Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Финал национального чемпионата русский

Бадрутдин Магомедов. Стихи из подборки «Тюркская поэзия Дагестана»

Стихи Б.Магомедова  в переводах  В.Бояринова, П.Кошеля, В.Артёмова, М.Аскерова для подборки тюркской поэзии Дагестана  специально для журнала «Идель» подготовила Миясат Муслимова – известный поэт, переводчик, литературный критик, лауреат литературной премии имени Расула Гамзатова.

Реклама

 

 

По словам Миясат Муслимовой, стихи поэта «пронизаны, как кровеносными сосудами, любовью – подлинной, глубокой, одухотворённой… Любовью, прозревающей небесное в земном… Сквозные образы всего творчества автора: образ вселенной, распаханной, как поле, и засеянной звёздами; образ поля и хлеба; образ пути человеческого, неразрывно связанного с миром природы; образ Дома как начала и меры всего… Я не могу назвать других авторов, с которыми можно сравнить Бадрутдина по потрясающей реалистичности и одухотворённости портретов своих земляков, односельчан, по узнаваемости в них простоты и величия народа, по таланту отношения к людям...»

 

ГОЛОСА

 

Бессонница. Ночь. Звездопад пронизал небеса,

И мысли полны нескончаемой тихой печали.

Не зная препятствий, знакомые нам голоса

Приходят такими ночами.

 

Разверзлась земля, и, объятый туманом, ко мне

Отец окровавленный вышел:

– Мой мальчик, когда умирал я в чужой стороне,

Ты боли моей не услышал.

 

И девушка, ложью сражённая в жизни легко,

Себя посчитавшая лишней:

– Твой друг меня предал, – сказала, – ты слушал его,

А боли моей не услышал.

 

Ребёнок, чьи дни оборвал налетевший недуг,

Ребёнок, который не выжил:

– И детям, и старцам отзывчивый ласковый друг,

Ты боли моей не услышал.

 

Бессонница. Ночь. Звездопад пронизал небеса,

И мысли полны нескончаемой тихой печали.

Не зная препятствий, знакомые нам голоса

Приходят такими ночами.

 

Перевёл Пётр Кошель

 

РАЗДУМЬЕ ПЕРЕД ЗАРЁЙ

 

Словно буйволы – в дальней дали –

Лунной полночью горы легли.

 

Упаду на ржаную копну,

Звёздам вызревшим грудь распахну.

 

Из созвездия высучу нить,

Чтобы полы полночные сшить.

 

Зачерпну из протоки озёрной

Звёзды, как кукурузные зёрна.

 

Я объятием встречу зарю,

Солнцу двери зари отворю.

 

И посею я радость в долине,

Чтоб светлее здесь было отныне.

 

Мне ли свежие борозды в поле

Не близки, не отрадны до боли?

 

Будто брови по лику Земли,

Эти борозды мягко легли.

 

Я сноп солнца возьму поутру,

Я колосья в руке разотру,

 

Разбросаю зерно из горсти,

Чтоб сторицей ему прорасти!

 

Перевёл Владимир Бояринов

 

ИДУТ ЖЕНЩИНЫ

 

Всё длиннее и длиннее тени.

Женщины торопятся домой.

Ежевикой схвачены колени,

Икры исцарапаны стернёй.

 

Потные, натруженные лица…

Женщинам и это не впервой.

Поступь горяча, и раскалиться

Впору бы дороге полевой.

 

Женщины торопятся с работы

В мыслях и заботах о земном.

Пахнущие солнцем, словно соты,

Росными утрами и зерном.

 

И они и пели, и любили,

Зажигали взглядами сердца

И, как звёзды, юношей манили –

И хранили верность до конца.

 

Пусть им чужды модные одежды

И мечты о звонком серебре,

Пусть им чужды смутные надежды

О свалившемся с небес добре.

 

Но они и сами – золотые

В неподкупной гордости своей,

Аульчанки, женщины простые,

Вечером идущие с полей.

 

Не пощевелить уже рукою,

И тесны чувяки от зерна…

Женщины торопятся, –

С тоскою

И бедой знакомы как одна.

 

Женщины, не знавшие покоя,

От вестей посмертных

До конца

Ожидая мужа с поля боя

И лаская сына без отца…

 

Залегли в глубокие морщины

Их долготерпение и труд.

