• Тик -Ток – это не про деградацию Подробнее: http://idel-tat.ru/news/vremya/tik-tok-eto-ne-pro-degradatsiyu

Тайны неразгаданных судеб: Луна и Солнце ( 2 часть)

Глава VI.
И вот долгожданный первый сольный концерт! Все репетиции проходили в заброшенном доме культуры в селе недалеко от Казани. Филипп (так звали продюсера) объяснял это временными неудобствами и говорил: «Уже давно ведутся переговоры о сотрудничестве с Государственным Большим концертным залом им. Сайдашева. В скорейшем времени мы достигнем согласия!» Альфред находил это странным, но не подавал виду, ведь важнее всего для него – это популярность и деньги. Причём много денег! 
История загадочного «Оркестра памяти Эмилии» (так назывался оркестр Филиппа) имела немало странностей. Все музыканты были в масках из чёрного серебра и со знаком луны и солнца, что весьма похоже на символику башни Сююмбике в Казанском Кремле. Произведения оркестра тоже были не совсем обычными. Альфред с ними вообще не был знаком со времён начала своей игры на саксофоне! Но Филипп был достаточно умён и самым лёгким способом заморочил голову талантливому саксофонисту, заявив о будущих фантастических результатах их совместного сотрудничества. Альфреду этого было предостаточно. Он хотя и был необычайно талантлив, но всё же самовлюблён и совершенно глуп.
Первый концерт. Ожидается аншлаг. Все билеты раскуплены. Дакара абсолютно спокоен и уже в ожидании восхищённых взглядов зрителей. Все собрались, подготовив музыкальные инструменты и остальные реквизиты для шоу. Оркестр выезжает в путь. По словам продюсера, концерт состоится в Центре культуры и творчества им. Горького в Зеленодольске. 
День был туманным, было сыро. По пути все молчали, что казалось странным. Дакара любил поболтать, но по необъяснимым причинам ему никто не отвечал.
– Что мы молчим все?! Давайте познакомимся поближе, тем самым поднимем друг другу настроение, да и время пройдёт намного быстрее, – затевал беседу Альфред, но никто ему не отвечал. Лишь Филипп иногда поглядывал в его сторону с хитрой усмешкой. 
Вдруг, когда Альфред начал засыпать от скуки, автобус резко свернул с главной дороги и заехал в глухую деревню, которая казалась полностью безлюдной. Догадки вскоре подтвердились: деревня оказалась заброшенной. Причина была неизвестной, но, как говорили прежние жители в преклонном возрасте, многие переехали в города или уехали в другие районы ввиду отсутствия работы. 
Из-за ухабистой дороги, характерной для деревень России, Альфред проснулся. Но в тот же миг, не успев очнуться, он получил сильный удар по голове чем-то тяжёлым и потерял сознание.
Вот и концерт!
Что случилось? Почему вдруг всё так произошло? Какую шутку с ним сыграла судьба, так беспощадно использующая жизни людей? Однако ж все в жизни заходят в туннели, но каждый ли увидит свет в конце…

