Реклама
Новости/Эксклюзив
Видео
  • Переход на цифровое ТВ

Сергей Евсеев об инклюзии, адаптивной и лечебной физкультуре

ПОВОЛЖСКАЯ АКАДЕМИЯ – НАСЛЕДИЕ УНИВЕРСИАДЫ

- Сергей Петрович, говорят, что для Поволжской академии вы – «отец родной». Это так?

- Соглашусь, пусть это и нескромно. Когда я увидел то, что останется по программе наследия (Концепция сохранения и использования спортивных арен и объектов городской инфраструктуры, построенных при подготовке к Универсиаде-2013 – прим. ред.) то, конечно, был очень впечатлен. Вопросы спортивной и учебно-лабораторной базы наших физкультурных вузов всегда были проблемой номер один. И тот потенциал, который я увидел в Казани, поставил перед нами – Юсупом Диганшеевичем (Якубовым, ректором Поволжской государственной академии физической культуры, спорта и туризма – прим. ред.) и вашим покорным слугой – задачу сделать лучший физкультурный вуз Европы, если не мира. Нужно было организовать нетипичный процесс преобразования Набережночелнинской академии (Камская государственная академия физической культуры, спорта и туризма – прим. ред.) в Поволжскую. Мало кто представляет, как было трудно перевезти академию в Казань, сохранив ее в Челнах. Речь ведь шла о людях. Но все было сделано корректно и вовремя, с учетом пожеланий каждого преподавателя и студента.  Это было непросто, но помог колоссальный опыт ректора, его управленческие компетенции, которые он нарабатывал в течение многих лет в спорте и в исполнительной власти в Набережных Челнах. Им заблаговременно, еще когда достраивался комплекс объектов для Универсиады, были произведены некоторые реконструкции «под академию». Это касается и преобразования имеющихся площадей в аудиторный фонд.  И сейчас нет никаких сомнений, что вуз является ведущим в России.

- О том, что объекты Универсиады можно использовать под вуз, думали уже во время строительства?

- Нет, основной базовый документ FISU - Минимальные требования по организации и проведению универсиады – говорил лишь о том, какой набор объектов должен быть. Та же ситуация сейчас в Красноярске, никто пока там вуз не задумывает. Хотя я не раз говорил, что по отличному образцу Казани нужно создавать там отраслевой вуз.

- Вопрос еще и в том, что объекты Универсиады – это прежде всего арены для проведения крупных соревнований, а не учебные корпуса…

- Да, и это еще одна колоссальная проблема, которую еще я начал решать, а Юсуп Диганшеевич довел до конца. Потому что вопрос финансирования содержания этих мощнейших сооружений не укладывается в нормативы. И заполнить их студентами по расписанию занятий, исходя из образовательного стандарта, просто нереально. У вас же не бассейн, а дворец для нескольких водных видов спорта! Все исходило из требований международных стандартов к спортивным сооружениям, иначе нельзя было бы проводить такое крупное мероприятие, как Универсиада. Поэтому и возникла идея концепции наследия, в рамках которой объекты отдавались не только в спортивную отрасль. Была грамотно и правильно изначально выстроена цель, заблаговременно сделано множество дополнительных вещей. Что важно, и руководство республики уделяло этой теме огромное внимание! Я имею в виду прежде всего Президента РТ Рустама Минниханова. Также довольно пристально контролировал этот вопрос министр спорта РФ Виталий Мутко, оказывая своевременную и всегда очень грамотную помощь. И нужен был уникальный менеджмент, чтобы поддерживать объекты в таком хорошем состоянии, как это сейчас происходит. Нужно было предлагать дополнительные услуги по системе переподготовки кадров, по работе с населением и по сотрудничеству с региональными спортивными федерациями, вписываться в федеральный единый календарный план. Юсупу Диганшеевичу удалось собрать вокруг себя команду из активных толковых специалистов, была разработана огромная детальная комплексная программа по постоянному увеличению контингента студентов, привлечению преподавателей. Ректор проводит огромную работу по привлечению средств. Это примерно пятьдесят на пятьдесят, то есть, количество привлеченных средств сопоставимо с количеством бюджетных. И сегодня потенциал спортивной базы академии плюс хорошее оснащение научной аппаратурой однозначно делают академию ведущей в России. Я как человек, курировавший это направление в отрасли, смело могу это утверждать.

