Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Финал национального чемпионата русский

О Великой Отечественной войне из первых уст. Пока живы дети войны

Прошло 74 года со дня победы советских войск над фашистами, но для Миннибанат Гарифуллиной эти десятилетия мира прошли как один день. Каждую минуту войны она помнит отчетливо. Война застала ее семилетним ребенком. Таких, как она, в стране было много. Они рано повзрослели и стали опорой для своей семьи в те страшные годы.  Они не имели такого изобилия игрушек, как у нынешних детей. Они не играли во дворах со своими ровесниками. Их силы уходили на то, чтобы помочь по дому своим матерям и бабушкам. Засыпая, они молились, чтобы их родной отец поскорее вернулся домой, здоровым и невредимым…

Вот, о чем рассказала мне Миннибанат Рахматулловна накануне празднования 74-й годовщины Великой Победы.

«Изменения произошли и в стране, и в нашей семье»

"Тогда, в 1941 году, мне было семь лет. Наша семья жила в деревне Кугарчино в Рыбно-Слободском районе, но в то время он назывался Кызыл Йолдыз (Кзыл Юлдузский район). В том, что война придет в Россию, мало кто сомневался, в том числе и мы, деревенские дети. Мы, конечно, и представить себе не могли те трудности, которые принесет война. Все были уверены в быстрой победе…

В этот же год моего отца призвали на службу. Помню, когда отец уходил и другие деревенские мужчины, мы всей деревней поехали в Казань, чтобы попрощаться с ними. Папа нес меня на руках и плакал, будто чувствовал, что больше меня никогда не увидит. А я ему говорю: «Папочка, почему ты плачешь, неужели ты меня больше не любишь?» Папа улыбнулся и сказал: «Я всегда буду рядом». Первые месяцы войны - это приезды новых людей, перестройка всей жизни, потом начался голод, холод - в тыловых условиях жилось не просто. Дети тогда быстро взрослели, мы знали: перенести все эти лишения - это наш долг перед родиной, и верили в победу.

Изменения были не только в стране, но и в нашей семье. Сразу после ухода отца на фронт, моя мама собрала все свои вещи и уехала от нас с бабушкой, оставив записку: «Извините, но я так больше не могу, мне хочется любви, страсти, погулять, в конце концов, а не эти все заботы». Можно сказать, меня воспитала бабушка.

В военное время трудно было - и холод, и голод. Но деревня есть деревня, у нас и молоко было, и сало, и картошка. Конечно, мы все это для фронта готовили, но остатки у нас оставались. Тяжело было, конечно, тяжело. Но мы ведь - советские люди - все перенесли. Мне почему-то кажется, что раньше люди намного дружелюбнее были. Например, у кого-то получалось содержать домашний скот,  когда приходило время его забивать, то делились со всеми соседями. Помогали друг другу во всем. Спички в доме заканчивались, мы бежали к соседям за углями из печки. А сейчас, вроде как, живем в мирное время, но люди между собой ссорятся".

Как рассказывает Миннибанат Рахматуловна, в труднейших условиях военных лет Татарстан сумел не допустить развала системы народного образования. В детские игры во время войны они практически не играли. С обсуждения успехов наших войск начинался каждый учебный день, говорили дети об этом и на перемене. Великая сила духа была не только у тех, кто воевал, кто был на фронте, кто был в тылу, но и у детей.

"Многим из нас приходилось работать на заводах и в селе на собственных земельных участках, свой даже небольшой урожай позволял выжить и не умереть с голода. Помню, собирали колосья, гнилую картошку с полей, приносили домой, затем высушивали картофель во дворе и делали из него крахмал. После бабушка пекла вкусные лепешки, все деревенские дети собирались у нас дома, и пили чай с полезной травой. Мне до сих пор, кажется, что сытнее и вкуснее этой лепешки я ничего не ела.

К счастью, немецкие войска не дошли до Татарстана, но страх войны люди хорошо прочувствовали. Им даже казалось, что они слышат звуки бомбежки и выстрелы автоматов. Представляю, какой ужас испытывали дети в блокадном Ленинграде!