Глава VII.
Проснулся он у себя дома. Ощущения были не из самых приятных, а точнее, как будто по нему проехал большой грузовик, а потом добили огромной титановой кувалдой. Фантазия музыканта всегда приукрашивала произошедшее с ним. Однако, несмотря на адскую боль в области шеи, бёдер и головы, он уже был в гневе. Восходящий талант в мире музыки проклинал весь белый свет. 
Дакара не понимал, что произошло, ведь весь коллектив ехал на большой концерт. Лишь повторял одно: «Как я здесь очутился? Где все остальные? Это что, сон?» Память потихоньку возвращалась. Тишина, автобус, молчаливые коллеги-музыканты, загадочный Филип… Да, всё встаёт на свои места! Разгневанный Дакара полностью пришёл в себя, но вдруг из ниоткуда появилась сильная боль в горле. Альфред не мог выговаривать слова! Лишь шёпотом он воскликнул: «Будьте прокляты вы все! Месть всё воздаст!»
Жизнь сломлена… Безрезультатные попытки что-либо изменить ухудшали состояние талантливейшего музыканта. Попробовав сыграть на своём любимом саксофоне, подаренном бабушкой, которой давно нет в живых, он начал догадываться о невозможности дальнейших выступлений. Боль в горле была настолько сильной, что при малейшем выдохе у бедного Альфреда вызывала слёзы. 
На карьере поставлен крест, смысл сосуществования потерян, красоты музыки для него больше нет. Таковы были первые представления о будущем у бедного музыканта.
Проплакав и окончательно впав в депрессию, Альфред вышел из своей двухкомнатной квартиры на улице Островского. Направление для него не имело смысла, впрочем, как и само существование в этом прекрасном мире, полном необъяснимых порой обстоятельств. 
Погода была очень хорошей, весьма непривычной для осени этого года. Журчали воды в фонтанах у театра Камала, куда доходил Альфред совершенно случайным образом. Большое скопление людей раздражало несчастного музыканта: ведь, будь он здоров, всё было бы иначе. Прекрасная музыка, любимые его мелодии лились бы из его саксофона. Но в этот день впервые Альфред был совершенно неизвестным и ничем не отличался от любого другого прохожего. И звучали вокруг лишь песни классиков татарской и мировой культуры из колонок, висящих на фонарях.
Все вокруг радовались, смеялись. Дети играли в догонялки, сшибая взрослых на своём пути. Влюблённые с искренними улыбками кормили уток, так близко подплывающих к берегу. Ещё было немало людей, катающихся на катамаранах и лодках и восхищающихся красотой аристократичной Казани. Студенты и школьники гуляли большими компаниями после нудных занятий. Все получали удовольствие от жизни, ну, или почти все.
Альфред, смирившись со своей несчастной судьбой, впервые почувствовал себя одиноким и никому не нужным. Его гордыня не позволила бы вернуться в родной дом, ведь он ушёл оттуда, желая достичь величия в мире музыки, чего так ожидали от него родные и друзья. Талантливого саксофониста наполняли мысли о самоубийстве, но гнев по отношению к Филиппу был куда сильнее, нежели мысли о самоубийстве.
В тот день Дакара решил, что отдаст всё ради того, чтобы выяснить всё, что с ним произошло, и найти виновных в разрушении его жизни. «Сделаю всё ради торжества справедливости. Никто не смеет насмехаться над самим Альфредом Дакарой – одним из лучших саксофонистов мира!» – прошептал разгневанный музыкант. Эти слова были последними в тот трагический для него день.
Каких-либо данных, а тем более улик у него не было. Альфред не являлся профессиональным детективом, да и опыта в подобной отрасли у него никогда не было, не считая одного события из детства, когда у него пропал любимый плюшевый ёжик. Да и то, оказалось, что он был «украден» соседской кошкой ради забавы. Расследование тогда продлилось целую неделю, ну а радость после раскрытия дела длилась целый месяц, так что он всем говорил: «Любуйтесь, перед вами Шерлок!» Но эти слова у других вызывали лишь смех, да и вся картина выглядела весьма забавной. Однако нынешняя ситуация была куда сложнее, и «кошка» была очень и очень хитрой. Поразмышляв и посокрушавшись о прошлом, он снова взялся за работу. 
В этот момент несчастный музыкант осознал, насколько глупо он был одержим мыслями о прекрасном будущем. «Правы были мои прекрасные учителя. Я сам виноват в своей участи. Мой талант погубил меня!» – всё время твердил Дакара.
Часы бесполезных поисков не помогли найти какую-либо необходимую информацию. Альфреду нужен был сон, осознание которого пришло ему лишь тогда, когда стрелки на часах приблизились к трём. Вдруг, когда он стал снимать с себя всю одежду, из порванного кармашка, уже долгое время нуждающегося в серьёзном ремонте, упала маленькая бумажка и крохотный женский кулон из чёрного серебра с камушком в форме луны и солнца. «Бывший» саксофонист был в потрясении, словно что-то вспомнил, но никак не мог понять что. 
Мысли и воспоминания, так мучающие его, никак не могли доплыть до берега разума, и все попытки воссоздать перед собой картину из прошлого были безрезультатны. Уже через мгновенье бедный музыкант очутился в сладких объятиях сна, так необходимого его организму. 

