусульманский фильм Татарстанский фильм «Остазбикә» по мотивам произведений татарского писателя Гаяза Исхаки, продюсером которого является директор «Татаркино» Миляуша Айтуганова, признан лучшим мусульманским фильмом из России на фестивале афганского кино «Ладжвард».
    33
    0
    0
  • Третьяковка попала в сети Социальная сеть «ВКонтакте» запустила платформу «Музейный гид». Благодаря новому сервису пользователи смогут познакомиться с культурными объектами страны – пока можно прогуляться по Эрмитажу, Музею русского импрессионизма, Третьяковской галерее, Эрарте, Музею космонавтики и другим важным культурным локациям.
    35
    0
    0
Видео
  • Новый выпуск журнала «Идель»

ШЛЯПА И ПОДБЕРЕЗОВИК

Новогодняя история
Шура чистила картошку: доведенный до автоматизма процесс всегда успокаивал. Когда она нервничала, то заготавливала картофеля как на роту солдат. Потом раскладывала его, нарезанный, по банкам, заливала водой и убирала в холодильник: пригодится для супа.

  Но сегодня это не помогало. Картошка в доме закончилась, а нервы все еще на пределе. В довершение всего Шура порезала палец. Поиски пластыря заняли минут пять. Вроде и квартирка крошечная, «малосемейка», но нужные вещи в этой тесноте всегда теряются, разбегаются по углам, прячутся, когда особенно нужны. 

Прилепив, наконец, пластырь, Шура села на диван и расплакалась. 

Когда мама звонит ей в Казань из родного села Кундрючья и спрашивает, как дела, приходится бодрым голосом врать, что все отлично, и это выматывает так, будто полдня дрова колола. А что скажешь? Правду, которая уместится в одном предложении: унылая работа и одинокие вечера в квартирке размером с собачью будку?

 Шура с отличием окончила университет, голова у нее всегда хорошо соображала, но какой от этого толк, если она как устроилась три года назад на должность младшего менеджера в рекламное агентство, так и сидела и просидит еще лет десять. А что такое младший менеджер? Распечатай, принеси, скачай на флешку, сообщи клиенту… 

 – Ты слишком скромная, Шурочка, – говорила мама. 

– Тихая уж больно, глаз не поднимаешь. В наше время так нельзя. 

Ни в какое время так нельзя, если честно. Но мама и сама никогда голоса ни на кого не повысила, работала не поднимая головы в своей Новогодняя история бухгалтерии, а должности и премии доставались другим. Наверное, так жизнь и устроена: одни создают, пашут, другие пользуются. Шура и мама были из первой категории.

 Только вот из любви к дочери мама выражалась чересчур мягко. Не тихая Шура, а неприметная. Никакая. Вроде и привыкла уже к такому положению вещей, и смирилась почти, но нет-нет, да случится что-то, отчего так горько на душе, что можно хоть вагон картошки перечистить, все равно обиды не избыть. 

Шура пару часов назад вернулась с новогоднего корпоратива. Хотя еще двадцать третье декабря и завтра на работу, а впереди почти целая рабочая неделя, но на более поздние даты все было уже давно забронировано. 

– Раньше надо было думать, – недовольно морща нос, твердила старший менеджер Лидочка, звезда фирмы. – Довыбирались! 

Лидочка, замдиректора Элла Львовна, секретарша Регина, главбух Галия Раисовна и Шура – вот и весь женский коллектив. Мужчин в фирме работало шестеро, и сейчас главной интригой было то, кого выберет бросившая очередного ухажера Лидочка: давно добивавшегося ее расположения Костю или новенького Диму.

 На празднике все были нарядные, красивые, заводные. Елка переливалась огнями, мужчины искрометно шутили, женщины стреляли глазами и изгибались под музыку, как серпантиновые змейки. 

Шура сидела в уголке, дожидаясь подходящего момента, чтобы уйти. Она не любила шумных сборищ, чувствовала себя неловко и не хотела приходить, но директор сказал, что это нужно для укрепления командного духа.
Новенький Дима, наливая всем шампанского, подошел и к ней.

 – Тебе тут не нравится?

 – Нет, почему! Здесь очень даже… – Она смутилась и покраснела, потому что он обратился к ней впервые за три месяца. Бокал в руке дрогнул, и шампанское пролилось на пол. – Извини. 