В Кугарчино для ленинградских детей специально выделяли большой дом. Детей после блокады старались откармливать. Очень пугливые и запуганные дети приехали, буквально вздрагивали на каждый шорох. А, нам-то, деревенским детям, было интересно посмотреть на них. Мы через щелку в заборе подглядывали за ними. Однажды их кормили макаронами, а нам стало любопытно, что за трубочки они едят. Конечно, тогда деревенские женщины сами готовили домашнюю лапшу. И магазинные макароны для нас были диковинкой".

 

«Она мне не матерью была, а мачехой».

"В день Победы в деревне шел сильный дождь. Уже объявили, что мы победили, а на улице ливень, прохладно. Когда к обеду небо очистилось, вся деревня вышла на улицу. Это было будто стихийное шествие, все оставили свои рабочие места, люди просто шли - такая стихийная демонстрация. У всех было чувство великой радости - его просто не передать. Этот день запомнился на всю жизнь: дождь, потом солнце, праздник, вся деревня гуляет, радуется.
Войну пережили. Жизнь в Кугарчино постепенно начала налаживаться. Колхоз начал постепенно обустраиваться, и приносить первую прибыль.  Казалось, что впереди нас ждет светлое будущее, все беды позади, если бы не одно но. За мной вернулась моя мать".

Тогда Миннибанат исполнилось 11 лет, и она очень легко поддалась уговорам матери. Мать пообещала купить ребенку огромную куклу, если Миннибанат поедет с ней на Урал (г. Карпинск).

"Моя бабушка очень тяжело переносила мой переезд. Она безумно скучала по мне, ведь я для нее стала дочерью. Через несколько лет соседка написала нам письмо, о кончине бабушки, буквально через два года она умерла, сидя за окном".


Мама Миннибанат за время войны родила двух дочек и вышла замуж. Ей дочь нужна была лишь в качестве няни.

"Когда мы приехали в Карпинск, мама все мои документы порвала. Отчим удочерил меня, и они решили прибавить мне годы, чтобы я пошла работать на шахту. Я родилась в 1936 году, а по новым документам я была 1932 года рождения. Да и вообще, мать для меня была, как мачеха, а отчим своей внешностью напоминал фашиста.

Во время нашей встречи Миннибанат также рассказала, как она работала на шахте. Рост не позволял стоять у станка, ей под ноги подгладывали ящики. Один раз, она даже упала, до сих пор на ее голове есть шрам.

"Приду с шахты, голодная как волк, а родители кушать не оставляли. Говорили: «Надо было раньше с работы приходить». Хорошо, что соседка Роза апа помогла. Она была одинокой женщиной, всегда приглашала к себе в гости". 

Когда Минибанат исполнилось 16 лет, вместе с соседкой по дому они тайком от родителей уехали в Ташкент, поступать на рабочий факультет - текстильщицами. Там она встретила своего первого мужа, потом второго мужа, и наконец-то третьего, которого больше всех любила.

"Говорят, первый муж - от Бога, второй - от людей, а третий - от дьявола. У меня все наоборот было. Лишь в 36 лет я повстречала свою первую любовь. Хоть мы с ним прожили не так много, 12 лет, именно эти годы были самыми счастливыми".

Но и после войны жизнь Миннибанат Гарифуллиной легче не стала. На вопрос «Что же самое главное в жизни?» Миннибанат ответила: «Убывают ветераны войны, а следом и дети войны. О Великой Отечественной войне написано и снято фильмов сравнительно много. Событие эпохальное и которое ещё многие годы будут изучать. Лишь бы не извратили историю. Солдаты - победители и освободители - всегда должны оставаться в ореоле славы и почитания!»

Весенним днем  9 мая 1945 года усталый, но счастливый солдат великой страны вытер с лица пороховую гарь последнего, самого трудного боя. Именно в этот день во всех уголках нашей необъятной Родины радостной вестью прозвучало долгожданное слово: "Победа!"

Великая Победа... Путь к ней был долог и труден. Небывалой жестокостью и болью, невосполнимыми потерями и разрушениями, скорбью по истерзанной огнем и металлом родной земле были наполнены 1418 дней и ночей Великой Отечественной войны.
 

Фотографии из семейного архива Миннибанат Гарифуллиной

Реклама
Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Цитаты из журнала
  • Финансовая культура
  • Молодые актеры в образах юбиляров сезона
  • ВКЛ: вернисаж казанской литературы
  • СМИ
  • Театр
  • Цитатник