Глава VIII.
Достичь всего и являться гордостью семьи – с раннего детства было главной целью многих детей из деревенских семей. Единственным доходом и возможностью обеспечения всех членов семьи в сельской местности являлось разведение крупнорогатого скота. Тяжёлый ежедневный труд был необходим для заработка средств к существованию. Всё лето поля и пастбища, а также места, где находились коровы, быки и другие домашние животные, надо было содержать в чистоте, и еды должно быть достаточно.
Самые распространённые беседы в переводе с татарского языка выглядят так:
– Доченька, уберись за Бурёнкой и Машкой (так звали коров), пока они не вернулись домой, и обеспечь их достаточным количеством корма.
– Хорошо, мамочка. Только скажи папе, что закончились дрова и до заката нужно затопить баню. 
Джамиля понимала, что без тяжёлого труда и должных усилий добиться чего-то в жизни очень тяжело. Поэтому она всячески старалась помогать своим родителям и всегда отличалась трудолюбием. Будущая журналистка любила готовить блюда национальной татарской кухни, так как была уроженкой деревни Кошлауч в Арском районе Татарстана. К слову, её земляком был выдающийся татарский поэт Габдулла Тукай, давший широкую известность этой деревне. Джамиля гордилась этим и хотела оставить такой же след в истории своих соотечественников. Также её природным талантом было чтение стихотворений на родном языке. Каждое её слово проникало глубоко в сердца зрителей и полностью передавало смысл того или иного произведения. Пусть Валиева и была достоянием своей деревни, оставаться там она не желала. Стремление к мечте в сочетании с усердием, а также желание принести счастье и материальную обеспеченность семье не давали покоя душе юной девушки. «Я смогу! У меня получится!» – говорила она себе каждый божий день, тем самым мотивируя себя.
И вот первый шаг сделан! Сдав практически все необходимые экзамены на максимальные баллы, Джамиля без лишних проблем поступила в Казанский федеральный университет (факультет журналистики). Мечты потихоньку начинали воплощаться в жизнь, пусть для этого требовались усилия атланта, державшего на своих плечах небесный свод.
Первый месяц обучения был тяжёлым. Тоска по родителям и родному дому, адаптация в большом городе, в сотни раз усиленное обучение весьма и весьма усложняли жизнь юной студентки. Однако ж новые знакомства поддерживали её хорошее настроение. Соседи по комнате в общежитии, однокурсники и парни из кружка археологии стали для деревенской девушки отличной компанией. «Мы такие же обычные ребята из совершенно обычных семей, как и ты. Так что всё будет тип-топ, Джами», – говорили ей приятели время от времени, чтобы поддержать ее. Студенческая жизнь была прекрасна и полна приключений!
И вот чудесный пушкинский октябрь! Осенняя пора, когда больше нет той назойливой летней жары. Природа вокруг приобретает новые краски. Всё вокруг, словно в сказке, волшебным образом превратилось в золотой замок. Сердце рвётся наружу, душа хочет любви, нежности и новых чувств.
Джамиля старалась проводить своё свободное время на свежем воздухе. Наверное, потому что в деревнях дети приходили домой только спать. Она любила гулять в районе площади Свободы, вся в мечтах, витая в облаках. Её окутывала искренняя радость, она светилась своей чистотой, одаривая невольной улыбкой похожих. Но в один момент резко улыбка пропала. Что-то необъяснимое ёкнуло у неё в груди… 
В этот миг их взгляды впервые встретились. 

Глава IХ.
На следующее утро состояние Альфреда было намного лучше, чем вчера. Да, судьба сыграла с ним злую шутку, но винить оставалось лишь себя. Двигаясь к успеху маленькими шагами, он мог бы достичь куда большего, чем потерять всё, что имел до этого, за мгновенье. Однако жизнь продолжается, а долгожданная месть ждёт своего часа. Альфред безотлагательно принялся за дело.
Умывшись и приведя себя в порядок, он первым делом направился в lounge-бар под названием «Точка». Это было единственное место, где несостоявшийся музыкант любил проводить время. Внимание его сначала привлекла одна парочка, так бурно что-то обсуждавшая за соседним столом.
– Ты никогда меня не ценил и думал лишь о своих прихотях! Ты врал, что любишь и просто-напросто использовал меня, козёл! – говорила она. 
– Дорогая, успокойся, пожалуйста. Всё, что ты услышала про меня, не правда, эти слухи пущены специально, чтобы мы поссорились. Не верь всему этому, ты у меня одна, и другие меня совершенно не интересуют, – увещевал молодой человек.
Утерев слёзы и слегка улыбнувшись, она сказала:
– Ты, правда, любишь только меня?
– Конечно, милая, – ответил парень и нежно поцеловал её в губы.
Досмотрев эту мелодраматическую сцену и глотнув своего любимого чая с бергамотом без сахара, Альфред???????? стал рассматривать кулон. На свежую голову думалось куда легче. Память окончательно восстановилась к моменту, когда он доедал свой кусок «Наполеона». Торт напомнил ему детство, когда мама готовила этот вкусный десерт на день рождения любимого сына. Ностальгия несколько мешала сосредоточиться на более важном, поэтому он отложил детские воспоминания. 
Вновь сосредоточившись на кулоне, Альфред вспомнил, что именно так выглядели маски на других музыкантах проклятого оркестра. Первая зацепка есть. «Какой от неё толк, если нигде нет информации, связанной с этой эмблемой!» – подметил возмущённо музыкант. Были предположения, что эта эмблема как-то связана с символикой на воротах башни Сююмбике, но, к сожалению, они имели больше различий, нежели сходств. 
Вдруг что-то кольнуло у него в правом боку, на месте верхнего кармана, и он неожиданно вспомнил ещё одну немаловажную деталь. Ведь была также и маленькая бумажка, которая упала из порванного кармашка вместе со странным кулоном. Но, к несчастью, а может быть, и к счастью, Альфреда интересовал только кулон, а бумажку он благополучно забыл дома. 
Ускоренным шагом, не обратив внимания даже на увлекательную схватку трёх голубей в борьбе за большой кусок хлеба, Дакара устремился в сторону своей квартиры. 
Ничто не могло остановить жаждущего мести саксофониста, а вот некто всё же смог. 
И в этот миг их взгляды встретились.

