Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Вечные люди

Зюгра Байрашева. Музыкальные сюжеты судьбы

25 июня 1925 года в Казани, на сцене Оперного театра (сегодня это здание Тинчуринского театра) была поставлена первая татарская опера «Сания». Ее авторами стали композитор, дирижер и музыковед Султан Габяши, певец и композитор Газиз Альмухаметов, композитор, скрипач и преподаватель музыкально-теоретических предметов Василий Виноградов. Эти же авторы в 1930 году представили новую татарскую оперу «Эшче».

… Работаю над материалом, посвященном народной артистке Татарстана Зюгре Гиреевне Байрашевой (1906-1984) и слышу её голос, сбереженный в архивных фондах. Непривычная, уже давно ушедшая вокальная манера. Музыкальная архаика. И хотя многие довоенные советские голоса воспринимаются уже скорее как символы и признаки эпохи, что-то таинственное проникает сквозь долгие десятилетия.


 Романсы Чайковского и Рахманинова, и конечно ария Сании из одноименной, первой татарской оперы. И сама Зюгра Байрашева была первой – профессиональной татарской оперной певицей. Сценическая её судьба довольно быстро заместилась педагогической и помнящие её сейчас, застали Байрашеву в статусе пожилого уважаемого профессора Казанской консерватории. Но все начиналось в бурные 20-е гг., когда жили и творили создатели новой татарской культуры. Зюгра Байрашева была среди них.
Опере «Сания» посвящено несколько ценных исследований, включая статью известного казанского музыковеда Гузель Юнусовой. Так, удалось реконструировать обстоятельства постановки и распределения ведущих партий. Известно, что главную роль в опере «Сания» С. Габяши создавал специально для своей любимой ученицы Сары Садыковой, однако по семейным обстоятельствам она не смогла участвовать в премьере. Позднее, муж Сары Садыковой режиссер Газиз Айдарский поставит для неё вторую редакцию оперы. А 1925 году в премьерных спектаклях блистали младшая сестра Сары Садыковой Разия Садыкова и героиня нашей статьи Зюгра Байрашева. Начинающие певицы учились в вокальном классе Казанского восточного музыкального техникума у признанных в городе педагогов О. Замбелли-Молотковой и Е. Ковельковой. Юная Зюгра Байрашева часто выступала в концертах, уже имела в Казани свою публику.

Родилась Зюгра Байрашева в 1906 году в Касимове Рязанской губернии. Как часто, в конце XIX-начале XX вв., этот уездный город на Оке становился местом рождения многих видных представителей татарского народа! И энергичные девушки из касимовских купеческих семейств, прокладывали пути к новой жизни, овладению профессией, становились первыми в своем народе.  Разыя Кутлуярова, первой из татарок получившая медицинское образование. Сара Шакулова – выпускница Сорбонны, «татарская Ковалевская», первая татарка-математик. Неистовая революционерка и педагог Сагдия Булатова, создававшая студенческий театр, а после свершившийся Февральской революции обличавшая буржуазию с балкона. Муршида Бикжанова, ставшая авторитетным этнографом и много лет изучавшая культуру народов Средней Азии. Другие известные и уже забытые имена.
Зюгра Байрашева была много младше их, но особая «пассионарность» Касимова, благодатный джадидский уклад сказались и на её судьбе.
В отличие от многих касимовских купцов-меховщиков, многочисленный клан Байрашевых традиционно владел ресторанами и буфетами в разных частях империи. Были годы, когда Байрашевым принадлежали почти все станционные буфеты на пути из «Петербурга в Москву». Большой ресторан Николаевского вокзала в Петербурге также содержали Байрашевы. В петербургской татарской общине, и в особенности в её касимовском магометанском приходе, большим влиянием обладал купец Атаулла-хаджи Байрашев (1846-1908).
К ветвям этого богатого рода принадлежала и Зюгра Байрашева.

