Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Переход на цифровое ТВ

ВЛАДИМИР КОРЧАГИН: фантаст в эпоху перемен

Писатель-фантаст – кто он? Несомненно, вдохновенный мечтатель, генератор идей, который впоследствии поразит потомков мощью и глубиной предвидения; популяризатор науки, вплетающий скучноватые специальные сведения в перипетии острого детективно-приключенческого сюжета. Перечисленные особенности не исчерпывают специфики Ski-fi научной фантастики, однако их достаточно для того, чтобы получить представление о творчестве Владимира Корчагина – самого известного казанского писателя-фантаста советской эпохи. 

Владимир Владимирович родился в Казани в 1924 г. в рабочей семье. В 14 лет пришёл на завод, где проработал всю войну. Без отрыва от производства окончил вечернюю среднюю школу, в 1951 г. –  геологический факультет Казанского государственного университета. Учился в аспирантуре, защитил кандидатскую диссертацию; получив звание доцента, в течение 36 лет занимался научной и преподавательской деятельностью на кафедре минералогии – воспитывал будущих геологов. Владимир Корчагин много работал со студентами в экспедициях и как следствие хорошо изучил горные богатства нашей страны, особенно Урала и Сибири. Именно там он проникся ощущением загадочности истории Земли и совершенством красоты природы – обо всём этом ему захотелось рассказать людям.

ПОЭМА О МИНЕРАЛАХ
     В 1962 г. в Татарском книжном издательстве тиражом 15 000 экземпляров вышел первый роман писателя – «Тайна реки злых духов», который сразу стал бестселлером. Он был с восторгом принят не только читателями, благожелательный отзыв автор получил от известного советского фантаста Ивана Ефремова. Книга выдержала несколько переизданий: тираж 1963 г. был 100 000 экземпляров, 1974 – тоже 100 000. Представляете, сколько молодых людей под влиянием этой книги выбрали профессию геолога!.. 

Чем же объяснить такой интерес к дебютной прозе зрелого учёного? Не только тем, что автор по ходу действия захватывающе рассказывал о геологической истории Земли и показывал неповторимую красоту минералов. Секрет очарования «Тайны реки злых духов» заключался в надежде на светлое осмысленное будущее. Эта вера была столь сильна, что невольно заражала читателей оптимизмом и желанием быть настоящим человеком – таким, как геолог Андрей Иванович  или смелый, морально устойчивый юнец Саша. 

Между тем у романа имелось ещё одно, авторское, жанровое определение – «поэма о минералах». Уж очень Корчагину не хотелось, чтобы книга походила на учебник по минералогии. Потому научную информацию он старался подавать в диалогической форме: молодые герои озвучивали пытливые вопросы, а всесведущий Андрей Иванович давал на них исчерпывающие ответы. Так читатель легко усваивал много интересных сведений о поистине волшебных свойствах александрита, существовании кошачьего золота, по-научному – пирита, невероятной плотности осмистого иридия.

 Правда, порой учёный всё же побеждал во Владимире Владимировиче писателя, и тогда складывалось впечатление, что он копипастит разделы учебника минералогии на страницы романа. Огрехи изложения искупались невероятным мистическим напряжением, которое создал Корчагин – создал и умело держал до предпоследней главы. Разгадка таинственных огней долины реки Ваи и исчезнувшей цивилизации её жителей предсказуемо – в духе техноромантики 60-х – была естественно-научной: «В природе всё просто. Здесь нет ничего сверхъестественного. Всё дело в том, что многого люди ещё не знают».

ПРОВАЛЬНЫЙ ПЕРЕВАЛ
     В 1968 г. вышло продолжение бестселлера – роман «Путь к перевалу», где читатели вновь встретились со знакомыми героями – Сашей, Наташей, Валерием, только уже не школьниками, а повзрослевшими студентами университета. Само собой, геологического факультета. К сожалению, новая книга не имела столь оглушительного успеха, как «Тайна реки злых духов». Может быть, потому что название «Путь к перевалу»  создавало ложную инерцию ожидания, настраивая на продолжение экстремальных приключений. 