- Как вы оцениваете научный потенциал академии в Казани?

 - Для меня важно, чтобы обучение и спортивная практика проходили в едином пространстве. И как раз это получается в Поволжской академии. Студенты здесь могут посмотреть на членов сборных России, которые проводят на вашей базе тренировочные мероприятия. Это передовая практика. А подключив науку, вы видите их взаимодействие. Научно-образовательный и тренировочный центр – отличная площадка для подготовки специалистов, это прекрасный потенциал для получения информации и вырабатывания навыков у студентов!

ОБРАЗОВАНИЕ – СТЕРЕОТИПЫ – ИНКЛЮЗИЯ

- В Казани отмечают пятилетний юбилей Универсиады. А в России – столетие физкультурного образования.  Для вас это связанные даты?

- Я бы больше сказал о Лесгафте, который, как никто другой, понимал, что образование в области физической культуры и сама физическая культура – это не только работа с телом: мышцами, связками. Это работа с интеллектом. И Лесгафт, кстати, всегда был против чрезмерного использования метода показа, призывая включать воображение по словесному описанию действия. Он называл это не «физическое воспитание», а «физическое образование». И это важно, потому что многие говорят, как развить силу, гибкость, обучить каким-то движениям, и забывают, что физкультура – это повод работать с человеком, с личностью!

- Считаете ли вы Поволжскую академию рубежом в плане главной темы ваших научных работ – инклюзивного образования?

-  Инклюзия в сфере образования отличается от других интеграционных процессов. И вузы, и школы пытались интегрировать инвалидов в процесс образования, просто запуская их в школы, ничего, по сути, не меняя. Что тоже вроде бы неплохо – это же общение. Но они были сами по себе. Я бы выстроил такой ряд: сегрегация, то есть, изоляция (инвалиды в своих специальных школах и вузах, как это было в советский период), потом мейнстриминг – сближение (дети могу вместе поиграть), интеграция и инклюзия – высшая степень, когда вся система образования адаптируется к требованиям инвалидов. И сверстники, и родители должны быть подготовлены. И краеугольный камень этого процесса, «ватерлиния», за которой начинается инклюзия, когда есть реальная совместная образовательная деятельность: конференции, диспуты. А не когда, допустим, незрячий сам по себе в уголке сидит, не пытаясь включиться в дискуссию. Речь идет не просто о совместном пребывании, чем ограничивалась интеграция, а о совместной деятельности в спорте. Но в повседневной тренировочной и образовательной деятельности это пока редкое явление. Хотя это нужно как инвалидам, так и здоровым, которые начинают по-другому смотреть на мир и на проблемы свои и других людей.

ОТ ЛЕЧЕБНОЙ К АДАПТИВНОЙ ФИЗКУЛЬТУРЕ

Адаптивная физическая культура – это занятия спортом для людей с ограниченными физическими возможностями (инвалидов), серьезными отклонениями в состоянии здоровья и даже просто слабо физически развитых людей.

- Адаптивная физкультура является неотъемлемой частью инклюзивного образования. Как в нашей стране занимаются спортом люди с сердечными заболеваниями, астмой, сахарным диабетом?