Но ей не было суждено долгое счастливое детство. В революционные годы умирают её родители и маленькую Зюгру забирают сестры, жившие в Вологде. Из Вологды она и перебралась в Казань, в музыкальный техникум. В Казани её ждала судьбоносная опера «Сания».
… Успешный дебют в опере «Сания» предопределил её путь. Для продолжения образования Зюгра уехала в Москву, где провела почти все 30-е гг. Среди её учителей по классу оперной подготовки Московской консерватории были маститые советские дирижеры Николай Голованов и Леонид Баратов.
Однако самым важным этапом в профессиональном становлении Зюгры Байрашевой стала учеба в Татарской оперной студии при консерватории у опытного Назария Райского (когда-то среди его учеников был сам Лемешев, приехавший из Твери).  
     Среди  соучениц Байрашевой – её сверстницы Галия Кайбицкая, Асия Измайлова, Марьям Рахманкулова - вскоре все они станут ведущими певицами оперного театра в Казани. Учится в оперной студии и совсем молодая Мунира Булатова. Здесь же – будущие корифеи  Фахри Насретдинов и Усман Альмеев. В Татарской оперной студии Зюгра Байрашева встретила и свою любовь – драматического тенора Льва Маева.

Литературную часть в студии возглавлял Муса Джалиль. В качестве постоянных либреттистов и переводчиков в литературной части работали известные татарские писатели – Фатхи Бурнаш, Ахмет Файзи, Махмуд Максуд, Хасан Туфан, Ахмед Ерикей, Салих Баттал, Мансур Крымов, Карим Тинчурин и другие. Они выполняли переводы песен, романсов, оперных арий на татарских язык. Вновь, как и в Казани 20-е гг., уже в Москве 30-х гг. Зюгра Байрашева в центре культурной жизни.  

В стенах консерватории и на репетициях концертов Байрашева часто общается с молодым композитором Назибом Жиганов. Сотрудничество с ним – сценическое и преподавательское, определит в дальнейшем всю её судьбу.
 А пока, помимо интенсивной учебы, Зюгра активно участвует в концертах, проходящих на сцене Дома Асадуллаева в Замоскворечье – тогда уже Татарского рабочего клуба им. Хусаина Ямашева. Это - и школа, и опыт, и небольшой заработок. Байрашеву тепло принимает московский татарский зритель, однако иногда с иронией обсуждает некоторые её выступления. Как вспоминала современница Байрашевой (также уроженка Касимова) Рауза Кастрова, татарские песни и арии зачастую давались Зюгре непросто. Она еще слабо владела татарским литературным языком, пела с заметным русским акцентом. Да и особый касимовский говор, знакомый ей по раннему детству, выделяется не только лексическим, но и фонетическим своеобразием. Над произношением Байрашевой татарских слов часто шутили, но зритель её любил и тепло принимал. По окончанию студии она возвращается в Казань и вступает в труппу молодого оперного театра.

 Конечно, «языковые» недостатки были характерны не только Зюгре Байрашевой, но и многим её коллегам. Любопытный документ в тему – приказ по только что созданному в Казани оперному театру, датированный маем 1939 года, в котором указывалось, что «Борьба за чистоту изучаемого татарского языка на данном ответственном этапе формирования оперного театра заслуженно считается активной борьбой за создание национальной оперы, за качественное открытие театра в срок. Но, несмотря на это, состояние культуры языка в нашем театре еще не находится на должной высоте. Совершенно мало уделяется внимания коллективному изучению основ фонетики, не систематизировано преподавание языка, сказывается отсутствие руководящего ответственного лица над общей языковой культурой пения, налицо разобщенность методов преподавания фонетики и имеют место нарушения общего литературного языка».

