Реклама
Новости/Эксклюзив
  • «Лучший пост» из Татарстана покорил Россию Блогер Русина Семененко из Татарстана победила во всероссийском конкурсе «Культура слова» в номинации «Лучший пост».
    139
    0
    0
  • Профессионалов надо готовить со школьной скамьи Кадры — ключевая часть в процессе цифровизации страны. Без профессионалов в IT-области работа по внедрению современных технологий будет бесполезной, заявил Президент Татарстана Рустам Минниханов на пленарном заседании международного форума Kazan Digital Week-2020.
    166
    0
    0
  • Казгордума молодеет Состав Казанской городской думы значительно помолодел.
    175
    0
    0
  • 25 + За минувшие сутки в Республике Татарстан зафиксировали еще 25 заболевших коронавирусной инфекцией.
    316
    0
    0
Видео
  • Вечные люди

Свобода, сестринство, чак-чак!

Все чаще на улицах Казани происходят странные события: то прямо на свадьбе платье невесты обольют кровью, то «избитая» девушка выйдет с плакатом на площадь Свободы. Откуда взялись столь кровожадные перфомансы? Организаторы безынициативного сообщества феминисток «ФемКызлар» Дина Нурм и Тасия Альбариньо объяснили, для чего это нужно.


-Расскажите немного о своей деятельности, потому что многие думают, что «ФемКызлар» просто устраивают перфомансы на улицах Казани.


Т.А.: Скорее всего, так кажется потому что именно акции-перфомансы привлекают больше всего общественного внимания. Мы уже существуем очень давно, почти 2 года, и у нас очень разнообразная деятельность. Мы регулярно проводим «открытые микрофоны» (мероприятие, на котором любой желающий может показать на сцене своё творчество – прим. ред.), проводим дискотеки для женщин, благотворительные концерты, лекции, показы фильмов, у нас есть клуб английского языка, активно ведем группы ВКонтакте, в Инстаграме, канал на YouTube. Также мы являемся волонтерками женского кризисного центра «Фатима», ведем его группу. Акции, безусловно, тоже важная часть нашего движения, но это только часть. Мы общаемся с журналистами на различные темы: и про феминизм, и про домашнее насилие, и про проституцию, про торговлю людьми, на другие темы. Также одной из наших целей является создание такого сообщества, куда может прийти каждая женщина и получить поддержку без осуждения. И, как мне кажется, мы с этой целью очень даже справляемся.

-Что значит безынициативная группа?

Д.Н.: Есть такое понятие – инициативная группа. Когда мы начали создавать ФемКызлар, у нас был жутчайший синдром самозванки: какая же мы инициативная группа, мы ничего не умеем, ничего еще не сделали, нас никто не знает. Так мы стали безынициативной группой ФемКызлар. Тут есть и другая компонента: феминисткам постоянно указывают, что мы заняты не тем, чем надо бы, а надо вот ехать в Саудовскую Аравию, защищать права мужчин, купить корову и овец, бороться с матерной речью (не шучу сейчас, реальные комментарии под новостями о нас). Поэтому мы подходим ко всему с иронией, в том числе, и к названию.

-Кому в голову приходят идеи всех перфомансов?
Т.А.: У нас нет конкретной участницы, которая придумывает все перфомансы. Их было не так уж и много, из них лично моей идеей был перфоманс со свадьбой, но и тут мы уже вместе с коллективом продумывали его до того вида, в котором он в итоге воплотился. То есть всегда по-разному происходит.

-Сообщество коммерческое или нет? Вы собираете какие-нибудь средства для помощи жертвам насилия, допустим? Или у вас есть определенные спонсоры?

Т.А.: Спонсоров нет, мы собираем деньги для кризисного центра «Фатима».

-Самый распространенный стереотип в обществе о том, что феминистки – это просто мужененавистницы. Что скажете?

