Реклама
Новости/Эксклюзив
  • Спокойствие, только спокойствие! Завтра, в рамках Всероссийской тренировки по гражданской обороне, в Татарстане пройдут учения, направленные на проверку «Организации выполнения мероприятий по гражданской обороне на территории Российской Федерации».
    99
    0
    0
  • «Время первых» Фильм Дмитрия Киселева под таким названием смогут посмотреть пенсионеры в казанском кинотеатре «Мир» - в рамках акции, приуроченной ко Дню пожилого человека.
    89
    0
    0
  • «Руки прочь от школы Шаймиева» Сегодня в Казани возле полилингвальной школы Шаймиева активистка движения TatarTell Лейла Лерон проводит одиночный пикет в поддержку татарского языка в школе "Адымнар".
    95
    0
    0
  • Казанские музыканты выступят в составе знаменитого оркестра Завтра в Государственном Большом концертном зале им.С.Сайдашева выступит Всероссийский юношеский симфонический оркестр, основателем, художественным руководителем и главным дирижером которого является всемирно знаменитый маэстро Юрий Башмет.
    93
    0
    0
Видео
  • Вечные люди

СЛЕД ТАТАРСКИХ МУРЗ НА КАВКАЗЕ

Начнем с родословной мурз Терегуловых - известных «служивых татар» России. Очень знатный род среди татар и в какой-то степени в пределах всей России. Фамилия их дальних предков Еникиевых встречается и в двухтомном издании «История родов русского дворянства», изданного в 1886 г. (1 том, ст. 374)

Историки считают, что род татарских мурз Терегуловых, как и многих мурз, выходцев из бывшего Касимовского ханства, берёт свое начало с сыновей и внуков золотоордынского хана Бихана. Из этого же рода были и некоторые дворяне царской России, как, например, Тенишевы, Колончаковы. Мать известного русского писателя Александра Куприна тоже была из рода бывших мурз Колончаковых. А начало родословной Терегуловых выглядит вроде бы так: хан Бихан (внук одного из известных последних ханов Большой Орды Ахмета), его внук Кулдяшбек, сын Кулдяша Янакей, сын Янакея бека (в царском указе Ивана IV назван именем Еники) – Турэкол (во втором томе Татарской энциклопедии приводится и текст указа царя от 6 мая 1539 г. о передаче г. Темникова к ведению князю Еникею бею). От этого Турэкола мурзы и ведут свой род мурзы Терегуловы. 


Когда в 1681г. Касимовское ханство было полностью подчинено России, какая-то часть мурз оказалась в Москве. Среди первых были, видимо, и Терегуловы. Но большая часть Еникиевых и Терегуловых, потерявших свои привилегии и земли из-за отказа перемены религии, позже перебралась при царице Анне Иоановне на территорию вновь организованной Оренбургской губернии. 

Члены семьи Сафара Терегулова считаются выходцами из Москвы. Они оставались верными своей мусульманской религии. Жили в центре Москвы – в Татарской слободе. Прадедом Сафара указан Бигай Терегулов, дедом Бигая – Ибрагим. В начале ХIХ в. служивый татарин Сафар оказался в армии. В период вхождения Закавказских территорий в Россию он служил там более двадцати лет. Был военным строителем, специалистом по строительству новых или обновлению ранее построенных мостов. По месту рождения его детей можно судить о маршруте его передвижения. Старшие сыновья, в том числе будущий известный имам-хатиб Тифлисской суннитской мечети Хасан, 1835 года рождения, по традиции кавказских мусульман переименованный в Гасан, родились во Владикавказе. А младшие дети рождены в столице современной Грузинской Республики – в тогдашнем Тифлисе. 

Выйдя в отставку в 1845 году, Сафар Терегулов обосновался в этом городе. А по некоторым сведениям, и ранее разрушенную суннитскую мечеть в Тифлисе достроил именно он. До присоединения Закавказья к России межнациональным языком общения там был тюркский язык. И большинство мусульман этого края были суннитами. В основном только азербайджанцы придерживались шиитской ветви ислама.

