Новости/Эксклюзив
  • «Экият-LAB» ждет на перезагрузку В Татарском государственном театре кукол «Экият» откроется вторая кукольная театральная лаборатория «Экият-LAB».
    61
    0
    0
  • Дакар наш! Президент Татарстана Рустам Минниханов поздравил команду «КАМАЗ-мастер» с победой в ралли «Дакар-2021».
    64
    0
    0
  • План "Буран" в Казани В Казани с 15 января в связи с обильными снегопадами объявлен оперативный план «Буран».
    127
    0
    0
  • Спорт коронавирусу не помеха Спортивная и туристическая инфраструктура Татарстана готова к проведению Специальной Олимпиады-2020. Республиканский оргкомитет уже принял решение, как будут встречать и размещать участников соревнований.
    105
    0
    0
Видео
  • Вечные люди

НЕМЕРКНУЩИЙ СЛЕД

В этом году исполнилось 125 лет со дня рождения классика татарской драматургии Тази ГИЗЗАТА, внесшего значительный вклад в развитие татарской культуры и сценического искусства. 

СТАНОВЛЕНИЕ 

Тази Калимуллович Гиззатуллин родился 3(15) сентября 1895 года в деревне Варзи-Омга Елабужского уезда Вятской губернии (ныне Агрызский район РТ) в бедной многодетной крестьянской семье. Познать тяготы жизни мальчику пришлось с самых юных лет: это был тяжелый физический, к тому же наемный труд. Не имея отца (тот рано умер), будучи старшим сыном (кроме него, в семье было еще пятеро детей), всю ношу забот он должен был взять на себя. Несколько лет учебы в медресе дали ему знания в татарском и русском языках, но закончить медресе не довелось. Познания в областях истории, литературы, политики, экономики и др. были результатом самостоятельной работы будущего драматурга. Как и у М. Горького, его университетами была сама жизнь, поэтому труд являлся для него и первейшим источником существования, и средством самоутверждения в жизни, и верным стимулом к творчеству. С 1911-1918 гг. Тази Гиззат работает разнорабочим на Ижевском и Воткинском заводах. 

В начале 1918 г. Тази посещает Дом Свободы в Ульяновске и впервые наблюдает за постановкой на сцене. Это производит на него огромное впечатление. «И я буду работать в театре», – решает он. Через несколько дней его приглашают работать на внештатную должность суфлера труппы. Здесь Тази исполняет свои первые роли и начинает изучать творчество народных писателей. 

С 1919 по 1920 гг. Гиззатов служит в Красной Армии, принимает активное участие в художественной самодеятельности. Сценический талант молодого человека, который готовился отправиться на польский фронт, не остается не замеченным командованием. Его решают направить на обучение в первую татарскую музыкально-драматическую студию в Самаре, руководителями которой были писатель Карим Тинчурин и режиссер Зайни Султанов. Поступив на актерское отделение, он параллельно постигает основы режиссерской профессии. После окончания студии вместе с другими выпускниками они организуют свою труппу и гастролируют по южным городам России и средней Азии. Затем Тази год служит в Оренбургском татарском драматическом театре под руководством одного из основоположников татарского театрального искусства Ильяса Кудашева-Ашказарского.

ЛЕТОПИСЕЦ ЖИЗНИ ТАТАРСКОГО КРЕСТЬЯНСТВА 
Творческие способности проявляются у мальчика еще в период обучения в медресе. С юных лет он любил читать стихи, сочинял сказки, песни и баиты о трагических судьбах простых людей – жителей родной деревни. Особенно близко к сердцу Тази Гиззат принимал человеческие страдания и социальную несправедливость. Эта тема и стала центральной в его творчестве: драматург правдиво изображал многолетнюю историю татарского крестьянства, его традиции и обычаи, быт. Любимыми персонажами классика были люди передовой мысли, герои-борцы за народное счастье. 

За всю свою жизнь он создал 37 пьес. Среди них: «Наемщик» (1925 г., 1928 г.), «Чаткылар» – «Искры» (1934 г.), «Мактаулы заман» – «Славная эпоха» (1936 г.), «Бишбүләк» – «Бишбуляк» (1938 г.), «Кыю кызлар» – «Смелые девушки» (1939 г.), «Ялкын» – «Пламя» (1940 г.), «Таймасовлар» – «Таймасовы» (1941 г.), «Изге әманәт» – «Священное поручение» (1946 г.), «Чын мәхәббәт» – «Настоящая любовь» (1947  г.), «Мин-минлек корбаны» – «Жертва эгоизма» (1950 г., 1954 г.) и другие. Ему принадлежит либретто первой татарской музыкальной комедии «Башмагым» – «Башмачки» (1952 г.). Кроме этого, драматург также плодотворно занимался переводами на татарский язык пьес С.В. Михалкова и А.Е.  Корнейчука.

