• Тик -Ток – это не про деградацию Подробнее: http://idel-tat.ru/news/vremya/tik-tok-eto-ne-pro-degradatsiyu

Кофейня на искренности

Как открыть с девушкой стартап в пандемию и не поссориться


 Шестнадцать лет в барной индустрии, потом встретить свою любовь и открыть стартап с нуля. И это не история из романтичного фильма. Артур и Айгуль познакомились в начале года, спустя полгода отношений открыли свою кофейню в одном из парков Казани. Стильное заведение с диванами притягивает посетителей. И не только ароматом кофе, но и радушным искренним приемом.



Артур Хакимуллин родился в 1995 году, окончил медицинский колледж, получив специальность фельдшера. С первого курса работает в барной индустрии и развивался в этой сфере 16 лет. Ныне – совладелец кафе, увлекается духовными практиками, не оставляет творчество: пишет стихи, читает рэп. Мы расспросили героя более подробно, как хулиганистый школьник стал бизнесменом и теперь учится руководить людьми. 

Награды Артура: 

  • 2007 год. 2 место в отборочном этапе международного конкурса среди барменов WCC 2007. 
  • 2020 год. 1 место в конкурсе «Звезды гостеприимства» г. Казань.
  • 2011 год. 2 место на отборочном этапе конкурса Finlandia Vodka Cup. 



Казанец Артур Хакимуллин родился в таежном городе Мыски Кемеровской области: его мама уехала по распределению из Бугульмы. Там он окончил первый класс начальной школы, а во второй класс пошел уже в Казани. Жили они в старом доме на улице Сайдашева, приходилось таскать воду и колоть дрова, а также помогать маме подметать дворы и мыть полы в школе. На каникулы он ездил в деревню, где начал слышать родную речь и учить татарский, а также вместе с деревенскими мальчишками трудиться. Артур до сих пор считает, что этот навык помогает ему в жизни. 

Артур: Вообще, родился я в год Быка. И когда 2020 год наступал, я думал, что он будет каким-то уникальным, потому что это мой год. Все сошлось: 1985 год, 35 лет, Год быка. До переезда в Казань татарского я вообще не знал, а потом в деревне уже научился. В Казани тогда были деревянные дома, мы играли на крышах гаражей, лазили по деревьям. Бабушка нам помогала очень. Но я был хулиганистый, маму часто вызывали в школу. Потом мы получили квартиру по исхаковской программе ликвидации ветхого жилья. И переехали в Азино. Но я продолжал учиться в 12-й школе. С виду такой весь прилежный, а по факту такой хулиган. Я не интересовался учебой, был троечником. Учительница по истории относилась ко мне со вниманием, поэтому я хотел сделать ей приятное и начал заниматься. Я стал учить историю, потом обществознание, потом литературу и русский язык. Я даже хотел получить серебряную медаль, но оказалось, что надо было раньше начать хорошо учиться. 

Адиля: 12-я школа – это же «еврейская»?

Артур: Когда я туда пошел, она была обычной среднеобразовательной русско-татарской школой. И когда я учился в 6 – 7 классе, там появился еврейский класс. Потихоньку они отделились. Я не понимал, как это происходит. Просто какие-то ребята пришли, мы не совсем понимали, кто это. Получилось какое-то отделение внутри школы, они заняли весь верхний этаж. Параллельно те же преподаватели обучали и нас. А потом перестали набирать в русско-татарскую школу, а набор в еврейскую школу Мишпахтейна продолжился. Соответственно, она потом полностью стала еврейской и сейчас считается элитной. Там уровень преподавания был хороший. Мне кажется, знания, которые в нас закладывали, можно соотнести с уровнем университета. И класс у нас был очень интересный. Сын директора, два друга сына директора, сын завхоза, сын шеф-повара, племянник учительницы по физике, дочка завуча – и все в одном этом месте. И еще у нас был эко-био-технологический колледж при КХТИ внутри школы. Три таких колледжа было в городе, один – у нас. Из института приходили преподаватели по четвергам и рассказывали факультативно химию. Но этот колледж закрыли, потому что мы перестали посещать занятия. 

Адиля: Кем ты хотел стать?