На самом же деле это был единственный в творчестве Корчагина научно-производственный роман:  речь в нём шла о буднях геологического факультета, а именно – о борьбе заведующего кафедрой минералогии Воронова, носителя новых прорывных идей, с ретроградом Бенециаровым. Таким образом, «перевал» здесь являлся метафорой преодоления старых научных подходов. Ведь геология в те годы, если верить автору, держалась на «массовом героизме разведчиков земных недр». Для того чтобы она стала «передовым фронтом науки», требовалось привнести в неё математический расчет и физические эксперименты. В результате, по мысли Корчагина, геолог будущего должен был стать «главным диспетчером внутренней службы планеты Земля», а его кабинет – средоточием показаний бесчисленных приборов, с помощью которых будет просматриваться и прослушиваться вся толща планеты. 

Как видим, «Путь к перевалу» тоже был исполнен веры в светлое будущее. Но оптимизмом почему-то не заражал. Наверное, потому что идеологизированность в романе зашкаливала: цитировался «великий Маркс», подчёркивалась руководящая роль партии в лице мудрого парторга факультета Стенина, не менее важен был «помощник и резерв» КПСС – комсомольская организация. За пределами университета положительные персонажи тоже порой оставались рупорами морального кодекса строителя коммунизма.

ОСТРОВ КРЫМОВА

     В 1980-х годах Владимир Корчагин обратился к фантастике. Вплоть до начала 90-х он писал в жанре научно-фантастического детектива: в сюжете каждой из книг этого периода содержалась тайна, разгадка которой предполагала напряжение, дающее читателям возможность переварить большую познавательную нагрузку – широкий спектр научных и социально-философских проблем. «Миссия популяризатора науки не избавляет писателя-фантаста от необходимости писать высокохудожественную прозу» – время этой истины пришло в российскую фантастику только в 90-е годы. 

Потому воспользуемся для оценки созданного Владимиром Владимировичем в этот период особым критерием – «оригинальность фантастического допущения». Это литературный приём, заключающийся во введении в историю элемента, который не встречается или принципиально невозможен в реальности. От качества идеи допущения в немалой степени зависит и качество самой истории. Если автор сумел придумать нечто оригинальное и удачно обыграл допущение в сюжете,  история, скорее всего, будет иметь успех; если же взял нечто избитое, например прилёт НЛО, и выстроил стандартный сюжет,  итог провальный. 

«Человеческий разум принесён на Землю инопланетной высокоразвитой цивилизацией» – таково допущение романа «Астийский эдельвейс» (вышел в 1982 г. в издательстве «Молодая гвардия» в серии «Библиотека советской фантастики» тиражом 100 000 экз.). Казалось бы, идея, взятая за основу, не бог весть какой новизны, но это на первый взгляд: волновавший писателя вопрос возникновения человеческого разума заставил его усомниться в теории самого Дарвина! Устами бионика Платова в книге озвучивались сведения о существовании костных останков человекообразных рамапитеков лишь до конца астия – предпоследнего периода геологической истории Земли, развиться в человека разумного они почему-то не успели. 

«Истоки разума надо искать за пределами солнечной системы» – в этом Платов убеждал Максима Колесникова – любознательного парнишку, которому везло на высокотехнологичные находки в астийских слоях окрестностей посёлка Вормалея. Вскоре и сами инопланетяне в лице зеленоглазой, похожей на Нефертити Мионы, вошли с ним в контакт с использованием гравитационных волн, а в финале Максим покинул с ними на звездолете матушку-землю. В 1994 г. Корчагин опубликовал второе издание «Астийского эдельвейса» (в Татарском книжном издательстве тиражом 5000 экземпляров) – в авторской редакции. Ведь в Москве его книгу сократили более чем вдвое: сюжет произведения был действительно затянут: только рассказ о взрослении Максима, по сути экспозиция, занимал половину объёма рукописи Зато продолжение – роман «Именем человечества» (Татарское книжное издательство, 1989 г., 50 000 экз.) – получилось динамичным. Палеонтолог Максим Колесников здесь уже полностью разобрался с теорией мезонного поля и с теорией нейтронной стабилизации радиоактивных изотопов (вот что реально фантастично!). Он был вынужден вернуться на родину, против которой готовился атомный удар под прикрытием созданной американцами «глобальной космической обороны». В упорном противоборстве с агентами вражеской разведки Колесников создал нейтронный генератор, способный вывести из строя любое ядерное оружие. Естественно, во всех делах – вплоть до проблемы получения паспорта и прописки в жилье – герою дистанционно помогал «кибер» инопланетян. 

