Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Переход на цифровое ТВ

Архитектура есть философия

Архитектура, как известно, застывшая музыка. Это «прочность, польза, красота». А еще архитектура, по определению тех же классиков, это «рукотворная среда, в которой живет человек». Сегодняшний наш герой Дмитрий Серегин, казанский архитектор из Шанхая, считает, что архитектуры не бывает без философии.

Дмитрий родился в Казани, окончил Казанский государственный архитектурно-строительный университет. На последнем курсе, когда настало время проходить практику, он продолжил обучение в Вене, где в студии известного венского архитектора Вольфа Прикса приобретал практические навыки в выбранной им профессии. В столицу Австрии казанский студент приехал со своим личным мнением относительно архитектуры. Он и сегодня уверен, что начинающий архитектор должен активно изучать конструктивистов, так как именно их постулаты очень важны в архитектурной дисциплине.


После защиты диплома Дмитрий поступил в Университет прикладных искусств Вены в студию Хернана Диас Алонсо, где получил степень магистра архитектурных наук. Параллельно с учебой работал в компании «Куп химмельблау». Затем получил приглашение на работу в Пекин, в международную компанию «Мад» под руководством известного китайского архитектора Ма Яньсун, где на протяжении трех лет занимался инновационной архитектурой. После столичной практики сменил место жительства на Шанхай и немного сместил акценты в работе: нынешний статус Дмитрия – дизайн-директор.

 – Дмитрий, существует много определений слова «архитектура», и все они очень романтичны.  А в действительности архитектор – это кто?

 – У меня все просто: архитектор – это тот, кто создает архитектуру. Вопрос в другом: не всякую постройку или здание можно считать достоянием архитектуры. Объект, по моему убеждению, только тогда становится таковым, когда в нем присутствует некая философия, и, чем больше она заметна, тем важнее архитектурная составляющая здания.

– Как обстоят дела с градостроительной политикой Шанхая? 

– В Шанхае достаточно большой рынок, связанный с жильем, с возведением новых общественных зданий. В современном Шанхае творят крупнейшие мировые архитекторы. Интересная тенденция: в Шанхае сносят старые, изжившие себя здания, но исторические дома шанхайцы стараются сохранить. Они пытаются вывести баланс между новыми и исторически сложившимися объектами. Есть и еще один момент. Известно, что Шанхай – город мультикультурный. Здесь было много периодов застройки. Строили разные архитекторы в соответствии с тенденциями и стилями времени. Очень важную роль в облике города сыграл выдающийся архитектор Лазло Худек. 

– За время своей работы в Шанхае вы уже успели создать свои интересные проекты?

 – В Шанхае я работаю уже полтора года. За это время мы успели поучаствовать в нескольких крупных конкурсах. Есть один очень интересный проект – проект чайного дома. Это малая архитектура. Наш чайный дом состоит из беседки, мы же разрабатываем для него и мебель из экологически чистого дерева. Проект мне очень нравится, потому что нам удалось совместить традиционные китайские мотивы и современные технологии с фабричным производством. 

– Какие главные профессиональные качества вы выделили бы в современном архитекторе? 

– Я считаю, что современный архитектор должен уметь работать в условиях многозадачности. В архитектуре нужно уметь комплексно смотреть на мир. Хорошо, если мы ведем несколько проектов одновременно. Это позволяет не влюбляться в один проект и при этом на полную катушку вкладываться в остальную работу. Поэтому для архитектора очень важно иметь диалог со своими коллегами, осознавать, что происходит в мире, как продвигается конкретный проект, который создается в данный момент. Архитектору необходимо иметь организаторские способности, умение понимать, чего хочет заказчик, адекватно оценивать свою продукцию и реальную цену на нее. Это и есть многозадачность. 

– Какие ваши практические предпочтения?  Если вам предложат построить виллу богатому клиенту или поработать над созданием социального жилья, что вы выберете? 

Реклама

– Интересный вопрос! Смотря какая это будет вилла и какой значимости социальный объект. Я больше фокусируюсь на объект культурного плана. Социальный объект идет в контексте с общим градостроительным мышлением.  И если это мышление вписывается в концепцию моего, то социальный объект будет важнее. Но при этом я не уверен, что все социальные объекты реально решают задачи. Допустим, если мы говорим про устойчивость здания и про окружающую природу, то здесь очень важны материалы и важно то, как используются их свойства.  В этом для архитектора важно эти нюансы понимать и учитывать. Только тогда он может контролировать ситуацию, чтобы здание не имело отрицательного эффекта для экологии. 