Артур: Много кем. Журналистом в том числе. Шахматами увлекался, гроссмейстером хотел стать, и писателем, и танцором, и в кино пойти. Хотелось славы. Чтобы на меня люди равнялись, чтобы мной восхищались. Внутренний запрос на популярность у меня так и остался, и я потихоньку все равно к этому иду. Я хотел выступать, но сильно стеснялся. Писал реп, все такое. Помню, написал как-то объявление о том, что мы с ребятами хотим создать реп-группу. Повесил его на стенах с граффити. Ну, типа, давайте объединимся, сделаем свою реп-команду, будем реперами. Мы только переехали, телефона еще не было, я там просто адрес написал. Никто не пришел, естественно. По истории я участвовал в каких-то олимпиадах, конкурсах. Это была хорошая тренировка памяти, потому что это был большой объем информации, который надо было запоминать. Имена, фамилии, даты, что к чему. 

Адиля: Эзотерикой когда начал интересоваться?

Артур: Когда вышла «Битва экстрасенсов», я уже лет пять-шесть работал барменом. И как-то я сказал кому-то, что я – экстрасенс. Ты что-то придумываешь на ходу, а попадаешь в точку. Имена, города угадывал. Это просто была мгновенная аналитика. Когда долго работаешь в сфере обслуживания, начинаешь различать людей. Есть физиогномика, походка, как человек выглядит, его взгляд, его разговор. Я это не изучал, на практике такие знания пришли. 

Адиля: Как ты начал работать? 

Артур: После школы я поступал в педагогический и на исторический в КГУ. Я же первый, кто сдавал экзамен по истории Татарстана, сам разрабатывал билеты. Но… Не поступил, недобрал по баллам. Расстроился ужасно. Шел по Баумана и рыдал: куда я теперь пойду, кем я теперь буду! Потом мама мне помогла поступить в медицинский колледж на фельдшера. Я проучился там 4 года. Были практики, влюбленности. Фельдшер – это деревенский врач и фельдшерская скорая помощь. Ходили на практику, видели операции, видели, как дети рождаются, и в морг ходили. Мне это интересно, но к тому, чтобы лечить людей, я приду, наверное, только в старости. На первом курсе я пошел работать охранником в какой-то маленький магазин. Я там просто сидел за 150 рублей за ночь, потому что там женщина-сторож боялась работать по ночам одна. Смена была с 6 вечера до 5 утра. Учился и работал. Иногда пропускал и ходил в клубы по дискотекам. Я год ходил один танцевать, люди думали, что я наркоман (смеется). Я не употреблял наркотики и алкоголь. Мне просто нравилось танцевать. Это был выброс энергии, мне надо было ее куда-то девать. 

Адиля: А как стал барменом?

Артур: Это был примерно 2004-й год. Один из моих одноклассников пошел работать в клуб «Магия кино» и рассказывал, как туда приезжали на открытие Башаров, Куценко. И я решил попробовать стать барменом. Я представлял, что там подбрасывают бутылки, что все горит, льется. И я пошел на стажировку в барный клуб в 2005-м году. На тот момент это была самая сильная школа в Казани. До сих пор я применяю те знания, которые там приобрел. И на эту базу уже накладываются новые знания. Параллельно со стажировкой я ходил по клубам. Любил одеваться в белое, чтобы одежда светилась при неоновом свете. И в какой-то момент я шел ночью, ко мне подошли ребята, попросили телефон позвонить, а потом… меня немножко прессанули. После этого я физически не мог стажироваться какое-то время. В одной известной пиццерии открывали нижний зал и набирали персонал. Я им названивал около месяца, узнавал, когда они открываются. В итоге меня взяли туда. Я учился и параллельно работал и был весь такой модный. Мы отличались от большинства людей, одевались как-то стильно, новый вызов, новая молодежь. 

Адиля: Работа бармена не из легких…

Артур: Да. Мы там и пепельницы мыли, и посуду вытирали, и заказы отдавали, и то готовили, и это. И все успевали. Ловили такие запары, которые многим людям даже не снились. Если человек жалуется на запары, я понимаю, что у него просто не настроена работа. Со многими вещами может справиться один человек, если работу правильно настроить. Мне всегда нравилось, когда много народу, много заказов, но у тебя все распределено так, что сколько бы их ни было, ты все успеваешь. Это понимание мне помогает успевать и сейчас, когда я начал управлять собственным бизнесом. Хочется, чтобы то, во что вложили столько сил, желания, любви, настроения, приносило результат. А не просто кануло в лету как очередное заведение, которое просто не смогло выйти на какой-то уровень. Нам в нынешних условиях, конечно, сложно. И даже не столько из-за куаризации. Это, наверное, второстепенное. Но хотя и она тоже, конечно, влияет. 