Д.Н.: Феминистки весьма неоднородны, поэтому говорить «все феминистки любят/ненавидят/за/против» чего-то или кого-то можно об очень немногих вещах, и одна из них патриархат — система, в которой человек = мужчина, в которой мужчина, его жизнь, работа, цели, желания, чувства всегда важнее женских. Среди феминисток есть самые разные женщины, с разными взглядами на жизнь и на мужчин. Есть мужененавистницы, которые вполне понятно отвечают таким образом на женоненавистничество. Есть замужние женщины. Есть те, кто отказались от общения с мужчинами. Есть лесбиянки, есть бисексуалки. Есть полиаморки. Есть чайлдфри. Есть матери, в том числе многодетные. В стереотипы же верят те, кому нравится упрощенная картина мира.

-Чем сильнее всего можно обидеть феминистку?
Д.Н.: Мне кажется, мы давно перестали обижаться на что бы то ни было. Нас расстраивает и злит обесценивание женских проблем и женских страданий, обвинение жертвы и полный игнор домашнего насилия со стороны властей.

-Как вы отвечаете на вопросы вроде «а что ж вы в шахты не идете работать, раз такие сильные и независимые»? Такое часто можно услышать от мужчин.

Д.Н.: Что-то ни разу не слышала этого от шахтеров — такие комментарии отпускают обычно мужчины, работающие по восемь часов в день в уютном офисе, закатывающие глаза на просьбу поменять бутыль в кулере. Что касается шахт, то эта профессия запрещена для женщин, и феминистки как раз выступают за отмену этого запрета. И вот тут те же, кто посылают нас в шахты, начинают верещать, что это не женское дело, опасно для женского здоровья, сиди дома, вари борщи. Шахты, армия, кулер — это просто попытка заткнуть женщин, говорящих о своих правах.

-Как вы думаете, если женщине нравится принимать помощь от мужчины, получать цветы, ухаживания и чувствовать себя беспомощной рядом с ним – это слабость?

Т.А.: Я не думаю, что слово беспомощность может быть в хорошем смысле. То есть хотеть быть беспомощной рядом с кем-то – это ненормально, это, скорее всего, последствия какой-то романтизации из-за фильмов и романов, и это, по-моему, просто какая-то подмена понятий. Что касается подарков и помощи, я считаю, что в нашем обществе нормально помогать друг другу, нормально делать подарки, поэтому никакой связи здесь между желанием быть слабой и беспомощной я не вижу, считаю, что это абсолютно нормально.

Реклама

-Смотрела выпуск с вами на одном из местных телеканалов. Психолог, которая тоже была приглашена, была явно настроена не лучшим образом. Как вам такое? Одно дело, когда мужчины «топят» женщин в борьбе за равные права, а другое дело, когда свои же поступают таким образом.

Д.Н.: К сожалению, ничего удивительного в этом нет. Женщины, выступающие против феминизма, выросли в том же патриархальном обществе, что и мужчины. Если женщина в этом обществе вопреки всему добивается какого-то успеха, финансовой стабильности, высокого положения, то ей просто страшно шатать систему, в которую она удачно встроилась. Если же никаких таких благ у женщины нет, то она боится «возбухать» против системы и подсознательно надеется, что, если она будет правильно себя вести и поддакивать мужчинам, они поделятся ресурсами. И то, и другое — тупик и никак женщинам как классу не помогает.

- Сейчас в обиходную речь вошло новое слово – «феминитивы». Нужны или нет?

Д.Н.: Феминитивы есть, их употребляют уже достаточно много людей, значит, они нужны на данном этапе. Никакое явление не возникает в языке по велению левой пятки. Если оно существует, значит, есть общественный запрос — говорю вам как лингвистка. Феминитивы совершенно не новое явление в языке. Огромное количество феминитивов вошло в русскую речь в начале прошлого века, когда женщины стали появляться в тех профессиях, куда их раньше не допускали. После революции феминитивы стали подчеркивать общественный прогресс — женщины впервые в истории страны начали массово получать образование и осваивать новые профессии. Сегодня феминитивы нужны для того, чтобы бороться с невидимостью женщин во многих профессиях. Приведу вам пример этой невидимости: я дала задание коллеге проиллюстрировать медицинский мастер-класс фотографией, и в итоге на фото были только мужчины в белых халатах, хотя женщин в медицине больше, чем мужчин.