– Насколько быстро можно продвинуться от «раба, чертящего двери», до архитектора-созидателя? Как правильнее двигаться, чтобы когда-нибудь стать этим самым созидателем? 

– Наверно, нужно проанализировать, что конкретно делаешь и откуда растут корни твоих творческих задумок, то есть понять происхождение проекта. Если человек начинает осознавать, что он делает и ориентироваться во времени и пространстве, тогда он начинает больше раскрываться в сторону мышления, а это помогает понять, какая роль ему отведена в архитектуре. Нужно осознать себя как личность. 

– Согласны ли вы, что качественная архитектура – удовольствие недешевое, а потому современному обществу оно не по карману? И хорошей архитектуры меньше, чем должно быть?

 – Качественная архитектура может быть более доступной для всех людей. Мне кажется, очень важно понимать процесс поступления денег в архитектуру и само производство. Существует такая гипотеза, что сейчас в новом мире люди будут использовать 3D-принтеры или доработку проектов роботами. Возможно, это как-то повлияет на одушевление зданий с более высокой сложностью. Для 3D-принтеров неважно, какую форму будет иметь здание. Соответственно, если перейдем на такие методы производства, то тогда это можно будет делать проще и появится разнообразие зданий. Мы, люди, будем говорить о самой архитектурной концепции, нежели о том, сколько это стоит и как это воспринимается человеком. Другой вопрос, как будут выглядеть эти здания, ведь для нас все равно важен облик города. И все люди хотят жить в комфортной среде. В компании «Мад», например, очень сильный упор делается на ощущение людей, она больше подает архитектуру как искусство.  Работа компании направлена на культурологический базис Китая. Для нее очень важны эмоции человека.

– Как вы считаете, должен ли архитектор нести образовательную функцию своими работами и повышать уровень восприятия своих проектов у заказчика? 

– Это идеальный вариант, когда архитектор может образовывать заказчика: люди ведь все разные, у всех разные взгляды и вкусы. На Западе в этом плане очень развит пояснительный аппарат: все объясняется схемами и какими-то функциональными параметрами. В Китае, наверное, все определяется внешним видом и желанием заказчика. Кстати, может, в этом плане Россия схожа с Поднебесной. Просто в Китае очень большое многообразие того, что они могут произвести. Мне сейчас удается работать по желанию заказчика, но при этом наша компания может делать то, что хочет сам архитектор. На объекте должна быть совмещенная работа архитектора с заказчиком. Очень здорово, когда выстраивается диалог.

– Современная архитектура спальных районов, когда мало зелени и много бетона, способствует уровню недовольства и роста агрессии в обществе? 

– Спальные районы – это вид типового строительства. Конечно, сейчас такой подход выходит на новую волну. Люди поняли, что им необходима природа как часть собственной жизни. Вообще, человек на данный момент пытается создать полезную среду обитания. С моей точки зрения, чем больше дикой природы находится в городской среде, тем интересней контраст.

– Есть ли будущее у профессии архитектора? Исчезнет ли она через некоторое время? 

– Это будет зависеть, насколько изменится вообще мир с переходом на цифровые технологии, как они будут взаимодействовать с людьми.  Профессия, возможно, не исчезнет, потому что всегда найдутся амбициозные люди, которые захотят творить. Думаю, профессия не исчезнет, а видоизменится. В России сегодня меняется структура проектирования, и в ближайшей перспективе здесь будет больше разнообразия. Как и во всем мире. Есть такая фраза: «Нельзя представить мир, который мы знаем, без архитектуры». Настолько уже профессия наша интегрирована в общество, что мы не представляем мир без нее. Но это не означает, что будет легко! У архитекторов будут новые вызовы и задачи.

фото из личного архива Дмитрия Серегина
 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Творидобро
  • Подпишись им выиграй!
  • Жилье
  • Куда звонить
  • мойтатарстан
  • инфографика стройтельство
  • .
  • Татарстна
  • иду на чемпионат
  • инфографика