Новости/Эксклюзив
  • Нацпроект в Татарстане работает! За месяц в Татарстане появятся более 40 новых фельдшерских-акушерских пунктов.
    148
    0
    0
  • «Абилимпикс»: у нас - 56 В общекомандном зачете по итогам на VI Национального чемпионата по профессиональному мастерству среди инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья «Абилимпикс» команда Татарстана заняла второе место.
    150
    0
    0
  • 122 Отныне эти три цифры – номер контактного центра в Татарстане, где проводят консультации по всем вопросам, связанным с коронавирусом.
    184
    0
    0
  • «Мусорный» миллионер Грант на 1,2 млн рублей от Росмолодежи по итогам IV Всероссийского форума органов молодежного самоуправления «Молодежная команда страны» получил представитель Татарстана Роберт Нагуманов за проект «Мобильный сервис “Россия без мусора“».
    187
    0
    0
Видео
  • Вечные люди

Валентина Зикеева. Стихи из коллективной подборки авторов лито им. Марка Зарецкого

«Был воскресный майский день 2000 года. Праздник Христова воскресенья. На улице – ливень. А я впервые бегу на заседание лито при музее Горького. Промокшая до нитки, поднимаюсь в актовый зал, устраиваюсь на последних рядах, т.к. впереди все места уже заняты… Желающие выходили к трибуне читать свои стихи. У фоно стоял и слушал авторов худощавый человек невысокого роста, в очках, с седеющей шевелюрой и такой же слегка посеребрённой бородой. Но джинсовая куртка придавала ему некоторую моложавость. А вокруг него – клубы дыма, так как с папироской он не расставался. И всё помещение было изрядно прокурено. Вахтёрши музея удивлялись, как мы можем столько времени находиться в этом зале! Таким я впервые увидела Марка Зарецкого… и посвятила ему стихи:

 

Я умирала в дождь весенний. / Со мною плакали дома.

Но в день Христова Воскресенья / Воскресла вместе с ним сама.

Я, как случайный свежий ветер, / Вдруг распахнула Вашу дверь.

Средь лиц, знакомых Вам на свете, / Моё появится теперь…»

 

Говорят, что многие приходили в лито именно на Марка Зарецкого. Когда он делал замечание начинающему поэту, то приводил строки известных авторов на аналогичную тему, причём, читал всегда наизусть. Все удивлялись его феноменальной памяти... Как-то, обсуждая любовную лирику одного из присутствующих авторов, он вдруг прочитал своё стихотворение про Адама и Еву, ехавших в трамвае. Читал, медленно вышагивая из стороны в сторону вдоль первого ряда. Хорошо запомнила эту сцену. А стихотворение было «Роман-с»…

 

Я всегда чувствовала поддержку маститого автора, и это придавало уверенности. Со мной ходили в это лито Алёна Каримова, Наташа Михеева, Александр Масленников, Лина Набат и др.

Параллельно с лито Марка Зарецкого я посещала лито при Галерее художника Константина Васильева, где руководителем был Виль Мустафин. Здесь была другая обстановка, более домашняя. Обсуждали стихи, пили чай. Состав лито был постоянный: Михаил Тузов, Наиль Ишмухаметов, Людмила Уфимцева, Наталья Волкова, Талия Шарафеева, Тамара Минифаева, Наташа Михеева. Виль Салахович был не только поэтом, но и философом со своим критическим взглядом на жизнь, он подружил нас с казанскими философами. А когда не стало Марка Зарецкого, то руководителем лито при музее Горького назначили Виля Мустафина. Поэтому два лито временно объединились в одно и занимались в музее Горького.

Третьим руководителем лито при музее Горького за мою бытность стала Алёна Каримова, которая к тому времени окончила Литературный институт. На занятиях лито у Каримовой я всегда получала дельные советы по вопросам переводов стихов татарских поэтов…»

 

 

* * *

 

Я витала всегда

над высокою крышей.

Волопас поднимал

меня выше и выше.

 

Мне Большая Медведица

грела ладони.

Мчались Гончие Псы

не за мной ли в погоню?

 

Равнодушное время

меня остудило.

Но всё так же на звёзды

смотреть я любила.

 

Правда, знали о том

лишь коты на заборе,

да герань на окне,

да с иконки Егорий…

 

МОСКОВСКОЕ МЕТРО

 

В метро московское вхожу,

С толпой сливаюсь,

По кольцевой опять кружу,

Вернее – маюсь.

Блуждает взгляд, ища на ком

Остановиться.

Но кто мне может быть знаком? –

Чужие лица.

Одна – задумчива, а та –

Мрачна, как траур.

И происходит неспроста

Слиянье аур.

Слиянье красок и тонов,

Слиянье судеб.

Слиянье мыслей и умов.

И кто осудит,

Что оказалась в той толпе

Безликой частью,

Что аурой в чужой судьбе

Приму участье.

А кто-то мною, словно пешкой,

Свыше движет,

Переставляет и неспешно

Ход запишет

В животворящую свою

Большую книгу,

Где уподобит жизнь мою

Всего лишь мигу.

 

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • УСПЕЙТЕ ВЫПИСАТЬ ГАЗЕТЫ И ЖУРНАЛЫ
  • Мантра: "убираем зажимы, дышим животом"
  • Буду резать, буду пить, стану милую гнобить?
  • «Полиционер»: Идеал на пути к мечте
  • ИЛСУР АЙНАТУЛЛОВ: «Когда я приехал в Казань, я вообще не знал русского языка»
  • ПОД НЕБОСКЛОНОМ ВЕЧНОГО ДЕТСТВА
  • В Казани подвели итоги XXIII республиканского конкурса журналистики и массмедиа Татарстана «Бэллур калэм» — «Хрустальное перо».
  • «Обязательно к посещению»
  • АХМЕД КИТАЕВ: московский художник с татарской судьбой
  • «Вперед, за Родину!»