Реклама
Новости/Эксклюзив
  • Звездные учителя татарского языка В Сети появилось второе видео образовательного проекта «Азбука Важных Слов», в рамках которого звезды эстрады, спорта, Интернета и телевидения знакомят зрителя с татарскими словами.
    23
    0
    0
  • Туркменбаши - почетный гость Сабантуя Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов приедет с однодневным визитом в Казань в воскресенье.
    20
    0
    0
  • Войти в фотоисторию Казани В Казани планируется провести конкурс среди профессиональных фотографов и фотографов-любителей на лучшие летние и осенние фотоснимки города.
    22
    0
    0
  • Дагестан возглавил татарстанский кадр Премьер-министр Дагестана, бывший министр экономики РТ Артем Здунов назначен исполняющим обязанности главы Республики Дагестан.
    19
    0
    0
Видео
  • Финал национального чемпионата русский

Современной женщине не хватает воспитания

Эльвира Владимировна Турентинова родилась 1 января 1938 года Ленинграде. Все 900 дней блокады она провела в родном городе. Окончила электротехникум, музыкальную школу, Университет искусств им. Крупской. В 1971 году переехала в Казань, 25 лет проработала музыкальным руководителем в детском саду № 117 Советского района Казани. Эльвира Владимировна – активный член Совета ветеранов своего района. Ведет активную общественную деятельность. Награждена знаком «Жителю блокадного Ленинграда», лауреат премии «Женщина года-2018» в номинации «Героиня третьего возраста». Вдова, семья сына проживает в Санкт-Петербурге.

 

Случайное имя, случайная жизнь

Рядом с Турентиновой, аристократкой по крови, содержанию, образу мысли, невольно хочется подрасти. В прямом и переносном смысле. Сама собой выпрямляется спина, исчезает ненужная жестикуляция, тон разговора становится ровным, а слова правильными. Вдруг обнаруживается, что хорошие манеры тебе не чужды. Просто они исчезают из обихода за, вроде бы, ненадобностью.

Эльвира Владимировна родилась в Ленинграде в профессорской семье.

Жизнь ее начиналась, как в кино про ушедшую эпоху: большая дружная семья, в которой все друг друга любят и уважают, никогда не повышают голос, обедают исключительно за красиво сервированным столом и непременно в столовой, по вечерам музицируют, читают вслух книги и ведут неспешные интересные беседы.

«Все в нашей семье было очень утонченно, как-то естественно красиво. Мы жили в этой атмосфере, соблюдая этикет, причем, не только внешний, но и в общении друг с другом», – вспоминает Эльвира Владимировна.

В доме был телефон – по тем временам большая редкость. Это награда дедушке Эльвиры – профессору Горного института – за созданный им учебник «Металловедение», который был настольной книгой для многих поколений советских инженеров.

Семья проживает в самом центре Ленинграда в пятикомнатной квартире с большим белым камином. Возле него так приятно сидеть с любимой книжкой! И именно этот камин потом, спустя некоторое время, поможет выжить нескольким ленинградцам в страшные блокадные зимы.

А пока, до войны, здесь идет обыкновенная жизнь.

В 1938 году в семье появилась на свет девочка, которой несколько дней пытаются придумать имя. Семейные споры не утихают: маме не нравится обычное имя Ольга, так как, по ее убеждению, «все Ольги несчастливы». А папа не хочет называть дочь Еленой, потому что «Елены должны быть только прекрасными, а еще не известно, что у нас вырастет».

Зазвонил телефон. Бабушка сняла трубку и там закричали: «Але, Эльвира, это ты?». Ошиблись номером, но зато у новорожденной наконец-то появилось имя. Бабушка приняла решение: «Ну, вот и будет Эльвирой».

Правда, популярное в Татарстане, но редкое для Ленинграда имя в семье не прижилось: девочку называли исключительно Ирой. Но судьба все равно все поставила на свои места: Ира-Эльвира оказалась в Казани, и имя, данное ей с рождения, вернулось к Турентиновой. Теперь уже навсегда.

Эльвира Владимировна любит повторять: случайное имя – случайная жизнь.

Понятно, что имя, и впрямь, появилось случайно. Но почему жизнь свою она так называет?

Может, потому, что с детства мечтала быть артисткой, знала наизусть сотни стихов, прекрасно пела и танцевала? А пришлось закончить скучный электровакуумный техникум и пединститут. Мама, имевшая непререкаемый авторитет у детей, сказала: надо сначала получить серьезную профессию, а потом уж думать, способна ли ты только на «кушать подано» или что-то более значительное?

В ее судьбе так и не случилось большой сцены. Только в последние годы Эльвира Владимировна выступала с известным в республике хором «Волжанка». Но от творчества далеко не ушла – многие годы была музыкальным работником в детском саду. Это все в Казани.

