Реклама
Новости/Эксклюзив
  • Татарская фарфоровая коллекция Заместитель руководителя Республиканского агентства РТ по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа» Эдуард Хайруллин на своем YouTube-канале «Новая Тартария» рассказал о том, как на Императорском фарфоровом заводе в Санкт-Петербурге к 100-летию ТАССР создавали татарский коллекционный чайный сервиз.
    47
    0
    0
  • «Я узнаю тебя из тысячи по словам, по глазам, по голосу» Чиновники Татарстана считают, что республике есть необходимость наделять городские камеры системой распознавания лиц и госномеров.
    43
    0
    0
  • Памятник руковотворный под охраной В Казани начал свою работу XIX Всероссийский съезд органов охраны памятников истории и культуры. Он собрал более 400 участников из 73 регионов страны.
    66
    0
    0
  • Столовая для кабана В Алькеевском районе для диких животных организовали лесные «столовые» — ребята вместе со взрослыми сделали кормушки для косуль, лосей, кабанов, положив в них сено, овес и соль.
    67
    0
    0
Видео
  • Вечные люди

СМИ VS соцсети

Анна Качкаева, журналист, медиакритик, профессор коммуникации, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, автор и редактор учебника «Мультимедийная журналистика» (победитель Национальной премии «Книга года - 2018»:

 

Журналистика умирает? Профессия в кризисе? А может, журналистика всего лишь стремительно меняется? Какими бы оптимистичными или пессимистичными ни были ответы, все они будут верными. Сегодня мы имеем дело с совершенно другой журналистикой по сравнению с той, которой учили 30 лет назад, когда я получала диплом отделения журналистики КГУ. Потому что изменилась страна, экономика, технологии, мы.

Каждый человек – почти медиа. Он вплетен в медийное средство, всегда на связи и подключен к Сети 24/7. Он создает цифровой язык и изображения (пост, селфи, сторис), вовлечен в медийное сопереживание через цифрового себя и «френда» (лайк, шер, репост, эмодзи), медийное самовыражение, игровые механики (развлечение, киберспорт) и цифровую интерактивность (групповые чаты, онлайн-обучение). Уже выросло поколение, чье взросление произошло и происходит неразрывно от технологий, привыкшие к неограниченному доступу к информации визуалы – это и новые потребители медиаконтента, и его создатели.

Уходит в прошлое понятие «СМИ», а для поли- или мультиканальных медиа уже не важен сайт и наличие традиционной редакции. Важен совокупный контент, когда медиа «живет» одновременно на всех платформах, а главная страница становится витриной, общей «точкой входа» для распространения содержания в разные средах. В штате действующих редакций, которые могут работать удаленно, все больше программистов, создателей визуализированной информации, digital-менеджеров. Сетевые издательства превращаются в платформы монетизации авторских проектов и брендов, потребитель полезной и эффектно упакованной деловой информации, часто может не знать, что это может быть не СМИ, а, например, подразделение банка. Или, может не догадываться, что материалы верстает робот, редакция уже давно ничего не пишет, а «вечно зеленые» материалы ротируются, привлекая новых читателей, генерируя трафик и предоставляя площадку для рекламы. Грань между журналистикой и не журналистикой стирается на глазах, статья, как форма письма в каком-то смысле девальвируется, потому что многие тысячи людей делятся с окружающими качественными и талантливыми текстами.

Пуш-уведомления, ставшие сегодня единицей контента. «Рассылки» и «карточки» как форма объяснительной и дайджест-журналистики. Исторические сериалы в виде социальных сетей. Мобильные устройства, победившие в области медиапотребления (для чтения СМИ больше не нужен настольный компьютер) и повсеместный теперь пользовательский опыт (быстрая загрузка, удобочитаемость текста, простота навигации). Конвергенция нативной рекламы и мультимедийных проектов. Рекомендательные сервисы, дающие возможности публиковаться и зарабатывать на доходы от рекламы блогерам и медиа брендам, перспектива новой дистрибуции без СМИ, персонализированная экосистема. Эксперименты с дополненной и смешанной реальностью, у которых хорошие трансмедийные перспективы – от бумаги в погружение (ожидают, что рынок VR, виртуальной реальности, к 2025 году будет оцениваться в 80 млрд. долларов). Актуалиазция темы робоэтики: медиа, которые используют алгоритмы для создания новостей неизбежно встают перед необходимостью ответить на вопрос о мере ответственности за ошибки не только человека, но и машины. Все это уже реальность мира медиакоммуникаций и мультиканальных медиа.