 В 1930–40-е годы пьесы Тази Гиззата составляли основу репертуара главной татарской сцены – театра им.  Г.  Камала. «Когда ставились мои произведения, меня держали в резерве для замены болеющих артистов. Потому что, будучи автором, я лучше других представлял духовный мир своих героев, и поэтому мне приходится выходить и играть разные роли в своих произведениях…», – так писал об этих временах в своей биографии сам Тази Калимуллович. 

5 ноября 1937 г. на сцене впервые ставят драму Гиззата, трилогию  «Ташкыннар» – «Потоки».  По воспоминаниям Гумара Исмагилова, в 30-е годы служившего режиссером татарского академического театра, драматург посещал практически каждую репетицию. «Его тянуло не просто любопытство, он работал: вместе с режиссером выверял текст, уточнял и предлагал собственные варианты постановки своих пьес. Он интересовался всем: игрой актеров, работой художника; часто заходил в костюмерный цех, считал необходимым самому участвовать в подборе костюмов. Подолгу Тази Гиззат беседовал и с композитором Джаудатом Файзи, чья музыка звучала в его произведениях. Но больше всего он любил наблюдать за ходом репетиций... Иногда драматург вмешивался в работу режиссера и доказывал, что в данной сцене нельзя делать то-то, иначе останавливалось логическое развитие действия. Особенно он добивался непрерывности действия в финальных сценах каждого акта. Советы драматурга, который к тому же был еще и профессиональным артистом, помогали совершенствовать спектакль», – рассказывал режиссер. 

ИХ СВЕЛ ТЕАТР 

По приглашению Карима Тинчурина Тази Гиззат устраивается на работу актером в Татарский государственный драматический театр, которому отдает более 20 лет своей жизни. Эту профессию он считал основной. Именно здесь судьба сводит молодого драматурга и актера с его будущей женой – Маликой Фаткуллиной. Она была родом из Симбирска, работала в театре старшей в группе суфлеров – следила за всеми нюансами актерской игры. Именно этот фактор и сыграл основополагающую роль в становлении Гиззата как драматурга. В театре ей предлагают бенефис, пьесу для которого он вызывается написать сам. Произведение «Талир тәңкә» – «Старинная монета» (1922 г.). В основу пьесы драматург вложил реальные факты из своей жизни, и долгие годы она не сходит с татарской сцены. 

Тази Гиззат и Малика Заляловна воспитали троих сыновей – Узбека (героически погибает в неполные 19 лет осенью 1942 г. подо Ржевом), Казбека и Рубина. «Отец был удивительно ярким, сильным и мужественным человеком. Было в нем, при всей серьезности, что-то молодцеватое. В любой работе он любил дух соперничества, соревнования, знал и ценил вкус настоящей победы – недаром же смолоду брал призы на сабантуях, а позже, уже в Казани, участвовал во многих шахматных соревнованиях, любил смотреть спортивные состязания и был неизменным зрителем и страстным болельщиком на сеансах французской борьбы в Казанском цирке в тридцатые годы. Если он шел по городу и видел, как мальчишки играют в футбол, обязательно останавливался, с интересом смотрел, а то и сам включался в игру, а потом серьезно внушал побежденным: нельзя сдаваться, за победу надо драться до конца! Он и нас, своих сыновей, учил тому же», – рассказывал в одном из своих интервью средний сын драматурга Казбек Тазиевич Гизатов. 

Тази Гиззат много работал: с утра до обеда был на репетициях, затем играл в вечерних спектаклях, а дома начиналась его третья смена –  создание пьес практически до самого утра. В этом деле всяческую помощь ему оказывала жена, а первыми читателями произведений были дети. Сыновья Тази Гиззата не оставались без внимания отца, который старался должным образом воспитать и всесторонне развить их. «Отец был строг к нам. Он, росший в постоянном физически тяжелом труде, не переносил лодырей, при случае отчитывал их. Ежегодно нашей семье предстояла работа по заготовке дров. Квартира была холодная, и две печи в течение зимы пожирали много дров. Отец брал на заготовку дров нас с братом и учил, как держать ручку поперечной пилы, как орудовать топором. Мы с братом очень старались, жаждали отцовской похвалы, на которую отец был, пожалуй, скуповат. Зато после завершения работы, когда за обеденным столом собирались все домашние и мать с бабушкой роняли похвальные слова в наш адрес, отец позволял себе поддакнуть им. Он был противником изнеженного воспитания своих домочадцев», – подчеркивал Казбек Тазиевич. 