Глава Х.
Ветерок был слабым, день был довольно солнечным и малооблачным. Как ни странно, людей вокруг было мало. Женщина лет за 50, в пурпурной шляпе и в стильной одежде последнего писка моды ходила размеренным шагом. Видно, что она являлась женой некоего высокопоставленного работника правительства, ибо по её манере хождения было заметно, что она представительница высшего класса. Кроме женщины, ещё был юный парень, на вид лет 27-28. Казалось, что он куда-то опаздывал, видимо, на конференцию или совещание, догадаться о котором было достаточно легко. Парень всё время говорил в телефон: «Это мой проект, и я сам его буду защищать! В скорейшем времени я прибуду в аудиторию. Без меня не начинать! Спасибо за понимание!» То, как он спешил и при этом старался быть спокойным, выглядело весьма забавно. 
Для Альфреда и Джамили остальные люди в этом мире перестали существовать. Целую вечность они, как казалось им самим, смотрели друг на друга. Искры самых прекрасных во Вселенной чувств промелькнули между ними. Счастье длилось недолго. Раздражённый большой плотностью дорог и вечными пробками водитель маршрутки №89 засигналил так, что даже голуби прекратили свою нескончаемую войну за хлеб.
Джамиля была застенчивой и скромной девушкой, но Альфред – полная противоположность. Он всегда был решительным и всегда желал добиться своего. Забыв о своих проблемах, музыкант решил подойти к ней.
У неё никогда не было серьёзных, да и вообще каких-либо отношений с парнями. Джамиля была очень привлекательной, и многие хотели добиться её сердца. В своё время, пару лет назад, её односельчанин захотел даже украсть и взять её в жёны. Но ее отец был одним из самых уважаемых людей деревни, поэтому никто никогда не осмелился бы этого сделать. Несмотря на все попытки завоевать её сердце, Джамиля была непреклонна в своих убеждениях, и на первом месте у нее всегда была учёба и достижение своей мечты. А «любовь-морковь» её мало интересовала. 
Но сейчас все было по-другому, была совсем иная ситуация. Видимо, стрела Купидона вошла так глубоко в сердце, что девушка даже не могла сдвинуться с места. Разговор, естественно, начал самоуверенный музыкант:
– По твоим красивым глазам можно догадаться, что ты не против нашего знакомства.
Джамиля ответила, пытаясь скрыть свое смущение:
– Могу сказать тебе то же самое, незнакомец.
– А ты – дерзкая, я совсем не ожидал от такой милой скромной девушки с таким милым акцентом. Видимо, татарочка, – улыбнувшись, сказал Дакара. – Можно узнать твоё имя? Или это секрет?
– Это перестанет быть тайной после того, как представишься ты. Кто из нас джентльмен, в конце-то концов?! – улыбнулась юная студентка.
– Перед вами загадочной парень из таинственной Казани – Альфред Дакара! – сказал музыкант.
Джамиля с улыбкой на лице ответила:
– А я совсем обычная девушка, по имени Джамиля. Валиева. 
Так завязалось знакомство. Впрочем, Альфред испытывал некоторые трудности при разговоре, горло все еще болело, а голос не возвращался, да и случившееся с ним несчастье не отпускало. Девушка заметила что-то неладное, но не стала вдаваться в подробности. 
Прогулявшись по Черному озеру (так называется парк, находящийся недалеко от площади Свободы), они многое узнали друг о друге. Дакара, конечно, презентовал себя в лучшем виде и поведал о своих необычных приключениях, что разожгло интерес будущей журналистки. 
«Цени, что имеешь, и не желай всего и сразу, пожалеешь», – добавил Дакара, после её рассказа о себе. Обменявшись номерами мобильных телефонов и найдя друг друга в соцсетях, они разошлись по своим домам. Её ждали раздумья и мечты о прекрасном будущем. Его ожидало расследование и поиски забытой бумажки, упавшей вместе с проклятым кулоном. 
Продолжение следует…

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Необычные предметы. Сентябрь.
  • Время лучших!
  • Необычные предметы. Август.
  • Гороскоп на июнь 2022
  • Необычные предметы. Июнь.
  • Гороскоп на май 2022
  • IDEL community: творчество «наружуизнутри»
  • Гороскоп на апрель 2022
  • «Г. Тукай» в мемах
  • Самозанятым!