Адиля: А где вы еще набирались опыта? 

Артур: В пиццерии я проработал 3,5 года. Мне стало интересно, как работают люди в другом заведении. И я ушел работать в «51-й штат». Я там проработал полтора месяца. Туда было сложно попасть, поэтому люди меня поздравляли. И финансово было видно по мне, что я там работаю. Я там вообще зазнался. Потом я уже много где стажировался и работал. И «Феникс», и «Ривьера», и отели, и пабы, и бары, и кафе, и кальянные. В моем послужном списке, наверное, 30 с лишним заведений. 

Адиля: Как вы только не спились и не скурились при такой работе?

Артур: Энергии было много, и ее нужно было куда-то девать. И мы таким образом ее «девали». Наркотики я никогда не употреблял, но вредные привычки были. Просто в один момент я проснулся и подумал: а зачем вообще все это нужно и для кого это все сделано. И потом я начал следить за здоровьем, перестал есть соль-сахар, чтобы почувствовать натуральный вкус еды. Всякие добавки, майонезы-кетчупы – ничего такого не ел. Просто натуральная еда и позитивное мышление. Читал книжки, как-то начал для себя открывать все это. По сути, это была внутренняя аскеза, я только этого не понимал. Мне было уже 32 года. Критические ситуации раскрывают в этот момент тебе самого себя и другой взгляд на вещи.

Адиля: Какие книги помогли? 

Артур: «Алхимик» Паоло Коэльо, Робина Шарма почитал. Робин Шарма, конечно, мне очень зашел. «Монах, который продал свой Феррари», «Святой серфингист и директор». То есть я ходил и думал об этих вещах, но не находил отклика в людях, которые меня окружали. Мне казалось, что я вообще какой-то не такой. Возможно, со стороны так оно и было. Либо я информацию неправильно преподносил. Вроде, я – такая злая собака, которая хочет поговорить о любви. Наверное, со мной было сложно общаться. Со мной и так периодически бывает сложно. А когда я прочитал эту книжку, я увидел, что это все то, о чем я долго думаю. Блин, это клево, это как-то меня вдохновило. Оказалось, что я правильно думаю. 

Адиля: И началась новая жизнь?

Артур: Да. Потом я поехал в Ялту. Думаю, детей у меня нет, супруги нет. Живу я с собакой, никого ближе нее у меня не было, это живое существо, которое тебя просто любит и все. Безусловно. Превозносит тебя, как Бога. Это, наверное, как-то помогло мне не загрустить. Я ее выгуливал, знакомился с людьми на улице, отвлекался, а не залипал дома на какие-то непонятные ролики. Моя знакомая сказала, что набирают барменов в отель в Ялте. Я решил поехать, посмотреть, что к чему. Хотел сдать квартиру вместе с собакой. Не получилось, поэтому сделал ремонт, собаку оставил маме, а квартиру сдал. И уехал в Ялту. Это был 2019 год. Меня взяли на работу в отель Софии Ротару. Мне понравилось, я там уже познакомился с ребятами, девчонками. Оттуда я поехал в Сочи на Формулу-1, поработал. После вернулся в Казань и пошел работать в один из топовых ресторанов города. Там я проработал до мая, а потом началась пандемия.

Адиля: Как выживал в пандемию? 

Артур: В это время я работал в сервисе доставки еды. Как раз купил себе велик. Можно и покататься, и заработать на этом. Сначала мне было стыдно кататься в желтой футболке с рюкзаком на спине: а что скажут соседи, что подумают люди? Но я устроил себе такое испытание специально. Оказалось, что на тебя никто даже внимания не обращает. По факту никому до тебя нет никакого дела. Это только тебе кажется, что о тебе кто-то думает.

Адиля: И вы решили открыть кофейню?