ГИЗЗАТ В ВОСПОМИНАНИЯХ СОВРЕМЕННИКОВ

Реклама

 Тази Гиззат пользовался большим авторитетом не только в семье, но и среди друзей.  В квартире гостеприимных Гиззатовых довольно часто собирались ведущие артисты театра, писатели, представители научной интеллигенции. Классик всегда находил душевные силы и время для близких, стремился помочь советом, оказать всевозможную поддержку.  Среди его друзей и знакомых были такие личности, как Ф. Ильская, Г.  Болгарская, Г.  Баширов, Ш. Сарымсаков, X.  Уразиков, С. Сайдашев, Дж. Файзи и другие. В сердцах современников он оставил о себе только теплые, яркие воспоминания.

Татарский советский режиссер, актер Ширьяздан САРЫМСАКОВ: 

«В творчестве не могут не отражаться некоторые стороны личности. Если Тази абый видел в человеке хорошие, похожие на свои черты, то смотрел на него с уважением и всегда готов был защищать его. Если замечал в ком-то подлость, знал о плохих человеческих сторонах, не стеснялся резко проявлять свое презрение по отношению к такому человеку. Он был полноголосым, открытым человеком и в жизни, и в творчестве. 

<...> В моей памяти образ Тази абый остался как талант, выходец из народа, твердо стоящий на земле. Хочу вспомнить только об одном факте, демонстрирующем его человечность. Были последние месяцы осени 1939 года. На мне был тонкий, не в силах держать тепло плащ. Как бы я ни старался не замерзнуть, это, видимо, уже было видно и другим. Возможности купить одежду потеплее у человека, еще не успевшего выйти из студенческого положения, не было. Это не мог не заметить и Тази абый. В один из дней, возвращаясь с репетиции (мы с ними жили в домах напротив на улице Островского), Тази абый посмотрел на меня и произнес: «У меня есть одно осеннее пальто, еще не надетое, тебе должно подойти». Заметив мой долгий ответ, сказал: «Деньги отдашь позже, не думай об этом». Тут же завел меня к себе и надел на меня это пальто. Словно сшитое по размеру, оно было мне впору. Сразу же стало тепло. Я надевал его два года подряд и осенью, и зимой. Его мягкость, тепло как будто чувствую на себе и сейчас». 


Татарский советский писатель, очеркист Гумер БАШИРОВ: 

«Мне доводилось быть свидетелем общения Тази Гиззата с родными местами вдоль красавицы Камы. С какой самозабвенной страстью и наслаждением просиживал он за рыбалкой, как тонко чувствовал красоту окружающей природы! Сельский быт, нравы, обычаи, традиции Гиззат знал не понаслышке, он с детства впитал в себя нравственные ценности и ориентиры, носителем которых является простой трудовой народ. И еще одна черта характера Тази Гиззата наиболее ярко запечатлелась в памяти – это уважительное отношение его к человеку, независимо от должностного положения, рода занятий. Если кратко, то об этом можно бы сказать словами Горького: «Человек – это звучит гордо!» И внешне он располагал к себе особой опрятностью одежды, приветливой сдержанностью, добрым вниманием... 

<...> В годы молодости Тази Гиззат общался в среде таких выдающихся деятелей нашей культуры, как Карим Тинчурин и Салих Сайдашев, был их близким товарищем-единомышленником. Восприняв их идеи и начинания, он своим многогранным талантом, подвижничеством и творчеством поддержал и продолжил их, оставил свой немеркнущий след в татарской национальной культуре, в драматургии прежде всего».
СТАРТОВАЯ ПЛОЩАДКА

 Стартовой площадкой в мире татарской драматургии и театра для Тази Гиззата становится город Елабуга, в котором он возрождает татарский театр. Вместе с семьей он живет и работает здесь с сентября 1925 по декабрь 1928 гг., возглавляет местный театр. Именно тут он создает свои новые постановки, которые имели большую популярность у зрителей – «Красный ястреб», «Аптрахим», «У воды». Гиззат был не только режиссером- постановщиком, но и исполнителем ролей в собственных спектаклях. 