Реклама

Как видим, этот роман был политически ортодоксален и прекрасно вписывался как в контекст холодной войны, так и в популярный в те годы жанр антикапиталистического шпионского детектива. Отсюда Корчагин позаимствовал приём композиционного «разрыва» событий: останавливал повествование на самом интересном месте в конце главы, а новую начинал с рассказа о другом событии, при этом действие постоянно переносилось: забытая богом Вормалея – Лэнгли – Кисловодск – Москва. 

Наличие на земле инопланетной цивилизации фундирует и роман «Узники страха» (1991). Эрхорниоты переселились сюда с родной планеты, которую сами бездумно уничтожили в результате ядерной войны. Корчагин тут вновь использовал самый элементарный вариант апокалиптики: «Если человечество будет бездумно наращивать ядерный потенциал, в конце концов неминуемо приключится планетарная катастрофа». Однако банальное допущение было продумано им до мелочей: подземный город эрхорниотов, оборудованный в неприступной горной котловине,  иерархичное устройство их сурового социума – всё это помогало раскрытию характеров действующих лиц и развитию событий. 

Писатель был близок к тому, чтобы успешно решить проблему подавления читательского недоверия, однако подвела завязка действия. Главный герой Артём Лосев, 26-летний кандидат геологических наук, попал в котловину эрхорниотов, как девочка Элли в окрестности Изумрудного города. Застигнутый в парке дождём, он спрятался в какую-то гондолу, которую подхватил ураганный ветер и доставил целым и невредимым куда следует. 

В повести «Конец легенды» (1984) тоже жёстко соблюдено «правило одного допущения», а вытекающие из него следствия обширны и непротиворечивы: существование плавающих островов – гигантских глыб пемзы, оторванных вулканическим взрывом от донного субстрата и плывущих по воле волн, – возможно; более того, возможно появление на них грунта вкупе с растительностью; робинзонада на таких образованиях какое-то время допустима; существовать острова из пемзы могут достаточно долго, пока неизбежно не расколются на несколько «плотов». 

Именно на такой остров волею обстоятельств попал Денис Крымов – 23-летний аспирант кафедры петрографии. Попал не один, а в интернациональной компании американки Эвелины, француза Жана и гражданина ФРГ Курта. Последний по ходу действия всячески испытывал Крымова на прочность, но «капитулировать перед фашистом» Артёму не позволяли «достоинство и гордость советского человека». Единственное, перед чем он был готов склонить голову, – это наука, истина, знания. Неудивительно, что даже в ночь любви Артём читал прекрасной Норме длинную (на несколько страниц) лекцию о водах мирового океана. 

НАЗАД В БУДУЩЕЕ 

После 1991 г. Владимир Корчагин, по идее, должен был замолчать. Ведь рухнуло и подверглось осмеянию всё, что он идеализировал на страницах своих книг: распался Советский Союз, часть его истории стала трактоваться как череда кровавых преступлений сталинского режима, а коммунистическая идеология была изобличена как ложная и бесчеловечная. 