- Здесь кроется своеобразная ловушка. Для инвалидов уже разработали нормативы ГТО, а вот людей даже из спецмедгрупп врачи к сдаче ГТО не подпускают. А ведь они еще даже не инвалиды, и у них значительно меньше проблем со здоровьем. Потому что боятся, что человек может превысить разрешенную нагрузку. В чем разница между ЛФК (лечебной физкультурой – прим. ред.) и адаптивным спортом? В ЛФК никакой соревновательности быть не может. А адаптивный спорт, наоборот, настроен на то, чтобы помочь человеку реализовать все, что у него осталось. Конечно, с учетом противопоказаний. Но до соревнований человек допускается. И в итоге паралимпийцы выдают такие результаты! Колоссальная сила паралимпийского движения в том, что там есть состязательность. Но она может быть опасна для тех, к примеру, кто перенес инфаркт: на эмоциях человек может перешагнуть грань. Больные сахарным диабетом очень хотят соревноваться! И нагрузки им не противопоказаны. Но под контролем врачей, иначе сахар упадет, и все может закончиться смертью. Поэтому пока в спорт их не пускают – у нас все решают специалисты. А вот в США проходит марафон для лиц, перенесших инфаркт. Есть страховка – решать тебе. В сорока странах развивают «спорт траснплантантов», наши медики пока против. И спорт для аутистов у нас пока запрещен. Потихоньку мы пробуем, пытаемся изменить стереотипы. В чем суть олимпизма? Это не только жажда победы. Это помогает человеку самоутвердиться. И это может реально отвлечь от болезни. Но действовать нужно аккуратно, особенно с теми, кто может легко навредить себе, даже просто играя в шахматы и волнуясь.

- Специалист по адаптивной физкультуре отличается от обычного тренера?

- Ваш покорный слуга совместно с группой энтузиастов в 1996 году разработал образовательный стандарт подготовки этой особой категории специалистов. А сегодня это уже направление подготовки со своим бакалавриатом и магистратурой. Они должны знать коррекционную педагогику, большой объем медицины. Они должны глубоко понимать психологию, а она у инвалидов непростая: у них бывает не только депрессия, но и агрессия. При этом я считаю, что и обычный тренер способен, пройдя курс переподготовки, работать в адаптивной физкультуре. В Поволжской академии есть кафедра, идет набор студентов. Вуз в этом направлении в лидерах.

- Россия в этой сфере далеко отстала от Запада?

- В СССР считалось, что инвалиды – это пережиток загнивающего капитализма с его нещадной эксплуатацией человека. Верили, что внедрение плановой экономики само решит это проблему. В итоге в угоду идеологии картину стали «припудривать». Это вбило в головы наших сограждан колоссальное количество стереотипов. Что это плохо. Но каждый должен понимать, что инвалид – такой же человек, что 90 процентов инвалидностей обусловлено не зависящими от нас факторами: экологией, ДТП, наследственностью. Стереотипы сильны и сейчас. Приходит тренер в бассейн, предлагает открыть группу для инвалидов, а ему директор говорит: у нас для здоровых-то денег нет. О чем тут говорить! А должно быть так: есть у тебя сто рублей, десять отдай инвалидам (примерно таково соотношение здоровых и инвалидов во всем мире). Должны быть обеспечены равные возможности и приспособленная среда. И Поволжская академия в авангарде этого движения. Образовательная деятельность, курсы, семинары, созданные здесь условия для инклюзивного образования – все это постепенно меняет сознание людей. Как и успехи паралимпийцев. Спорт заставляет посмотреть на своих соотечественников под другим углом.

- Каким вы видите будущее Поволжской академии?

- Разумеется, у вуза прекрасное будущее и огромный потенциал. В этой связи я хотел бы пожелать ректору академии Юсупу Диганшеевичу Якубову успехов в реализации всего задуманного, дальнейшем развитии вуза спорта и всей отрасли физической культуры нашей страны.

 Фотграфии из архивов Поволжской государственной академии физкультуры и спорта

Реклама
Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Подпишись им выиграй!
  • Жилье
  • Куда звонить
  • мойтатарстан
  • инфографика стройтельство
  • .
  • Татарстна
  • иду на чемпионат
  • инфографика
  • WS