А до Татарстана Турентинова успела поработать на закрытом военном объекте в Волгоградской области. Подробностями до сих пор не делится, ибо еще в прошлом веке дала подписку о неразглашении и держит слово по сей день. Вспоминает только, что была единственной женщиной среди сотен военных. А еще в память врезалась картинка: бескрайняя беспокойная степь, по которой снуют маленькие шустрые суслики. «Они выбегали мне навстречу, когда я выбиралась подышать воздухом, и вытягивались в струнку, завидев меня», – рассказывает Эльвира Владимировна.

Уже в Казани дворянка Турентинова поработала даже дворником. За метлу пришлось взяться, когда умер муж и не на что стало жить и растить сына. Как истинная аристократка, она с достоинством переносила бремя своей жизни. Совсем как императорские дочки, которые в войну шли в госпиталь и наравне с простолюдинками ухаживали за тяжело ранеными солдатами.

А, может, свою жизнь она называет случайной потому, что, по ее словам, все время борется со своим нутром: она всего стесняется. Особенно, просить что-то для себя. Вот уже второй месяц, к примеру, Турентинова не может пойти в банк и забрать свои пять тысяч рублей. Такой подарок сделал Президент Татарстана всем казанским блокадникам на юбилей снятия блокады Ленинграда. «Я не могу даже представить, как я приду и буду спрашивать: мне тут деньги причитаются, дайте их. Это невозможно!», – говорит казанская петербуженка.

Крысы приходили на свой обед

Говорить о блокаде ей до сих пор тяжело. Но она снова и снова идет в казанские школы рассказать детям, что пережили люди в XX веке, как и почему выжили.

В блокаду, известно, ленинградцы съели все, что двигалось – собак, кошек, птиц и даже мышей. Но мало кто знает, что и их, людей, ели. Крысы. Те самые крысы, что чуть не уничтожили жителей Северной столицы. «Однажды по радио прозвучало важное сообщение: Внимание! Не шевелитесь! На нас движется армия крыс, если не хотите быть съеденными, сидите дома тихо и закройте все двери и окна!. Все стояли, затаив дыхание, смирно и смотрели на то, как пробегает черная волна по дорогам города и пожирает тех, кто не успел добраться до дома. Через полчаса крысиная волна стала уходить в озеро и больше они не возвращались», – рассказывала на одном из «Уроков мужества» Эльвира Владимировна.

Ее так же чуть не съели крысы. Так получилось, что девочке приходилось иногда оставаться одной на ночь в квартире – бабушка лежала раненая в госпитале, мама работала. Как-то утром к маленькой Эльвире забежала соседка поинтересоваться, все ли у нее в порядке, не скучно ли ей одной. «Нет, ко мне иногда приходят мышки, и они со мной разговаривают», отвечала девочка. Соседка поняла, что к Эльвире приходили крысы – чтобы объесть ее труп, как они это сделали с мальчиком из соседской квартиры.

«Я была тогда совсем маленькой и не понимала, что это были не мышки, а крысы, и они хотели меня съесть. Эти твари съели и моего соседа, а произошло это так. Мой сосед жил со своим дедом, когда дед уходил на завод, он оставлял внуку тарелку с двумя кусками хлеба. Приходив с завода обратно домой, он спрашивал его: «Ты съел хлеб?». Он отвечал: «Нет». «Тогда кто же его съел?». «Я отдал его крысам, которые сюда приходили, чтоб они меня не съели». На следующий день дед опять отрезал два куска и положил на тарелку, дал внуку ружье и сказал: «Если они придут, стреляй! Они испугаются и уйдут, тогда ты спокойно доешь хлеб». По возвращении деда тарелка была полна, и тогда дед решил зайти в комнату к внуку. Он увидел ужасную картину. Мальчик лежал на полу, а вокруг него – крысы, которые поедали его труп!», – написала Эльвира Владимировна в «Дневнике юной блокадницы».

У Турентиновой есть своя миссия: рассказывать современным детям о блокаде. О трагедии советского народа, ленинградцев, которые «умирали, но не сдавались». «Дети должны знать и помнить, какой ценой досталась им нынешняя мирная жизнь», – считает моя собеседница.

И они, прагматичные и в чем-то даже циничные, плачут, слушая живого участника той трагедии. И пишут ей в ответ: «Скажу честно, во время вашего рассказа невозможно было сдержать слез. Я будто была в том Ленинграде, будто чувствовала, видела все вашими глазами. Я запомнила ваши слова – мы ослушиваемся наших родителей, мы часто их не ценим. Я сейчас пишу вам и слушаю ту самую симфонию Шостаковича, которую играли в блокадном непобежденном Ленинграде. Спасибо вам! Анастасия»; «Это была страшная история, столько смертей и страданий… Мне очень запомнился момент, когда мальчика загрызли крысы. Почему все так жестоко?! Дильбар»; «Спасибо вам, что вы жили и прошли через этот, без сомнения, ад на земле, чтобы в будущем наш народ мог жить в «раю», в мире без войны. Арслан». «Мне тяжело раз за разом вспоминать весь этот кошмар, через который я и мои ленинградцы прошли. Но дети должны это знать. Они должны знать, какую цену имеет кусок простого хлеба», – считает Эльвира Владимировна.