Дима не успел ответить, как Лидочка закричала:
 – Все за стол! Сейчас будет сюрприз! Они с Региной готовили сценарий для праздника, а Лидочка была еще и ведущей. 

– Итак, – театральным тоном провозгласила она, когда все расселись, – мы с вами все самые-самые, и поэтому…  

Лидочка принялась вручать каждому «медали» – кружки из цветного картона на шелковых ленточках. Галия Раисовна оказалась «Самая умная», дизайнер Роман – «Самый креативный», Регина – «Самая очаровательная» и так далее.

 Кроме того, каждому предлагалось загадать желание (про себя) и вытащить из шляпы бумажку с «инструкцией по исполнению» (прочесть вслух под общий хохот). Диме, например, следовало надеть носки из разных пар, высунуться в окно в полночь и прокричать: «Ой, мороз, мороз!» 

«Мне-то что достанется?» – смятенно думала Шура. 

Картонные медали болтались на шеях у всех, кроме нее, все уже загадали желания и прочитали бредовые инструкции. 

– Торжественная часть окончена! – объявила раскрасневшаяся Лидочка, обладательница медали «Самая обаятельная и привлекательная». 

– А Шура? – спросил Дима. 

– Шура? – Лидочка растерялась и посмотрела на Регину. Регина поглядела на Лидочку. 
 –Мы, кажется…    

    «Забыли. Я работаю уже три года, а они забыли о моем существовании». 

Пока Лидочка щебетала, а Регина пыталась перевести все в шутку, Шура изо всех сил старалась не расплакаться от унижения. Через пару минут всеобщее внимание, к счастью, привлек гендиректор: он желал произнести тост, после чего ему нужно было уходить.

Вскоре Лидочка, мило улыбаясь, попросила Шуру «не дуться» и всучила наспех сделанную медальку, на которой было написано «Самому веселому». Мало того, что чушь собачья и неправда, так еще и в мужском роде. 

Сжимая ее, Шура пошла к выходу. Шеф ушел, значит, ей тоже можно.

 – Уходишь? А желание загадать? – спросил Дима, увидев ее возле двери. В руках у него была шляпа, из которой все доставали «инструкции». 
Он что, издевается? 
– Для меня там ничего нет, – сухо ответила Шура. 

– А вот и есть. Дима смотрел серьезно, без издевки и протянул Шуре шляпу. На дне ее и правда притаился белый свиточек.

 – Лидочка, наверное, положила, – равнодушно проговорила Шура. Взяла бумажку и сунула в карман, не читая. 

– Не забудь загадать желание! – крикнул ей в спину Дима.

 Слезы текли, не желали останавливаться, как будто кто-то внутри нее повернул кран и сорвал резьбу. Дурацкая медалька висела на дверной ручке. 

Шура встала и подошла к зеркалу. Она не любила смотреть на себя, а тут еще и нос опух, и глаза покраснели. 

«Как бы я хотела быть совсем другой!» – подумала Шура. 

Вот оно – ее заветное желание. 

«Ну, теперь бери инструкцию», – прозвучал в голове Димин голос. 

Шура пошарила в кармане пальто и достала скомканную бумажку. Развернула и прочла: «Выйди из подъезда, поверни налево, пройди двадцать шагов и возьми то, что увидишь». 

Шура повертела бумажку в руке: у всех текст был отпечатан на принтере, а здесь написан от руки. Все правильно, откуда в зале ресторана возьмется принтер? Интересно, кто писал: почерк не Лидочкин, да и вообще странный: старомодный, убористый, с завитушками и росчерками. 

«Сходить, что ли?» – подумала Шура и, не успев удивиться своему решению, набросила пуховик, обулась и вышла из квартиры. 

Было уже поздно, народу возле подъезда не оказалось, поэтому никто не видел, как она, послушно направившись в нужную сторону, принялась отсчитывать шаги. Дойдя до двадцати, остановилась и обнаружила себя возле старой березы, под которой стояла засыпанная снегом скамья. На скамейке сидел пушистый черный кот. Увидев Шуру, он встал и подошел ближе. Поднял голову и мяукнул. 

Шура любила кошек и собак, и вообще всякую живность, подкармливала бездомных около подъезда, но ни разу не видела среди них этого котяру. Она бы запомнила его, такого угольно-черного. 