-Проституция – кто виноват? «Падшая» женщина, которая работает проституткой, или мужчина, который пользуется ее услугами?

Т.А..: Я вам скажу простую фразу из школьного курса обществознания – спрос рождает предложение. Вот и все. Не будет спроса – не будет и предложения. Поэтому здесь однозначно ответственность на тех, кто пользуется услугами. А если говорить о «падших» женщинах, средний возраст вовлечения в проституцию в России – это 13 лет, а есть страны, где вовлечение происходит раньше, например, Индия. Ни о какой добровольности, виновности и прочем в таком возрасте не может быть и речи, вы сами это понимаете. К тому же есть статистика, что 95 процентов женщин в проституции переживали насилие в детстве. Более подробно у меня есть на эту тему лекция, которая называется «Мифы о проституции», ее можно посмотреть на нашем YouTube-канале.

-Фильм Регины Тодоренко – как он вам? Как думаете, осознала она неправильность своих неосторожно сказанных слов или создала фильм для того, чтобы просто хоть как-то восстановить репутацию?

Т.А.: Мы не может знать ее мотивы, в любом случае она принесла пользу этим фильмом, она подняла тему домашнего насилия, у нее очень большая аудитория, которую удалось охватить, и поэтому это важно. И  это самое главное в данной ситуации.

-Сестры Хачатурян – виноваты или нет по вашему мнению? Девушек, несомненно, жалко, но есть много людей, утверждающих, что они совсем не похожи на жертв насилия.

Д.Н.: В патриархальном обществе есть миф об идеальной жертве. Только никто ее не встречал и не может ее описать. Ясно, что все остальные жертвы насилия неправильные: и одеты не так, и пошли не туда, и не заявили в полицию (а если заявили, то тоже неправильные — жертва сидит дома, плачет и стыдится рассказать о насилии). Эти претензии к жертвам — уловка, чтобы увести внимание от преступника. Вспомните фильмы о жертвах насилия. Мы чувствуем облегчение, когда Долорес Клейборн убивает своего мужа, который бьет ее, крадет ее деньги и домогается их общей дочери. Мы болеем за деда из «Ворошиловского стрелка», который мстит насильникам внучки. Мы сочувствуем героине Дженнифер Лопес из «С меня хватит», которой удается уйти от насилия и многолетнего преследования, лишь убив бывшего мужа в поединке. Мы сочувствуем героиням фильмов, но не реальным женщинам. При этом если внимательно изучить открытые материалы о деле Хачатурян, невозможно не сочувствовать сестрам и не требовать их освобождения. У них не было другого способа прекратить многолетнее насилие, в том числе сексуальное, со стороны отца. Их не защитили родственники, не защитила полиция, не защитила школа. Они защитили себя сами. Вот и все.

-Путь феминистки – не самый легкий путь, наверняка много хейта. Как справляетесь с этим?

Т.А.: Ну, вообще, когда ты что-то делаешь, то всегда будет хейт. Особенно в интернете, от него невозможно сбежать и спрятаться. Есть такое выражение: если тебя еще не осуждают, значит, ты ничего еще не добилась. Лично я отношусь очень спокойно, потому что люди имеют право со мной не соглашаться. А что касается оскорблений в комментариях, меня они не задевают, потому что переходы на личности, сплетни я не считаю критикой, как аргументы против они не имеют никакого веса. Поэтому я даже никак не реагирую на них и, наверное, даже рада, что есть какое-то мнение по поводу того, что я делаю.

-Опишите тремя словами, что для вас феминизм.

Д.Н.: Патриархат должен умереть

Т.А.: Свобода, сестринство, чак-чак.

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • "Кто такой самозанятый? Как стать самозанятым?Преимущества"
  • "Любишь кататься, люби и транспортный налог платить"
  • "Платим налоги - создаем будущее сегодня!"
  • Потребуй чек!
  • Пожар в парке горького. Фоторепортаж
  • Доблесть
  • Виртуальная АТС - MANGOOFFICE
  • Красная гвоздика
  • Мотоблок, ТВ, планшет и другие призы за подписку
  • "Интеллектуальные транспортные системы и элементы ситуационных центров"