На протяжении долгих лет елабужцы гордо чтят память драматурга. В январе этого года по инициативе директора Елабужской Централизованной библиотечной системы Юлии Назиповой Елабужская Центральная библиотека объявила 2020 год Годом Тази Гиззата. На торжественное открытие из Казани были приглашены известный литературовед Фоат Галимуллин и внучка драматурга Гузель Гизатова. Они рассказали о творческом пути драматурга, важности его литературного наследия и семье. В день 125-летия со дня рождения Тази Гиззата в Елабуге прошел творческий вечер под названием «Жизнь, посвященная театру» при участии внучки драматурга, членов Союза писателей РТ и его председателя Данила Салихова. Торжества, посвященные значимой дате, продолжились и на родине Тази Гиззата в городе Агрыз, где делегация Союза писателей и семья Тази Гиззата приняли участие в целом ряде мероприятий, посвященных юбилею драматурга, а также возложили цветы к его памятнику.  

НАВСТРЕЧУ ВЕТРУ

 Тази Гиззат ушел из жизни после продолжительной болезни 7 марта 1955 года в возрасте 59 лет. Он прожил не долгую, но насыщенную жизнь. По словам Казбека Тазиевича, одна из последних фраз, которые произнес драматург перед смертью, звучала так: «Эх, еще бы раз снова оказаться на коне и скакать по лугу навстречу ветру». Своим тернистым жизненным путем и многогранным творчеством Тази Калимуллович показал верное направление сразу нескольким поколениям прекрасных татарских актеров и режиссеров. Его личность всегда служила и будет служить примером для многих. 

«ЗВЕНЬЯ ЦЕПИ ПОКОЛЕНИЙ» 

Продолжению дела Тази Гиззата и сохранению наследия классика татарской драматургии большую часть своей жизни посвятил его сын, доктор философских наук, профессор Казбек Тазиевич Гизатов (1925-2013  гг.). После его смерти эта работа перешла в руки двух его дочерей – Гузели и Гульназ Гизатовых. Гульнара Гиззатова, младшая внучка Тази Гиззата, дочь его сына Рубина, много лет преподает татарский язык в школе №18 и стоит у истоков возрождения преподавания татарского языка в школах и вузах РТ. 

Доцент кафедры социальной философии Казанского федерального университета, преподаватель культурологии, философии и этики Гульназ Казбековна Гизатова формулирует в своей работе общефилософские обобщения, подниамет нравственные и общекультурные проблемы, присутствующие в творчестве деда и отца. 

 «Все мы являемся лишь очередным звеном в цепи поколений, поэтому вполне понятно и логично желание детей и внуков продолжать семейные традиции. Если папа делал это широко и многогранно, писал книги о деде, его творчестве, переиздавал собрания его сочинений, выступал в печати и по телевидению, то, что касается нас, мы можем делать это в силу своих возможностей», – рассказывает доктор филологических наук, профессор Казанского федерального университета Гузель Казбековна Гизатова. – В детстве и юности я не до конца понимала величие своего деда, так как, живя в соответствующей среде, я воспринимала это как вполне естественное. Люди, особенно те, которые имели отношение к творческой профессии, в частности к театру, не раз спрашивали меня о том, не сложно ли жить в лучах славы такого деда. Я говорила, что не ощущаю этого. Мы с моей младшей сестрой Гульназ никогда не афишировали того, что мы внучки Тази Гиззата, так как в нашей семье такие вещи не очень-то приветствовались, это считалось нескромным. Дедушка сам был человеком скромным, поэтому для меня он был просто дедушкой. Хвастовство в нашей семье считалось одним из загадочных человеческих пороков, который нам не понятен. Конечно, я и раньше понимала, каков вклад деда в татарскую литературу, в культуру татарского народа, но я до конца не осознавала масштабов его творчества. Я все поняла, когда не стало папы, который во всем был для меня ярким примером. Пришло время для моего пробуждения, теперь я должна не останавливаться и продолжать семейную традицию – сохранение памяти дедушки, классика татарской драматургии Тази Гиззата». Гузель Казбековна считает своим долгом отразить еще одну грань творчества Тази Гиззата – богатство образных средств его языка и готовит к изданию монографию «Язык Тази Гиззата». 
 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Сфотографировать «АЛТЫН КАЗАН»
  • Снег...
  • Ретроспективный проект галереи «ТАТМЕДИА», представляет новогодние обложки популярных изданий ТАССР 50-90-х годов XX века
  • НОВЫЙ ГОД ПО-СОВЕТСКИ
  • «И НА ИЗЛЁТЕ ДНЯ И ГОДА СТОИТ ПОД СНЕГОМ ЧЕЛОВЕК…»
  • НЕМЕРКНУЩИЙ СЛЕД
  • АЛЕКСЕЙ РОМАНОВ группа «ВОСКРЕСЕНИЕ» 2020
  • Мир шкодников и их родителей
  • ДАЙТЕ ПЯТЬ!
  • ДМИТРИЙ ПОЛОСИН музей, ролики, свобода