Реклама

Тут стоит отметить, что в 20-е и особенно в 30-е гг. в СССР сложилась оригинальное правило – переводить западноевропейскую оперную классику на русский язык, а с него – и на национальные языки. Так еще в студии, в 1935-36 гг. полностью на татарский язык были переведены оперы «Фауст» (М. Максуд), «Свадьба Фигаро» (М. Джалиль) и «Евгений Онегин» (Х. Туфан). Эти оперы планировалось включить в репертуар оперного театра. Были сделаны и переводы на татарский язык современных советских опер «Мать» В.Желобинского (М. Джалиль и А. Файзи) и «В бурю» Т. Хренникова (М. Максуд и А. Ерикей). Сложное и неоднозначное это явление очевидно было вызвано глобальными идеологическими задачами советской власти – необходимостью знакомить народные массы с содержанием мирового искусства.  Но на деле все выглядело не так радужно, терялась техника исполнения и изящные итальянские оперы становились похожими на произведения соцреализма. Байрашевой довелось жить и выступать на сцене в это время…


Репертуар Зюгры Байрашевой в Казани за 10 лет её службы в театре был на редкость широк и сложен.  Микаэла  в опере Ж. Бизе «Кармен», Чио-Чио-сан Дж. Пуччини, Маргарита в опере «Фауст» Ш. Гуно, Татьяна в «Евгении Онегине» П. И. Чайковского. Сотрудничество с Назибом Жигановым продолжилось; Зюгра Байрашева пела в его операх «Качкын», «Ирек», «Ильдар», «Тюляк». Композитор доверял ей премьерные спектакли.  Её Райхана, Бибисара, Сажида, Аембике становились образцами исполнения этих знаковых для своего времени татарских партий.
Сценическая конкуренция была велика, в труппе театра находились первоклассные певицы – исполнявшие заглавные партии репертуара колоратурного сопрано Галия Кайбицкая и Шафика Кутдусова, меццо-сопрано Мунира Булатова. Однако Байрашева, певшая в партиях лирического сопрано занимала свое особое место и ушла из театра не из-за закулисных интриг или проблем с репертуаром. К 1948 году мучившая её астма заставила Зюгру Гиреевну покинуть сцену. Незадолго до этого по болезни из театра ушла и вернулась в Москву певица Саида Девишева (1907-2003), как и Байрашева происходившая из касимовских татар, учившаяся с ней в оперной студии. В военном 1944 году в Москву вернулась и любимая публикой Асия Измайлова, возглавившая вновь открытую  Татарскую оперную студию при Московской консерватории и татарскую театральную при ГИТИС.
Началась новая жизнь. Еще за год до ухода Байрашевой из труппы Назиб Жиганов пригласил её преподавать в руководимую им консерваторию. Муж Зюгры Гиреевны – Лев Соломонович Маев (1904-1988), оставался в труппе вплоть до 1971 года, до времени их вынужденного отъезда из Казани…
В консерватории Зюгру Байрашеву ждал новый успех – вокальная педагогика стала её призванием. В 1955 году она возглавила кафедру сольного пения. К мнению Зюгры Байрашевой Жиганов, собравшему в консерватории корифеев музыкальной культуры, прислушивался. Её голос весомо и убедительно звучал во время экзаменов. Профессор Казанской консерватории Нина Петровна Варшавская поделилась со мной своим воспоминанием о Байрашевой: «Мне посчастливилось с ней немного поработать, она была очень деятельный и творческий профессионал, любила свою работу до фанатизма. Очень интересны были ее обсуждения выступлений студентов после экзаменов. Как специалист она была высокого класса. Знала себе цену». Легендарный оперный певец Эдуард Трескин также тепло вспоминает Байрашеву:   «Она принимала меня в консерваторию, была педагогом по камерному пению. Позднее мы работали вместе на вокальной кафедре. Очень энергичная женщина, эмоциональная, с чувством стиля в пении».


В её классе всегда было много молодежи, стремившихся учиться именно у Зюгры Гиреевны. Благодаря Байрашевой в Казанскую консерваторию поступила запоздавшая абитуриентка из Уфы Зиля Сунгатуллина. Как вспоминала Зиля Даяновна, приёмные экзамены в консерваторию уже закончились, и взяли её только благодаря тому, что заведующая кафедрой сольного пения Байрашева буквально за руку привела опоздавшую абитуриентку в кабинет с роскошным белым роялем на прослушивание к ректору Жиганову. Поначалу тот выразил сомнение в отношении юного возраста и миниатюрности Зили, на что она горячо стала уверять его в том, что это — не помеха: «Я обязательно вырасту! Да и вы — не очень высокого роста...»