 В те годы муфтием суннитского толка на Кавказе был Гусейн Гаибов. А по сведениям Шигабутдина Марджани, и муфтий центральной части России и Сибири Салимгирей Тевкелев в конце семидесятых годов того же века тоже посещал Тифлис, где, видимо, интересовался опытом работы местных религиозных обществ. А заодно был, наверно, в гостях у дальних сородичей и единоверцов Терегуловых. Мурзы Тевкелевы и Терегуловы ведь были близкими кумовьями.


* * *

 Обратить внимание читателя я хочу на внуков Сафара, детей муллы Хасана Терегулова и его верной супруги Раббии. Она тоже была родом из Москвы, из семьи вроде бы мурз Акмаевых, выходцев из Касимовского ханства. Вот её родословная, сохранившаяся у потомков Акмаевых, живущих ныне в Казани: отцом её был Фахрутдин Акмаев. Его дом вроде бы находился напротив мечети Татарской слободы Москвы. Возможно, он был священнослужителем данной мечети. В те времена большинство мурз были купцами или священнослужителями. Братьями Раббии были Хайрутдин, Мухамеджан, Давлятьяр. Дети Хайрутдина — Амина, Исмаил и Ибрагим — дожили до советского времени. Сохранилась фотография Ибрагима Акмаева и его жены Бибилатифы. А умерли они оба в суровую зиму 1920-го от сыпного тифа. Сиротами остались три ребенка. Сестра Ибрагима Амина с мужем Хасаном Бабкеевым прожили долго. Они запечатлены на общем снимке 1940-х годов с родственниками с Кавказа. Известны и адреса проживания этих двух семей. У Амины указан адрес по ул. Озерковской, 13, а Ибрагим с женой жили на ул. Большая Татарская, 25. Их добротный дом находился недалеко от главной мечети Москвы. Сын Ибрагима Адгам Акмаев (1916-2006), беспризорником попавший в Казань, оставшуюся жизнь прожил в нашем городе. На пенсию он ушел с поста заместителя начальника Управления профессионально-технического образования ТАССР. А его старшие сестры продолжали жить в Москве. 

Вернемся к семье Хасана и Раббии Терегуловых. Хасан являлся Почетным гражданиным Тифлиса. Они с братом Ибрагимом в Тифлисе также содержали школу для мусульманских детей. Умер Хасан в 1911, в их семье было 9 детей, в том числе сыновья Ханафи (Ганафи), Рамазан и Али. Но большую известность семье принесли дочери Багдигюльджамал (умерла в 1967, в семье её звали Байдигюлем) и Малика (1893-1966). Не всем, наверно, известно, что «баг» по-восточному, в том числе по-мишарски, означает «сад». «Гюль» – цветок. А Джамал – дополнительное, приставочное второе имя. Муллами присваиваемую вторую часть имени в быту редко употребляют. 

Обе эти девушки стали любимыми женами первых официальных широко признанных композиторов Азербайджанской Республики — Абдулмуслима (Муслима) Магомаева (1885–1937) и Узеира (Гузаира) Гаджибекова (1885–1948). Имеются фотографии обеих этих семей и коллективное фото, снятое на подмосковной даче семьи Бабкеевых с участием композитора, депутата Верховного Совета СССР Узеира Гаджибекова с женой Маликой и приехавшего из Казани в гости к тете Амине Адгама Акмаева. Адгам ага – мой кум (мой брат Ильдус женат на их дочери Алие). Алия Адгамовна (1951 г.р.) до выхода на пенсию работала в научно-исследовательском институте инженером-конструктором, является лауреатом Государственной премии Республики Татарстан. А Рустем Адгамович работал на различных инженерных должностях. Ныне также является почетным пенсионером. 