– Ты потерялся?
 Кот снова мяукнул – в голосе было нетерпение. Оставишь его тут, чего доброго замерзнет: минус двадцать обещают, а он явно домашний, ухоженный. 

Очутившись дома, кот первым делом осмотрелся, заглянул во все углы, а потом повернулся к Шуре и снова мяукнул. 

Реклама

– Да, не дворец! – немного обиделась Шура, прочтя в его глазах легкое презрение. Глаза, кстати, были не зеленые или желтые, а ярко-голубые. 

Покончив с обходом новых владений, кот поел тушенки, разлегся на диване и замурчал. Шура присела рядом, поглаживая его блестящий, лоснящийся бок.

  – Какой ты славный. Как мы тебя назовем? – Не успела договорить, как в голове всплыло: 

 – Подберезовик! Вот ты кто!

 Кот потерся головой о руку Шуры, выражая согласие. Она засмеялась, чувствуя, что у нее впервые за день светло на душе. 

Перед сном она пошла в ванную и даже напевала, когда мылась. А когда вышла, едва не упала в обморок. Аккуратно повешенная на спинку стула одежда, в которой она обычно ходила на работу – темно-серые брюки и белая блузка – валялись на полу. Подберезовик основательно потоптался на них, да еще и когтями подрал, так что вещи пришли в негодность. 

– Ты что натворил, хулиган? – потрясенно проговорила Шура, сжимая в руках истерзанные брюки. – В чем я теперь на работу пойду? 

Подберезовик посмотрел на нее и фыркнул:
 «Не надоело в одном и том же? Не пора ли примерить что-то новенькое?»

 – Тебе легко говорить, а у нас дресс-код.
Сказала – и осеклась. Лидочка, например, плюет на него, и ничего – все только млеют. 

– Да я не смогу! «А ты пробовала?» – дернул ухом Подберезовик. 

Шура направилась к шкафу. Одежды у нее мало: при такой зарплате не очень-то разгуляешься. Кроме испорченных брюк, были две юбки, пара блузок, водолазка, джинсы, а еще узкое трикотажное темно-синее платье, на которое она, повинуясь импульсу, угрохала половину квартальной премии, но так и не решилась надеть. 


 Когда на следующее утро Шура появилась на работе в юбке и водолазке, Лидочка, оглядев ее, бросила: 

– Юбка симпатичная, а водолазки я не ношу. Они асексуальные. 

– Это если у кого грудь минусового размера, – отрубила главбух, которая недолюбливала Лидочку. Регина хмыкнула, а Галия Раисовна продолжила, обращаясь к Шуре: – Правильно, что из брюк вылезла. Девушке надо юбки носить, это женственно. К тому же у тебя ножки красивые. 

Шура пробормотала что-то невнятное, а после, проходя мимо зеркала, остановилась и посмотрела на себя. Вроде и вправду неплохо. Фигура, может, и не такая идеальная, как у Лидочки, но не хуже, чем у полноватой Регины, которая не комплексует и носит все, что нравится. 

Возвращаясь домой, Шура неожиданно решила зайти в парикмахерскую.

 – Что будем делать? – спросила бойкая парикмахерша. 

– А что мне пойдет? 

Девушка подумала, повертела голову Шуры туда-сюда и сказала:

 – Волосы у вас тонкие, ломкие. Зачем отращиваете? Как пакля висят. Давайте стрижку попробуем? 

«Нет! – хотела крикнуть Шура. – Я всегда только длинные носила» 

Но вспомнила насмешливые голубые глаза кота и отважилась: 

– Стригите! Когда все было закончено, на Шуру из зеркала смотрела незнакомая большеглазая девушка. 

 – Как вам идет! – восхитилась мастер, любуясь своей работой. – А цвет как заиграл! Волосы будто крашеные! 

Подберезовик тоже остался доволен преображением хозяйки: окинул внимательным взором и утвердительно муркнул. 

 Вечером Шура сидела в обнимку с котом и думала, что новая одежда и прическа делают удивительные вещи: требуют, чтобы ты не останавливалась, шла дальше.

 Впереди были два выходных дня. Обычно Шура прибирала квартиру, смотрела телевизор, читала, но в этот раз у нее были другие планы. В субботу она отправилась по магазинам, купила косметику, духи, сумку и стильный шейный платок, который, как сказала продавщица, «оживит любой образ». 