Тем не менее в постсоветский период он написал и опубликовал не так уж мало: повести «Подкидыш», «Признак минувшего», «Тайна таёжного лагеря», «Две жизни», роман «Женщина в чёрном». Более того, продолжил работать литературным консультантом Союза писателей Татарстана, куда вступил в 1984 г., трижды избирался в состав правления этой творческой организации. В 2000 г. получил звание «Заслуженный работник культуры Республики Татарстан». В 2002 стал первым лауреатом Державинской премии за повесть «Подкидыш». Что касается общественного мнения, то в его глазах Владимир Корчагин безоговорочно оставался «неординарной личностью, человеком высокой духовности, как и его творчество, насыщенное романтикой, жаждой познания и активного стремления к чудесному, неведомому, к мечте». 

Однако почему-то никто не замечал (а если и замечал, то не заострял на этом внимания), что в последних произведениях писателя отчетливо звучит мотив покаяния.

   Кирилл Градов из повести «Подкидыш», будучи преподавателем физики, вступает в Партию зелёных. Его кредо – «Единение человека с природой превыше всех идеологий». Побывав на рудниках Урала, в окрестностях Аральского моря, на лесоразработках Сибири, он решил бороться против насилия над природой, начиная от мелких браконьеров и кончая руководителями вредных предприятий и даже правительствами. 

Складывается впечатление, что Корчагин извиняется за былую апологию геологии как науки, особенно при описании радиоактивного тюямунитового карьера: «похож на огромную рваную рану», «бесчисленные отвалы подобны щупальцам гигантского чудовища». А роман «Именем человечества» он по истечении десяти лет, по сути, перечёркивает таким заявлением протагониста: «Гонку ядерных вооружений нельзя объяснить ничем, кроме политических амбиций наших вождей, поскольку никто никогда нападать на нас не собирался». 

Дальше – больше. В романе «Женщина в чёрном» аспирант кафедры геофизики Никита Гамов рассуждает о необходимости обратиться… к Богу! Обосновывает это таким образом: именно современный уровень знаний заставляет людей задуматься о величайшем вселенском разуме, который управляет всем, что происходит в мире – его структура странным образом покоится на семи фундаментальных константах, малейшее отклонение от них привело бы к развалу всего сущего. А уж какими законченными мерзавцами предстают в этом романе бывшие партаппаратчики… 

Жанр повести «Две жизни» честно определён Корчагиным как «полуфантастический», в качестве допущения писатель соблазнился идеей реинкарнации – расхожей в постперестроечной России. Его героев ведёт в объятия друг друга память о ХIХ веке и взаимной любви в былом воплощении. Повесть выделяется в творчестве Корчагина появлением смелых эротических эпизодов и обилием православного антуража, но главное в «Двух жизнях» не это: тут будущее, прекрасное техноромантическое далёко 60- х, от безвыходности разворачивается вспять – в пасторальное прошлое. В 2004 г. повесть была напечатана в журнале «Идель», а в 2011 издана в ТКИ, таким образом, «Две жизни» можно считать последней изданной книгой Корчагина. 

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ

     Писатель ушёл из жизни в возрасте 88 лет в Казани 26 декабря 2012 года. Вечер памяти в связи с печальным событием проводился в музее Боратынского при мизерном стечении народа. Почему? В своё время не было такой семьи, чью домашнюю библиотеку не украшала бы книга «Тайна реки злых духов». Но и другие его произведения тоже пользовались успехом: «Астийский эдельвейс», «Конец легенды», «Именем человечества» и «Подкидыш» по результатам опроса в казанских библиотеках неоднократно становились «книгами года». Писатель часто встречался с читателями в школах, институтах, библиотеках Татарстана. На его вечерах всегда завязывался увлекательный диалог писателя с публикой. 

В памяти коллег он остался как жизнелюбивый, доброжелательный человек, никому не отказывающий в поддержке или просто добром слове. В его рабочем кабинете в Союзе писателей всегда толпились молодые авторы…
 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Без долгов
  • Творидобро
  • Подпишись им выиграй!
  • Жилье
  • Куда звонить
  • мойтатарстан
  • инфографика стройтельство
  • .
  • Татарстна
  • иду на чемпионат