Но несмотря на все стремительные перемены, которые происходят с медиа в цифровой среде, запрос на авторитетную, объясняющую, сопереживающую, необходимую миру журналистику, умеющую интересно рассказывать истории для всех существующих и возникающих платформ и каналов, работать для людей и в интересах общества, вряд ли когда-нибудь исчезнет.

Ринат Билалов, генеральный директор регионального отделения деловой электронной газеты:

 

Роль журналистики была и остается очень разной: информировать, решать проблемы общества, развлекать и так далее. Каждое издание и каждый журналист выбирает свой собственный путь. В современной России журналистика слишком часто стала мутировать в пропаганду, и я вижу, как часто молодые журналисты не могут провести грань, не отличают одно от другого. Самая главная особенность сегодняшнего момента в том, что СМИ и профессиональные журналистские коллективы утратили монополию на информацию. Соцсети и каналы в мессенджерах сейчас зачастую дают более интересный и оперативный материал, чем многие СМИ. На мой взгляд, именно это определяет будущее журналистики: с одной стороны – снижение качества информации, с другой – резкое увеличение участников информационного рынка и, как следствие, обострение конкуренции. Скорее всего, в результате станут невостребованными многие журналисты традиционных СМИ – те, кто не сумел перестроить мышление. Безусловно, талантливые журналисты всегда будут в цене, но я не завидую тем, кто не работает над собой постоянно и не развивается. Люди, которые не владеют глубоко какими-либо темами, будут все меньше интересовать редакции и издателей.

Роман Королев, с 2009 по 2014 год – корреспондент дирекции информационных программ и ведущий ток-шоу на канале «ТНВ», с 2014 по 2015 год – главный редактор татарстанского делового телеканала, с 2015 года – руководитель собственного видеопроизводства:

 

На мой взгляд, журналистики, какой она была до развития интернета, уже не существует. Когда единственным каналом распространения информации была пресса (твой парикмахер и ближайший продуктовый рынок не в счет), ответственность журналистов была куда выше – именно от них зависели не только точность и скорость передачи информации, но и подача, определяющая эмоциональный фон восприятия аудитории, и, самое главное – контекст. Сейчас контекст аудитория выбирает сама, сама интерпретирует информацию и экстраполирует ее на собственную аудиторию, приправив своими оценками и выводами.

Кроме того, журналистика давно потеряла и одну из своих главных святынь – значимость первоисточника. Кто первый дал новость, помнит лишь поисковик, аудитория же не придает этому значения. Да и первоисточниками все чаще становятся непрофессионалы. Любой гражданин, снявший и выложивший в соцсети происшествие (сейчас это очень просто), автоматом становится журналистом. А если он это делает регулярно, да еще и активно комментирует свои наблюдения, он вполне может тягаться в популярности и влиянии на аудиторию с каким-нибудь городским изданием. И это я не вспоминаю блогеров, которые осознанно и весьма успешно пытаются отобрать хлеб и деньги у зарегистрированных СМИ.

Информационная память аудитории сильно сократилась. Аудитория сейчас хорошо запоминает только свои эмоции, а не цифры, факты и выводы. Она мало думает, но много чувствует –  отсюда заполонившие все эмодзи и мат, вошедший в обиход, казалось бы, культурных людей. Поэтому в сегодняшнем информационном поле властвуют не блестящие аналитики и вдумчивые корреспонденты, а шоуранеры и пиарщики. Оруэлл о таком и помыслить не мог – газеты не нужно перепечатывать, достаточно переврать факт эмоциональнее первоисточника, и событие в умах аудитории заиграет новыми красками… или вообще сотрется.

Что изменилось бы в вашем мире, если бы внезапно перестали работать все СМИ? В моем, скорее всего, стало бы гораздо спокойнее.

А в будущем журналистика как профессия не нужна. Наши дети не будут читать и смотреть пережеванные и переработанные кем-то за деньги новости. Они посмотрят прямую трансляцию участника событий. В крайнем случае, зададут ему пару вопросов. Лично. Получается, что все люди станут журналистами.

Владимир Сыченков, кандидат филологических наук, спич-тренер, обучает технологиям публичности и продаж:

 

Журналистика в кризисе, а когда было по-другому? Мы переживаем очередной сложный период, который надо рассматривать как профессиональный вызов. Да, нивелируется ценность даже не экспертного мнения, а самого факта. Фейк правит миром. Люди не понимают, что происходит, зато четко ощущают, что ими манипулируют. Я не хочу оценивать это в категориях «хорошо» – «плохо». По факту, журналистике нужно искать новые пути к рассудку и сердцу аудитории, чтобы вернуть доверие. При этом я оптимист. Журналистика как профессия будет развиваться, впитывая технологические инновации блогерства, укрепляя свои позиции как источника достоверной и беспристрастной информации.