«Мой образ определенно нуждается в оживлении», – подумала Шура, забирая покупки с прилавка. 

Ближе к вечеру она расклеила объявления о том, что нашла кота. Расставаться с Подберезовиком не хотелось. «Может, не надо? Пусть живет у меня! В конце концов, я его по «инструкции» нашла!» Но потом Шура решила, что это эгоистично: наверняка у кота есть владелец, который сейчас страдает и мечется в поисках своего любимца.

 Пока она занималась всем этим, дома случилось страшное. 

В пятницу Лидочка попросила Шуру к понедельнику доделать презентацию рекламной компании для фабрики «Игрушки супер». Придуманное Лидочкой было банально – как и все ее проекты. Клиентам редко нравилось то, что она предлагала, но, благодаря эффектной внешности, ей сходили с рук любые промахи. Потом приходилось дорабатывать, исправлять, но, тем не менее, Лидочка считалась хорошим специалистом, с которым охотно общались клиенты. 

«Доделать кое-какие мелочи» Шура собиралась в воскресенье, а пока оставила флешку и бумаги на столе. Придя из магазина, она выронила пакеты и застыла на пороге. 

Кот постарался вовсю: бумаги были изорваны в клочья, но гораздо хуже было то, что Подберезовик скинул на пол, разбил, изгрыз – безнадежно испортил флешку. 

– Это катастрофа! – простонала Шура, глядя на кота. 
«Это шанс!» – ответил тот.
… Утром в понедельник Шура пришла на работу не на полчаса раньше, как обычно, а минута в минуту. Под одобрительным взором кота надела синее платье, повязала оригинальным узлом платок, подкрасилась. 

Лидочка караулила возле двери.  

 – Где ты ходишь? Клиенты ждут! Все готово? 

– Готово, но я…

 – Отлично, – отмахнулась Лидочка, и обе пошли в зал для презентаций. 
– Что такое? Это не мое! – закричала Лидочка спустя несколько минут, когда файлы вывели на экран. – У меня было по-другому! Что ты натворила?

 – Проект выполнила я, – сказала Шура, поднимаясь с места и изо всех сил стараясь, чтобы голос не дрожал. 

 Замдиректора Элла Львовна смотрела на Шуру стеклянным взглядом, словно не понимая, откуда тут взялась незнакомая девушка. 

– Изложите свои мысли, – попросили «Игрушки супер». 

Шура говорила минут десять. Страх прошел, за спиной выросли мощные белые крылья, и она взлетела, чувствуя небывалую легкость и впервые сознавая, как прекрасна высота. И пусть ее проект осмеют, зато она попробовала! 

Но Шуру не осмеяли – ей аплодировали. Из зала она вышла руководителем собственного проекта: «Игрушки супер» желали, чтобы она вела их рекламную кампанию. 

Лидочка хлопнула дверью так, что едва не разбились стекла в окнах.

 Дима подошел и сказал:
 – Шура, это настоящий триумф. Поздравляю. 
– Он замялся, подбирая слова: – Знаешь, ты стала совсем другая. Смелая и… и очень красивая. Шура посмотрела в его глаза –  голубые, как сентябрьское небо. Хотела поблагодарить за комплемент, но вместо этого спросила:

 – Скажи, это ты сделал? Та записка в шляпе, Подберезовик?
 На Димином лице отразилось неподдельное изумление. 
– Как ты сказала? Шляпа и подберезовик? Шура покачала головой и улыбнулась. 
– Забудь. Иногда нужно попробовать стать другой. Может оказаться, что это и есть ты, даже если сама об этом не догадываешься.
 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Турецкая МЕСОПОТАМИЯ
  • Сфотографировать «АЛТЫН КАЗАН»
  • Снег...
  • Ретроспективный проект галереи «ТАТМЕДИА», представляет новогодние обложки популярных изданий ТАССР 50-90-х годов XX века
  • НОВЫЙ ГОД ПО-СОВЕТСКИ
  • «И НА ИЗЛЁТЕ ДНЯ И ГОДА СТОИТ ПОД СНЕГОМ ЧЕЛОВЕК…»
  • НЕМЕРКНУЩИЙ СЛЕД
  • АЛЕКСЕЙ РОМАНОВ группа «ВОСКРЕСЕНИЕ» 2020
  • Мир шкодников и их родителей
  • ДАЙТЕ ПЯТЬ!