Но отношения Байрашевой с Жигановым не были столь идиллическими. Сложный характер, не любовь к компромиссам привели в 1972 году Зюгру Байрашеву к конфликту с всесильным ректором. Предмет противоречий двух титанов татарской музыки сейчас уже никто не вспомнит, но Байрашева уступила своему старому товарищу. … И бросила налаженную профессорскую жизнь в одной из лучших консерваторий страны. Вслед за ней, покинул театр и Казань и её муж, вышедший на пенсию.
Зюгра Байрашева приняла предложение знаменитого башкирского композитора Загира Исмагилова (1917-2003), переехала в Уфу и стала преподавать в местном институте искусств. Поначалу она планировала поработать год-два и вернутся в Казань, однако задержалась в Башкирии на 12 лет. Зюгре Гиреевне было предложено заведовать кафедрой сольного пения и одновременно руководить классом камерного пения.
Уфимская диспозиция стала зеркальной казанской: композитор – он же живой классик, автор опер (через несколько лет Загир Исмагилов, подобно Жиганову станет народным артистом СССР); он же – создатель и ректор высшего музыкального учебного заведения; Байрашева – ведущий вокальный педагог.

Как отмечала верный и преданный концертмейстер и ассистент Зюгры Байрашевой  Галия Мухамедова: «12 лет работы Зюгры Гиреевны в Уфимском институте искусств сыграли огромную роль в развитии  вокальной  школы  Башкортостана. Результаты деятельности профессора Байрашевой не замедлили сказаться в первый же год ее приезда. Стены Уфимского института и великолепного Шаляпинского концертного зала наполнились голосами молодых певцов - студентов и педагогов кафедры. Не менее двух раз в году давались открытые концерты класса камерного пения профессора З. Г. Байрашевой. Они неизменно проходили в переполненном зале и встречали горячий прием у слушателей». Занятия Байрашевой со студентами в классе камерного пения почти всегда были открытыми и собирали многих представителей уфимской интеллигенции, восхищавшихся её владением актерской техникой и глубоким пониманием театральной режиссуры. Приходили артисты башкирской оперы, преподаватели вокала, музыковеды. А студенты – перед экзаменами, бесконечными конкурсами или судьбоносным выпускным распределением, оттачивали у Зюгры Байрашевой свою технику. Класс камерного ансамбля Байрашевой прошли свыше 100 казанских и уфимских певцов. Среди уфимцев, это и прославленный баритон, рано ушедший из жизни Радик Гареев. Байрашева представляла музыкальную Уфу на Всесоюзных конференциях по вопросам подготовки вокальных кадров в вузах. Её слушали и слышали.

… Самый последний год жизни (и учебный год тоже) Зюгра Байрашева провела в Казани. Она вернулась в 1983 году в родные стены Казанской консерватории, Жиганов её принял назад. Но уже в 1984 году Зюгра Гиреевна Байрашева умерла.
Потомки Зюгры Байрашевой живут в Уфе и Казани, её ученики с успехом выступали в лучших театрах и концертных залах; в своей нынешней педагогической работе используют вокальные приемы, помнят её - строгую, решительную, и отзывчивую, до конца жизни – артистичную, помнившую о своем былом сценическом успехе.
А в истории искусства она осталась первой профессиональной татарской оперной певицей.

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Подари подписку!
  • "Единый налоговый платеж" - ЕНП
  • "Кто такой самозанятый? Как стать самозанятым?Преимущества"
  • "Любишь кататься, люби и транспортный налог платить"
  • "Платим налоги - создаем будущее сегодня!"
  • Потребуй чек!
  • Пожар в парке горького. Фоторепортаж
  • Доблесть
  • Виртуальная АТС - MANGOOFFICE
  • Красная гвоздика