Встаньте, победители-мужчины, –

Женщины идут!

 

Перевёл Владимир Бояринов

 

* * * 

 

Умерло Море.

Так отворите

бронзовые ворота небес,

снимите золотые засовы Солнца.

Бури и штормы, стихшие на поминках,

в облаках похоронят Море.

 

Умер Поэт.

Так отворите

широкие ворота Земли,

разбудите горькие колокола Любви.

Мужчины,

неся к синему закату жёлтую зарю,

в сердцах людей похоронят Поэта.

 

Перевёл Пётр Кошель

 

ПРИТЧИ

 

Эх, ребята,

Горе не моё…

Притча есть,

Послушайте её:

 

Путь домой – колючий снег занёс,

На земле метель и холодина,

Сын пути не выдержал – замёрз…

Мать потом на кладбище ходила,

Чтобы в стужу лютую, в мороз

Шубою своей укрыть могилу…

 

Что кричит, пророчит

Вороньё?

Притча есть,

Послушайте её:

 

Старый вол споткнулся, захромал,

Старый вол от молодых отстал…

«Пусть резвятся, дело молодое,

И большой бы не было беды,

Если бы не жажда…» А следы

Мутною заполнены водою.

 

Это не придумка,

Не враньё –

Притча есть,

Послушайте её:

 

Волк забыл про честь свою и долг,

Изменил волчице подлый волк,

Что ж теперь, не затевать же драку…

Жаль волчицу… Верная жена.

Но, повыв, помаявшись, она

Вышла замуж с горя за собаку.

 

Что ж вы зашептались,

Ё-моё?..

Притча есть,

Послушайте её:

 

Некий путник, на лихом коне

С вечера отправился к луне,

Пролетел долиною, как ветер,

Он всю ночь без устали скакал,

Рылся в облаках, луну искал,

А под утро – солнце в небе встретил...

 

Это всё – случилось не со мной,

Горе не моё, сюжет чужой, –

Ничего не сдвинув, не нарушив,

Эти притчи я пересказал,

Только вышло, сам не ожидал! –

Что открыл вам

Собственную душу!..

 

Перевёл Владислав Артёмов

 

КУМАНЫ ИДУТ, КУМАНЫ…

 

День был так долог, что едва вместился

в степные дали. День жестокой битвы…

Из кумыкского героического эпоса

 

– Вы, вросшие в коней своих. В пожарах

Столетий опалённые, но гимн

Поющие доныне благородству,

Откликнитесь, куманы, кто вы, кто?

 

– В шатрах, как степь просторных, обитая,

В душе нам мнился тесным этот мир.

Мы грудь себе стрелою прошивали,

Чтобы от рабства уберечь сердца

И по законам, посланным нам Небом,

Мечом встречали недругов, добры

Ко всем гонимым были мы, куманы,

Рождённые, чтоб славить тюркский род.

 

Побед несчётных жатву собирая,

Луною – в ночь, а солнцем восходя,

Не воинством своим – густым туманом,

Летя стрелой и тужась тетивой,

Несутся с кличем грозные куманы.

 

Мечами сшит ковёр сражений. Пусть

Враги с мольбой взывают к ним,

Колени не преклонят. Дорогою добра

Ведут коней своих они, куманы,

И возглавляя резвый бег эпох,

В котле времён варясь, себя бальзамом

Для ран больной земли предначертав,

В свободе счастье видели куманы.

 

Отвагою пылал их дух. Глаза

Сверкали молнией. Ордой несметной

Пустившись в путь с Алтая в ранний час,

Закат уже встречали за Уралом,

Зарёй багряной оседлав коней,

Мечтой степные ночи освещая,

Ветрилом гривы лошадей подъяв,

Гонимые восточными ветрами,

И сквозь века, Атиллы зов маня,

Они на Запад взоры устремили.

 

К Тенгри с молитвой тихой на устах

Европу прочно с Азией связали.

Земля кругла, куманский меч луной –

Деянья предков пусть рассудит время…

 

Перевёл Мурат Аскеров

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Цитаты из журнала
  • Финансовая культура
  • Молодые актеры в образах юбиляров сезона
  • ВКЛ: вернисаж казанской литературы
  • СМИ
  • Театр
  • Цитатник