После блокадных 900 дней, когда у всех, кто переживал их в самом Ленинграде, много лет было одно желание – наесться! – самая любимая еда Турентиновой – хлеб: «А если хлеб белый, да еще со сливочным маслом! Да с кусочком сыра! Ничего вкуснее я не знаю!»

«Человек – пустая бочка, ее надо наполнять»

Сегодня дворянка-блокадница Турентинова, по ее словам, живет со вкусом. И счастливо. «Мне 82 года, за плечами долгая разная жизнь. Но главное, что я сегодня счастлива, потому что до сих пор очень востребована. Я нужна людям. У меня каждый день расписан чуть ли не по часам: хожу на Уроки мужества, участвую в выставках со своими работами по ковровой вышивке, вот Мэр приглашает (на вручение премии «Женщина года» в номинации «Героиня третьего возраста» – прим. ред.), с ветеранами готовим разные мероприятия, встречи с журналистами и просто с приятельницами. Собираюсь на презентацию фильма Блокада… Мне некогда думать о скучных или грустных вещах. И это самое настоящее счастье. Я счастлива, потому, что у меня есть крыша над головой, чего у многих нет. Я нахожусь среди единомышленников. У меня здесь, в Казани, есть друзья-блокадники – старые ленинградцы. У меня хорошие сын и внук, с которыми я никогда не испытывала морально-этических проблем. У меня не было в семье пьяниц. Окружающие добры ко мне, и у меня очень добропорядочные отношения с родственниками. Конечно, я счастлива – а как иначе?!», уверена Эльвира Владимировна.

Ее расстраивает лишь одно: «Сегодня в людях нет культуры. Ее никто в них не взращивает. А человек – это пустая бочка, которую надо наполнять. Чем наполнишь, то и получишь. Современная женщина совсем не Женщина. Потому, что у нее нет воспитания. Ее никто не учит, как настоящая женщина должна ходить, сидеть, есть и пить. Никто не рассказывает, что за книги надо читать, как, куда и какие носить платья. Меня воспитывали бабушка и мама. Я с детства знала все манеры, принятые в приличном обществе. У нас в доме не приветствовали, например, когда говоришь на повышенных тонах или при разговоре размахиваешь руками. Достаточно было одного слова «неприлично» и ты навсегда запоминала, что так делать нельзя. Или вот: в 17 лет я решила впервые в жизни покрасить свои волосы в парикмахерской. Домой бежала окрыленная, такая, как я считала, похорошевшая. Папа увидел, помолчал – и велел идти назад в парикмахерскую возвращать свой цвет волос. Иначе: «ты уйдешь из дома, так как наша дочь не может быть вульгарной». Или еще такой пример: как-то я обувалась в прихожей вместе с репетитором своей сестры. Вынула ноги из домашних туфель и долго что-то возилась с ботинками. В этот момент в прихожую вышел отец, который отозвал меня и спрашивает: ты стояла перед посторонним мужчиной с голой ногой? Из дома выйдешь только после того, как он уйдет – ты вела себя перед ним неприлично. И вот этот страх вести себя неприлично или, не дай бог, кого-то поставить в неловкое положение остался на всю жизнь. Жаль, что в современных женщинах этого нет. Манеры, воспитание делают из женщины Женщину. Грустно, что сегодня это мало кто понимает».

Ей постоянно задают один и тот же вопрос: не хотите ли написать книгу о своей жизни о блокаде, ленинградцах и казанцах, об аристократической семье в Петербурге и буднях дворника в Казани?

Она не хочет. Говорит, что все уже сказано-рассказано другими. Но, скорее всего, ей просто некогда. Эльвиру Владимировну Турентинову ждут новые встречи, люди, события. «Клеточка на небе мне еще не приготовлена», улыбается она.

А, может, свою жизнь она называет случайной потому, что, по ее словам, все время борется со своим нутром: она всего стесняется. Особенно, просить что-то для себя. Вот уже второй месяц, к примеру, Турентинова не может пойти в банк и забрать свои пять тысяч рублей.

«Мне тяжело раз за разом вспоминать весь этот кошмар, через который я и мои ленинградцы прошли. Но дети должны это знать. Они должны знать, какую цену имеет кусок простого хлеба», - считает Эльвира Владимировна.

На следующий день дед опять отрезал два куска и положил на тарелку, дал внуку ружьё, и сказал: «Если они придут, стреляй! Они испугаются и уйдут, тогда ты спокойно доешь хлеб». По возвращению деда тарелка была полна, и тогда дед решил зайти в комнату к внуку. Он увидел ужасную картину. Мальчик лежал на полу, а вокруг него - крысы, которые поедали его труп!

Сегодня в людях нет культуры. Ее никто в них не взращивает. А человек – это пустая бочка, которую надо наполнять. Чем наполнишь, то и получишь. Современная женщина совсем не Женщина. Потому, что у нее нет воспитания.

Реклама
Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама
  • Цитаты из журнала
  • Финансовая культура
  • Молодые актеры в образах юбиляров сезона
  • ВКЛ: вернисаж казанской литературы
  • СМИ
  • Театр
  • Цитатник