Регина Чибрикова, педагог школы журналистики, корреспондент информационно-рекламного издания:

 

Информатизация, формирование общественного мнения, в какой-то степени пропаганда – журналистика сегодня редко предстает обнаженной. СМИ сражаются на медиа-арене за рейтинги, а человек постоянно находится в плотном кольце кем-то продвигаемой информации.

Современному журналисту не обязательно обладать аналитическим складом ума, желанием помогать обществу. Достаточно умения оказываться в нужное время, в нужном месте и предупредить дедлайн. Краткость, оперативность и достоверность – сегодня, пожалуй, это одни из определяющих признаков востребованных аудиторией СМИ. Уходят на задний план печатная журналистика, радиоформат. Теряется ценность самого журналистского текста, как искусства слова.

Будущее профессии журналиста? Работа нон-стоп. Пишущих журналистов уже сегодня мало. Любящих работать с текстом еще меньше. Дети, воспитанное на видео-каналах, социальных сетях и развлекательных шоу с трудом удерживают в руках газету дольше пяти минут. А ведь журналистика будущего – это именно они. Это то, что в мы в них вкладываем сегодня.

Антон Шабардин, старший корреспондент газеты «Республика Татарстан»:

 

Роль журналистики можно рассматривать в разных приложениях и разных плоскостях. В широком смысле она является одним из важнейших факторов социальной коммуникации. В более узком – это элемент саморегуляции общества при условии, что в конструктивном ключе выстраивается, к примеру, взаимодействие власти и общества, этноконфессиональных групп, формируется некое единство пространства и целей. В то же время, что бы там ни говорили, журналисты – солдаты идеологической войны, где оружием может выступать даже пресловутая политкорректность.

Думаю, большинство нынешних функций журналистика будет выполнять и в дальнейшем. Однако границы профессии журналиста имеют тенденцию к расширению. В значительной мере это связано с развитием технических средств коммуникации. На роль журналистов могут, к примеру, претендовать блогеры, способные собирать многотысячную аудиторию. Вопрос лишь в том, насколько широко будут трактоваться профессиональные стандарты.

Руслан Серазетдинов, основатель контент-бюро:

 

Я придерживаюсь старого принципа «Долг журналистики – успокаивать обеспокоенных и тревожить ублаготворенных» (Джером Лоуренс). Эта роль продолжает сохраняться, от нее журналистов никто не избавлял. Вопрос в том, как нынешняя журналистика ей соответствует. Если мы говорим о «парадных СМИ», чаще всего принадлежащих государству, то они эту роль выполняют лишь в первой части. Частные СМИ, едва сохранившиеся, эту роль примеряют на себя уже в полной мере, каждое – с тем или иным успехом. К сожалению, практически исчезла способность журналистов быть независимыми, быть над ситуацией, уметь оценивать мнения разных сторон. Для этого необходим и жизненный опыт, и внутренняя уверенность в самом себе, и объем знаний, а этого нет или же очень мало.

Значим в этих изменениях и экономический фактор – отрасль серьезно поменялась, из нее ушли деньги, и это ведет к оттоку сильных кадров. Они идут в копирайтинг, в сценарии, в рекламу, PR, словом, в те отрасли, где умение коммуницировать по-прежнему цениться высоко. Естественно, этот отток также не повышает уровень современных журналистов и их соответствие роли, которую я обозначил выше. Если говорить о будущем журналистики, то я вижу тренды, отмеченные Мирошниченко еще лет десять назад – смерть газет (sic! как бы печально это ни было), рост гражданской журналистики и всевозможных форматов, создаваемых пользователями (UGC, что видно на примере vc.ru или тех же телеграм-каналов), слияние журналистики с другими отраслями деятельности (ИТ как флагман).

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • "Кто такой самозанятый? Как стать самозанятым?Преимущества"
  • "Любишь кататься, люби и транспортный налог платить"
  • "Платим налоги - создаем будущее сегодня!"
  • Потребуй чек!
  • Пожар в парке горького. Фоторепортаж
  • Доблесть
  • Виртуальная АТС - MANGOOFFICE
  • Красная гвоздика
  • Мотоблок, ТВ, планшет и другие призы за подписку
  • "Интеллектуальные транспортные системы и элементы ситуационных центров"