Очень интересна история знакомства дочерей тбилисского муллы с начинающими музыкантами, один из которых был родом из Грозного, а другой с противоположной стороны Кавказа – из города Шуше, что на границе с Арменией. Но их сблизила одновременная учеба в Закавказской национальной учительской семинарии. Это учебное заведение находилась в городе Гори, на родине И.В. Сталина, и было когда-то открыто усилиями помощника наместника царя на Кавказе по работе с местным населением мурзы Фатих-Али Ахундова. Учащиеся пять лет жили и учились здесь за казенный счет. В этой же семинарии, на том же тюркском отделении учились и сыновья муллы Хасана – Ханафи (1877-1942) и Али (1883-1950). В этой семинарии, готовя учителей для национальных школ и училищ, заботились и об их музыкальном воспитании. Почти каждый семинарист осваивал здесь и игру на каком-либо музыкальном инструменте, и хоровое пение было обязательным для всех. Многие учащиеся стали потом прекрасными музыкантами и неплохими певцами. Вот что пишет об этом Али, учившийся в этой семинарии в 1899–1904 годах, в одно время с Муслимом и Узеиром: «Пение, игра на европейских музыкальных инструментах, участие в оркестре и посещение хотя бы изредка оперы в Тифлисе явились основой, первым опытом в деле усвоения нами европейской музыки». Да, Али Терегулов учился в одно время с будущими зятьями и часть каникул они проводили вместе в столице края. И друзья тогда непременно посещали гостеприимный дом муллы Хасана и Раббии. А через некоторое время выбрали себе в жены сестер Терегуловых. Муслим Магомаев после семинарии учительствовал в городе Ленкоране и в 1907 женился на Багдигюльджамал. А через какое-то время и Узеир увез к себе в Баку красавицу Малику. В это время Ханафи, Али и Узеир жили уже в Баку. А позже, видимо после смерти отца, Али уехал в Тифлис, являясь младшим сыном в семье, заботился о матери. 

Реклама


Да, Ханафи Терегулов окончил семинарию раньше других и был направлен учителем школы в Ереванскую область. А вернувшись оттуда ровно через пять лет, как было установлено в уставе семинарии, поселился в Баку. В том же 1902 году он был принят в театральную труппу железнодорожников. Обладал он, по свидетельству местных газет, приятным голосом – «недурным баритоном». Вскоре в Баку организовали музыкальный театр. В этом театре ставились и оперные спектакли. Ханафи, а чуть позже и Али были приняты в этот театр. Али Терегулов в семинарии хорошо овладел игрой на скрипке и был зачислен в оркестр театра. Ханафи исполнял музыкальные номера под псевдонимом «Терникул задэ». 

Оба брата Терегуловых активно участвовали в постановке первых опер Узеира Гаджибекова. Премьера первой его оперы «Лейла и Меджнун» состоялась 30 ноября 1909. Ханафи в этой постановке был и исполнителем роли Нофеля, и организатором хора. Вот что пишут об этой постановке оперы: «Мамед (Мухаммед) Ханафи был хормейстером постановки и сам исполнил роль полководца Нофеля, которую У. Гаджибеков написал специально для него. Он обладал мощным, красивым голосом». И в газете «Каспий» от 2 декабря 1909 года отмечалось, что он «играл удачно и пел недурно». Та же газета от 20 января 1915 года пишет о нем: «Выделялся своим голосом и игрой в ролях Нофеля, и в партии отца Хумар, героини оперы «Шейх Сэнан». 

А Али Терегулов в первых постановках оперы «Лейла и Межднун» играл в оркестре. «Ему была отведена почетная роль первой скрипки», – пишут о нем. 

Оперному певцу Ханафи Терегулову в 1927г. было присвоено звание «Героя Труда» Республики Азербайджан. Завершил он свою жизненную карьеру Начальником управления искусства Народного комиссариата просвещения Азербайджанской ССР. Умер он в Баку в 1942 году. 

У Ханафи было двое детей: продолжатель рода Терегуловых Дауд (1912-1982), много лет проработавший в Госплане СССР начальником отдела, и дочь Тамара (1917-1988), в замужестве Апресова, после окончания Бакинской консерватории работавшая в Казани пианисткой. Её дочь, пианистка Соколова Наталья, родилась в Казани.