Артур: У меня был внутри переломный момент. Я понял, что уже хватит, надо идти в другом направлении. Встретил Айгуль, она была легка в общении, с ней было просто, мы понимали друг друга. Я тогда еще был зажатый. Если сравнить меня в начале года и сейчас, это два разных человека. Айгуль нашла такие ключи, которые открыли для меня иное восприятие мира. Мы недолгое время жили в Азино, а там много различных кафе быстрого питания. И ничего связанного с напитками не было. Мы думали открыть там кофейню, но это была плохая идея, потому что для людей, которые там обитают, кофе приемлем будет только по цене в 50 рублей. И так в каждом районе и даже в каждом дворе. Здесь одна публика живет, там другая. Кто не хочет там жить, переселяется в другой район.

Адиля: И вы решили переехать?

Артур: И мы переехали в район парка Абсалямова. Здесь раньше было кафе «Ташкент». Я подумал: классно было бы на месте открыть что-то стильное, современное. Через неделю они закрылись. Айгуль работает в этом здании, и я ее попросил узнать, что тут и как. Мы решили попробовать. У нас не было особой идеи. Просто желание сделать что-то другое. Мы отталкивались от места. У Айгуль есть вкус, есть понимание, как это должно быть, структура в голове. А у меня был опыт. Но, как оказалось, одного опыта недостаточно, надо было много чего изучить. Я не мечтал стать руководителем. Я и менеджером стал только благодаря какому-то наработанному опыту. Собственный бизнес неизбежно толкает на то, чтобы руководить людьми. А это совершенно другие навыки.

 Айгуль Омарова – 34 года, юрист, увлекается духовным развитием, любит спорт, танцы и активный отдых.

Адиля: Сколько времени ушло от идеи до первого клиента?

Айгуль: Месяца три. Концепт, бизнес план – все это в очень быстрые сроки было сделано. Мы не хотели упустить такое шоколадное место и хотели успеть вписаться в арендные каникулы. 

Адиля: Сколько денег нужно на стартап?

Артур: Надо миллионов 4 – 5. Может, даже 10. Окупаться это начнет через 12-18 месяцев. Может окупиться и раньше, это уже все зависит от того, как мы будем работать. От стратегии, от наплыва гостей.

Адиля: А что вы делаете для продвижения?

Артур: У нас есть агрегаторы, мы завели доставку, приложение сделали. Какие-то конкурсы проводим. Как раз я этим и занимаюсь, но я не маркетолог. Это раньше можно было распечатать листовку, бросить, и ты маркетолог. Я больше интуитивно что-то делаю, общаюсь с гостями, это вот так работает. На искренности. Если я чего-то не знаю, я так и говорю. Хотелось бы, конечно, чтобы пришли какие-то профессионалы в этой области. Очень много некомпетентных людей. 

Адиля: Что главнее: деньги, стратегия или идея?

Айгуль: Идея, она основная. Потом – стратегия, и следом придут и деньги. Не иметь идеи или стратегии – это просто выкинуть деньги на ветер. Крутой мировой финансист Тони Робинс заметил, что у нас в России огромный потенциал для развития собственного бизнеса, но он не понимает, почему бизнес настроен на деньги. На западе многие семейные ресторанчики работают по пятьдесят, а то и по сто лет. Все потому, что они работают на потребителя. У них есть абсолютно захудалые кафешки, в которых прекрасно готовят, и там всегда полная посадка, независимо от ранга и денег, у нас к этому только стремятся. Это к теме того, что в первую очередь упор нужно делать на качество. Выполнять свою работу честно, искренне и справедливо.

Адиля: Правда, что общепит – самая тяжелая сфера? 

Айгуль: Да. В общепите сконцентрированы максимально все сферы: работа с поставщиками, партнерами, посетителями. Ты должен быть и юристом, грузчиком, психологом, охранником, врачом, бухгалтером, логистом и знать много других профессий – все в одном. Также у государственных органов повышенное и пристальное внимание к общепиту. 

Адиля: Артур, как ты встретишь 2022 год? 

Артур: С Айгуль. Я хочу сделать ей предложение. У меня ничего не запланировано. Я пока что думаю об этом. Это такой важный шаг для мужчины, показатель ответственности за женщину. Ты даешь ей свою фамилию, она под твоим крылом, за мужем. 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • IDEL community: творчество «наружуизнутри»
  • Гороскоп на апрель 2022
  • «Г. Тукай» в мемах
  • Самозанятым!
  • Формирование комфортной городской среды
  • Декларирование доходов физических лиц
  • Юмористический сленг
  • Финансовая система России в условиях санкционных ограничений
  • Будь в курсе налоговой задолженности
  • Telegram-канале Татмедиа