 В 1913 году У. Гаджибеков сдает экзамены в Петербургскую консерваторию и в том же году завершает написание оперетты «Аршин мал алан». Как пишут в воспоминаниях, в эти годы материально и духовно помогали ему его друзья-однокашники и любимая жена Малика. «Она стала истинным другом и настоящим помощником… Композитор всегда считался с её мнением, ценил её вкус. Чтобы лучше понимать творчество супруга, Малика ханум брала уроки музыки», – пишут о ней… Узеир Гаджибеков в Советское время продолжил свою активную деятельность. Им были сочинены еще десятки музыкальных произведений, он был автором музыки гимна Азербайджанской ССР (1945), в 1937 завершил написание оперы «Кёр оглы» на сюжет старинного азербайджанского одноименного дастана. С 1938 он являлся председателем Союза композиторов республики. Дважды избирался депутатом Верховного Совета СССР. В 1938 года стал Народным артистом СССР. Умер он в 1948 году. 

В 1911 в Баку обосновалась и семья Абдулмуслима Магомаева. Он сперва стал солистом оркестра вышеуказанного музыкального театра, а потом долгое время был дирижёром, художественным руководителем этого оркестра. А в 1929 заслуженного артиста Азербайджанской ССР Абдулмуслима Магомаева назначили музыкальным руководителем Азербайджанского радиоцентра. Умер он в 1937, оставив жену с двумя сыновьями. Как пишет его внук, известный певец, народный артист СССР Муслим Магомаев, его дед и старший брат деда дома с детства играли на гармошке. Учась в г.Грозном в школе, его дед научился играть на скрипке, а в Горийской семинарии освоил игру на габое. Абдулмуслим был автором многих музыкальных сочинений и трех опер: «Шах Исмаил» (1916), «Нэргиз»(1934) и незавершенной «Хоруз бея» (1929). 

Сыновья его не пошли по стопам отца. Старший из них, Джамалетдин, в послевоенные годы был заместителем председателя Совета министров Азербайджанской ССР. Будущий певец Муслим Магомаев почти с рождения воспитывался в этой семье. Фактически воспитала его бабушка Багдигюльджамал. Его отец Мухаммет (по кавказской традиции Магомет), бывший художник Майкопского театра, погиб на войне, а мать Айшет уехала из Баку, когда ему не было ещё трех лет. Она была артисткой русского Майкопского и других театров. И виделись они очень редко. Жена Джамала Мария, видимо, не часто вмешивалась в воспитание чужого ребенка. И как пишет Муслим в своей книге «Живут во мне воспоминания» (Москва, 2009), с ним всегда была рядом «любимая и заботливая бабушка «Байдигюль». Она же, если он шалил, делала ему замечания только на татарском (дома они, в основном, общались на русском). И когда однажды его, ученика средних классов, «нечаянно» увезла мать в далекую снежную Калининскую область, за ним приехала именно бабушка, а не дядя Джамал, часто бывавший в Москве. В преддверии окончания музыкальной школы дядя Джамал повез его в Москву, и очутился он в общежитии консерватории. Узнав о возможности записи своего голоса в студии звукозаписи и записав там на пленку несколько песен, он остался без денег. «Почти четыре дня жил, употребляя соль, оставленную кем-то в комнате, и воду из крана. Потом бабушка прислала деньги и ругала, почему я не обратился к её родственникам», – пишет он. Действительно, в это время в Москве проживало несколько семей из рода Акмаевых. Старшие Магомаевы, как и Гаджибековы, не чурались их. Бывая в Москве, общались с ними, о чем свидетельствуют и фотографии этих встреч. На одном из этих фото запечатлен также и другой внук Хасана и Раббии – сын их дочери Хусниджамал Рамазан Халилов. В 1930-1940 гг. Он был помощником депутата Узеира Гаджибекова и часто приезжал в Москву. А потом он возглавлял музей композитора У.Гаджибекова, где имеется много сведений также о семье Магомаевых и Терегуловых…

фото из архива автора
 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • "Кто такой самозанятый? Как стать самозанятым?Преимущества"
  • "Любишь кататься, люби и транспортный налог платить"
  • "Платим налоги - создаем будущее сегодня!"
  • Потребуй чек!
  • Пожар в парке горького. Фоторепортаж
  • Доблесть
  • Виртуальная АТС - MANGOOFFICE
  • Красная гвоздика
  • Мотоблок, ТВ, планшет и другие призы за подписку
  • "Интеллектуальные транспортные системы и элементы ситуационных центров"